Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Да, Марик! Если что с тобой случится, мы тебя на себе понесём, — жеманно пообещала Татьяна.

Чем-то эта компания не понравилась Вадиму. Они выбивались из общего фона и выглядели лишними. Их уместнее было бы увидеть на берегу Средиземного моря, чем в суровой природе русского Севера. Наверняка так казалось и остальным. Елена нагнулась к уху Виталия и что-то прошептала. Не нужно было уметь читать по губам, чтобы понять, что она высказалась об этой странной троице.

На дороге показалась машина, издалека заморгав фарами.

— Так, вот и наши москвичи!

Зураб пошёл встречать последнюю партию туристов.

Подъехал «праворукий» японский минивэн. Из него шумно выбрались четыре человека. Два мужчины, чуть за тридцать и две девушки, около тридцати лет. На них была одета одинаковая форма с логотипом известной фирмы выпускающей туристическую экипировку. Мужчина повыше достал мощный фотоаппарат, остальные трое сразу же приняли эффектные позы и ощерились улыбками. Высокий сделал несколько снимков. Потом троица притянула водителя и сфотографировалась с ним.

— Здравствуйте покорители Севера! — крикнул высокий москвич.

Группа ответила нестройными приветствиями.

— Эти москвичи приехали сделать фотоочет о походе для спонсора. Совместить приятное с полезным, — негромко поведал Зураб. — Так, у вас три пирожка и чай включены в трансфер. Можете перекусить, и сразу отправляемся.

— Спасибо, друг, мы сыты, по дороге перекусили. Всем на борт, с якоря сниматься! — прокричал высокий москвич.

Вадим заподозрил, что в таком непосредственном поведении виноват алкоголь. Высокого москвича звали Юрий, его товарища Виктор, а девушек с ними — Вероника и Софья. Все они были из одной фирмы — крупной торговой сети, занимающейся спортивными товарами и экипировкой. Девушки могли оказаться ещё и спортсменками в прошлом. Вике показалось знакомым лицо Софьи.

Группа зашла на катер. К ним присоединился ещё один инструктор, которого звали Стас. Вещи спустили в трюм, а сами остались любоваться природными пейзажами. Судёнышко затарахтело мотором, корпус задрожал мелкой дрожью. Набирая скорость, катер помчался по реке.

На воде было прохладнее, чем на берегу. Набегающие потоки воздуха заставили Вику трястись от холода. Вадим снял куртку, укрыв ею Вику и себя. Катер плавно взлетал и оседал на мелкой волне. Солнце искрами отражалось в брызгах, разлетающихся от корпуса судна. Затем солнце зашло за тучи и стало ещё прохладнее. Спустя полчаса начался редкий дождь, и стало совсем уныло. Народ по одному стал забираться в трюм.

— А мы пойдём? — спросил Вадим Вику. — Ты не замёрзла?

— Нет, мне хорошо здесь. Давай останемся, пока не ливанёт сильнее?

— Давай, — согласился Вадим.

Под курткой на самом деле было тепло, а близость к Вике — приятна и желанна. От лёгкого волнения в теле Вадим совсем не замечал дождя.

Катер покинул реку и вышел в озеро. Оно носило название Мелкое. Озеро на самом деле было большим, и мелким только в сравнении с Марианской впадиной. Они пролетели мимо острова, на котором было ещё одно, собственное озеро. Дождь прекратился, и снова выглянуло солнце.

На борт поднялся Зураб.

— Так, сейчас стоянка тридцать минут. Пришвартуемся у рыбацкого домика. Там вас ждёт рыбный обед. В трансфер входит одна порция ухи, хлеб и стакан чая. Всё остальное за ваши деньги.

— А пиво там есть? — из-за спины Зураба, наполовину высунувшись из прохода в трюм, показался Марк.

— На алкоголь у нас табу. Вы же подписали правила, — напомнил Зураб.

— О, хорош друган. Если сильно хочется, то немного можно. Я понимаю, что тарифы здесь совсем не как на материке. Я согласен с ними и готов платить.

— Нет, алкоголя не будет, — жёстко ответил Зураб.

Марк что-то пробубнил и снова исчез в трюме.

— Слушай, какого лешего они поехали в этот поход? — спросила Вика.

— Я о том же самом думаю. Он будет тормозить всю группу.

— Если будет сильно мешать, мы его назад вертолётом отправим. За его счёт, разумеется, — ответил Зураб, невольно услышав разговор Вики и Вадима. — Не в первый раз.

На деревянном причале, стоящем на сваях и выдающемся в воду метров на пять, уже стоял человек в непромокаемой рыбацкой накидке. Он умело захватил канат и привязал его к колышку. Инструктор Стас передал встречающему деревянный помост, чтобы туристы безопасно сошли на берег. Помост ходил под волной и некоторые туристы, особенно девушки, испуганно ступали на зыбкую опору. Зураб страховал их, делая это умело и довольно галантно. Вадиму показалось, что их инструктор большой специалист по общению с противоположным полом.

