Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Сергей Лысков

Красное. Чёрное. 13

Огромный электронный баннер красовался над входом в терминал космопорта, на нем крутили рекламу и социальные ролики для популяризации глобализма, иногда там проскакивали умные мысли современных философов и писателей. Но зачастую на это обилие агитации никто не обращал внимания, благо технологии сегодняшнего дня искусно создают виртуальное одиночество, в любом гаджете есть функция: блокировать входящий трафик, и это большой плюс нашего мира. Так совпало, что одно из спорных высказываний господина Харти, кстати, проданное за хорошие деньги, он собственнолично увидел, из окна воздушного такси аккурат перед выходом.

«Импровизация вот он, секретный ингредиент счастья, живите без плана в голове, все самое интересное происходит здесь и сейчас». Лайф-тренер Том Харти.

Брезгливо скривив большой рот и подумав, к чему бы это совпадение, автор данных слов просунул руку в терминал для оплаты такси. В надежде на быстрый скан ладони он растопырил прямые пальцы, но система оплаты, как нарочно, сбрасывала луч к запястью, не отображая личность пассажира. Робот-водитель включил лицевой распознаватель и попросил оплатить таким способом. Завязав гладкие аспидно-черные волосы в хвостик, Том, негодуя, заиграл скулами, но все же подставил под перекрещенные лучи голову. Не в его ситуации скандалить по поводу устарелой модификации машины, а значит, долгой оплаты, ведь он опаздывал на семинар, и каждая секунда промедления была на вес золота, отмена важного мероприятия в лунной колонии, как минимум, грозила убытками, а как максимум, на кону была репутация известного лайф-тренера. Уже десять лет он стабильно делал воскресные эфиры где учил поклонников секретам счастливой жизни. По задумке, новый эфир соединил бы семинар на Луне и стрим в социальных сетях, став одним из тех эфиров, после которых о тебе говорят даже те, кто не в теме. Анонс этого мероприятия уже красовался на личной страничке лайф-тренера, мало того, он уверенными темпами набирал лайки. А значит, надо поторопиться купить билет и долететь до Луны.

— Поменяйте сканер, — стараясь не двигаться во время идентификации личности, сквозь зубы процедил Том. — Почему нет закона о запрете постгарантийного использования техники?

— Не двигайте головой, пожалуйста, — попросил приятный голос робота. — Осталась минута, анализатор собирает данные. Пожалуйста, потерпите.

И, как только появилась зеленая иконка банковской карты напротив графы «Оплата за перевозку», безукоризненно сложенный мужчина с черной бородкой а-ля эспаньолка, раздраженно нажал на экран. Дверь открылась, холодный ветер со снегом ударил в лицо. Том поднял воротник пиджака и, перепрыгивая лужи, поспешил в терминал космических перелетов. Одетый в серые джинсы, голубую кофту, замшевый терракотового цвета пиджак, черные туфли и клетчатый шарф, господин Харти немного диссонировал на фоне начинающейся метели. Можно было подумать, что этот обеспеченный мужчина оделся не по погоде, но не стоило волноваться, это была «умная» одежда, в ткань которой помимо цветовых волокон вплетены сверхпрочные полимерные нити. Говоря проще, одежда за доли секунды адаптировалась к любым перепадам температуры и, как бонус, могла менять цвет в зависимости от настроения хозяина.

Возле входа в здание проходил какой-то митинг, шумная толпа с электронными плакатами скандировала малопонятную речовку, а несколько активистов останавливали прохожих и собирали подписи.

— Спасибо вам, уважаемая, ваш голос важен для нас, — в метре от Харти юркий активист поблагодарил полную женщину в ярко-красном плаще, та кокетливо улыбнулась и поспешила войти в здание.

— Мужчина, не проходите мимо, подпишите петицию, — этот же наглый небритый активист преградил дорогу Тому. — В ней все по делу, спасем планету, остановим индустриальную революцию и глобализацию мира.

Встав на биофон, Харти включил энергобарьер, мысленно радуясь, что современные технологии позволяют избежать контакта с подобными индивидами. Но активист широко расставил ноги и выставил руки, сдерживая движения биофона. Харти даже улыбнулся такому упорству.

— Прочь с дороги, я обращусь в полицию, — крикнул он сквозь защитный барьер.

Рослый, широкоплечий лайф-тренер со спины походил на спортсмена. Цепкий и хитрый взгляд в сочетании с бархатным баритоном только усиливал брутальный образ сильного мужчины, который легко мог бы отодвинуть наглеца и спокойно продолжить путь. Но Харти старался избегать конфликтов, особенно с незнакомцами, публичный статус обязывал держаться подальше от скандалов.

— А я узнал тебя, — прокряхтел активист. — Ты по воскресеньям учишь молодежь жить. Да, точно! — он всем телом навалился на биф. — Слушай, друг, ты нам необходим, за тобой пойдут тысячи. Подпиши петицию, и мы откроем миру глаза, наша планета превращается в Марс. И всему виной мировое правительство и роботы.

— Уйди с дороги, перееду — получишь травму, — пригрозил Харти. — Я реально тороплюсь. — Но наглец не сдавался. — А, черт с тобой, упертый болван, — Том остановился и просигнализировал роботу-охраннику о конфликте. — Сам напросился.

— Подпиши петицию, это единственное, что остановит мир от уничтожения, — продолжал умолять активист.

— Уйди прочь! — крикнул Том и уверенно посмотрел в его выпученные от натуги глаза. — От того, что вы разделите мир на страны, планета не станет чище, поэтому не трать мое время.

— Пропусти его, милый, — обняв активиста, вмешалась в конфликт худощавая женщина. — Не трать свои силы. Богатство не означает интеллект.

Харти хотел было ответить, но его гневный посыл женщине, перебил подошедший страж правопорядка. Мигая сигнальными огнями, робот-полицейский дал понять, что держит ситуацию под контролем и, сканируя людей, перешел к процедуре урегулирования конфликта.

— Гражданин Харти, что послужило поводом для вызова? — грозным механическим басом спросил вооруженный робот.

— Я опаздываю, и этот мужчина мешает пройти в терминал, — ответил Том.

— Я тут сидел, — грубо возразил активист. — А этот богатей, никого не замечая, ехал на своем биофоне.

— Что! — возмутился Харти. — Это ложь!

— Прошу вас обоих вытянуть руки и смотреть на сканер, мне нужен доступ к вашим биометрическим данным для детального разбирательства причины конфликта, — приказала машина.

— Доволен, болван? — злобно косясь на Харти, прошептал активист. — Теперь сам будешь объяснять, зачем обратился в полицию.

Однако разбирательства были недолгими, как выяснилось, у наглеца имелось разрешение на митинг и сбор подписей в защиту их интересов, а доказать хамское поведение, когда одна из сторон все отрицает, сложно, пришлось бы делать запрос на изъятие видеоматериала с камер наблюдения, а это минимум полчаса драгоценного времени. Поэтому Том заявил, что конфликт исчерпан, и аннулировал свой вызов.

А тем временем до регистрации на рейс оставалось каких-то пятнадцать минут. Поднявшись по ступенькам, лайф-тренер на ходу протянул руку и получил доступ в зону досмотра. Мощный анализатор за секунды считал биометрические данные с ладони, разрешив гражданину войти.

— Другое дело! — разведя руки для сканирования тела, сказал Том. — Мгновение на обработку данных. А все потому, что заботятся о своих клиентах.

Загоревшийся зеленый свет на прозрачной защитной стене, которая и была единственным входом в терминал, говорил о добропорядочности гражданина и позволял пройти внутрь. И как только человек делал шаг через зримую преграду, искусственный интеллект узнавал все, что нужно знать о гражданине, естественно, предлагая алгоритм дальнейшего действия, каждому свой, это так называемый клиент-ориентированный подход с главным постулатом бизнеса: «Все лучшее — для постоянных покупателей!»

Голос помощника в динамике биофона: «Добро пожаловать в терминал азиатской компании космических перевозок «Космофлот», если вы разрешите доступ к вашим личным данным, весь спектр услуг будет доступен в меню биофона. Напоминаю, что у вас есть непотраченные бонусные мили, которыми можно оплатить часть перелета в любом из доступных направлений. Наша компания желает приятного вам полета, гражданин Объединенной Земли».

Разрешив доступ к оперативной памяти биофона, Том ускорил шаг, параллельно листая трехмерную схему терминала. Он хоть и был частым гостем подобных мест, но в сложившейся ситуации предпочел воспользоваться навигатором. Память коварная штука, во время стресса может и подвести. Задав нужный маршрут, господин Харти активировал биф и включил максимально разрешенную скорость. До закрытия продажи билетов на рейс оставалось пять минут.

У окна покупки билетов на прямые рейсы до Луны стояла чем-то озадаченная женщина. На вид ей было лет сорок, яркий красный плащ, перекинутый через сумочку, вязаное вишневого цвета платье и красные ботинки для туристов. Пышные формы ее тела удачно сочетались с короткой стрижкой, красной помадой полных губ и выразительным макияжем чайного цвета глаз. Круглое лицо, аккуратный носик, румяные щечки и огненно-рыжий цвет волос, весьма эффектная женщина, можно предположить, что у нее армия поклонников, если бы не некая скованность в поведении. Словно она впервые демонстрирует миру такой образ. Возможно, поэтому она то и дело извинялась за медлительность у окошка продажи билетов, пытаясь что-то найти в сумочке. А время предательски ускорялось, но Харти не стал терпеть этот номер с поиском непонятно чего в казавшемся бездонном аксессуаре, и как только незнакомка выложила очередную вещь на стойку, он нагло подвинул нерешительную особу.