— Не надо, я сама, — Вика не приняла помощь Зураба, протянула руку Вадиму, успевшему встать на причал, и ловко перескочила к нему по качающейся переправе.

Возле почерневшего от сырости и времени рыбацкого домика стояли в ряд несколько столов. Рядом с ними, в большом казане, стоящем на конической конструкции из камней, похожей на тандыр, варилась уха. Повар гонял её поварёшкой и, судя по усилиям, уха была густой. На столе уже были приготовлены деревянные миски с деревянными ложками.

— Настоящая уха не раскроется ни в какой посуде, кроме деревянной, — громко, чтобы все слышали, произнёс встречавший катер мужчина. — После обеда можете приобрести посуду в качестве сувенира.

Кто-то обрадовался этому, а кто-то счёл это очередным разводом на деньги. Вика схватила Вадима за руку:

— Я куплю. Хочу себе такую ложку и тарелку, — у неё даже глаза засветились.

— Вик, это же развод, — Вадим посчитал своим долгом предупредить подругу.

— Пускай.

Туристы заняли места. Повар проверил готовность блюда и предложил подходить к нему по очереди. Порции получились солидные. Запах от ухи, смешанный с чистотой природного воздуха, был неимоверно аппетитным. К ухе подали и горячий хлеб. Несколько буханок вынесли из избушки, как младенцев, завёрнутых после бани в полотенце. Он был горячий и бесподобно вкусный. Вика жмурилась от удовольствия каждый раз, когда откусывала хлеб или поднимала ложку с ухой.

Зураб и Стас зашли в избушку. Там находился один из местных. Они вышли оттуда, когда трапеза подходила к концу. Вадим сидел к ним ближе всех и слышал обрывки их разговора.

— Там, в Америке, говорят, ураган прошёл. Я по спутниковому смотрел новости, и там сказали, что сильный ураган приближается к западной части континента, — произнёс местный. — А потом этот канал вырубился. И ещё несколько, которые вещают из Америки.

— Да, блин, чёрт те что с погодой творится. Экологию совсем загадили, — поддержал его Стас.

— Да, не говори. Рыбы в озере убавилось за десять лет раз в пять. Приезжают с электроудочками, сетями, динамитом глушат. Лодки у многих старые, бензин и масло в воду идут, — сокрушался местный. — Одни мы, как дураки, каждый год лицензию берём.

Зураб посмотрел на небо из-под ладони.

— Кажется, погода наладилась. Это хорошо, сегодня пройдём озеро Ламу и высадимся на реке Омон-Юрях.

Местный тоже глянул в небо.

— Да, развёдрилось, хотя прогноз был другой. Я боялся, что вы проскочите мимо, чтобы успеть за полночь на стоянку. Кто бы эту уху доедал? Нам с Жорой на месяц хватило бы.

— Я и сам боялся. Москвичи эти ещё задержались.

— Кажись, поели туристы, — заметил местный.

Зураб подошёл к завершавшей трапезу группе.

— Так, минуточку внимания! Сейчас мы продолжим путь дальше, и в тех местах связи уже не будет. Так что у вас последний шанс позвонить родным и близким.

Вадим потянулся к телефону, но передумал. Он редко звонил матери, живущей в деревне. Отчасти из-за того, что связь там была отвратительной и нужно было забираться на крышу, чтобы нормально поговорить. Отчасти из-за того, что мать не особо интересовалась его делами. После смерти отца, мать вышла за вдовца с двумя детьми. Они были младше Вадима, и получилось так, что Вадим сразу стал за взрослого, а спустя пару лет и совсем лишним. После девятого класса он уехал в город, да так и осел в нём. Новую семью он никак не мог считать своей. Ездил в деревню только по великим праздникам и каждый раз убеждался, что ему там не особенно рады.

Вика, заметила его жест, но промолчала. Она набрала номер родителей и, сбиваясь от избытка чувств, поведала им о том, как плыла на катере, и какую вкусную уху ела. Вадим со стороны смотрел на неё, и завидовал белой завистью её отношениям с родителями. Ему тоже хотелось делиться своим счастьем с теми, кто мог бы искренне порадоваться за него. Чтобы было так же, как у Вики. Он подумал, что проказник-случай, который вдруг взял на себя ответственность за жизнь Вадима и подсунул ему во сне картинки плато Путорана, на самом деле пытался познакомить его с этой прекрасной девушкой. У Вики точно был рецепт счастья, и Вадиму стоило держаться её, чтобы научиться им пользоваться.

— Ух, вроде всё рассказала, — Вика спрятала телефон. — Там у родителей какие-то непонятки с погодой. Отец в интернете нашёл информацию, что с запада якобы идёт ураган, но говорит, что ссылки тут же перестают работать. А в нашем городе стоит такая духота жуткая и столбик барометра упал, как перед дождём.