Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Надо прибавить шаг. Не отставайте.

Ветер неожиданно ударил порывом. Лес зашумел и заволновался.

— Сейчас вдарит ливень, — громко предупредил всех Виталий.

Вадим поднял глаза на гору, к которой они шли, и увидел, как с её поверхности, клубясь завихрениями, гонит пыль. Посмотрел в сторону — и увидел чёткую чёрную границу между темнеющим небом и приближающимся грозовым фронтом. Стало не по себе.

— Смотри, Вик, какая гроза, — Вадим показал ей пальцем в сторону черноты.

— Мамочки! Мне так страшно, что даже весело.

— Шире шаг! — прикрикнул Зураб.

Группа подчинилась. Лес и скользкий мох остались позади. Под ногами загремели камнями осыпи. Скалистый карниз нависал над головами. А выше него, там, где воздух был ещё достаточно све́тел, начиналось что-то невообразимое. С вершины горы тёмным пыльным языком дразнился усиливающийся ветер. За спинами туристов, на открытом пространстве устья реки ветер гнул лес. Воды озера покрыли частые белые барашки, стремительно несущиеся по поверхности.

— Быстрее! Быстрее! Прибавляем шаг! — кричал Зураб.

— Ох, ох! — запричитала Елена, схватившись за сердце.

— Что случилось, Леночка? — обнял её Виталий.

— Сердце жмёт, достань аптечку.

Виталий скинул рюкзак, трясущимися руками раскрыл его и, выбрасывая всё мешающее на землю, принялся искать аптечку.

— Говорил же, сверху надо было положить.

Подошёл Стас.

— Что у вас случилось?

— Аптечку ищу, у Леночки сердце.

— Не суетитесь, у меня всё приготовлено. В следующий раз просто обращайтесь к инструкторам. Это входит в нашу обязанность.

Стас быстро нашёл валидол и протянул Елене.

— Спасибо, — еле слышно прошептала женщина.

— Спасибо, — поблагодарил Стаса её муж. — У нас хорошая физическая форма, даже не пойму, почему с ней так получилось.

— Ничего, бывает, — успокоил его Стас. — Идите, мы вас догоним.

А ветер тем временем усиливался. Стало слышно, как он гудит вверху, точно мощная реактивная турбина. Тёмный язык стал длиннее, вниз полетели камешки, трава и ветки.

— Ого, а это уже серьёзно, — удивился Вадим, когда ему на голову упала ветка. Он осмотрел её. — Будто обчистили ножиком. Смотри, — протянул он ветку Вике.

— Ничего себе. Не, она такой уже была, скорее всего.

Однако Вадим решил прибавить шаг. Ему вдруг стало страшно, суеверным страхом, как древнему человеку во время затмения. Он дёрнул Вику за руку, заставляя её поторопиться.

Долина реки Омон-Юрях стремительно темнела, будто её заволокло тёмным туманом. Последние лучи заходящего солнца едва касались верхней кромки тёмного тумана, и было понятно, что туман на самом деле является пылью, непонятно откуда взявшейся в этих местах.

— Похоже на самум! Мои родители в Эмиратах попадали в такую бурю из песка.

— А тут ей откуда взяться-то? Здесь песков на тысячи километров в округе нет, — ответил Вадим.

— Эй, босс! — раздался голос Марка, обращавшегося к Зурабу. — Ты знал, что такая хрень может случиться?

— Нет! — сухо ответил Зураб.

— Так ты ещё и некомпетентен. Ищите себе хороших адвокатов, я научу вас правильно обращаться с теми, кто вам платит.

Зураб ничего не ответил, развернулся и пошёл дальше. У Вадима зачесались кулаки. С каким бы удовольствием он сейчас съездил кулаком по лоснящейся роже Марка. А если бы это сделал Зураб, то даже на суде он не признался бы в том, что это случилось.

— Ай, твою мать! — раздалось сзади.

Группа обернулась на крик. Паренёк из Уфы, Тимур схватился за плечо. Стас, до этого помогавший Елене справиться с сердцем, оставил её и подбежал к Тимуру. Парень крепко прижал пятерню к плечу и стонал.

— Отпусти, я посмотрю! — Стас оттянул руку, блестевшую свежей кровью.

— Мне что-то ударило, — сквозь зубы произнёс Тимур.

Стас посветил фонарём на рану. Сквозь дыру в куртке сочилась кровь. Куртку аккуратно сняли и задрали майку. Стас не поверил своим глазам. Из раны торчал камень. Он нашёл бинт и вату, сделал тампон и приложил его к ране. Товарищи Тимура помогли ему одеться. С начала инцидента прошло пара минут, а ветер за это время завыл ещё свирепее. Лес позади группы уже не был виден. Вокруг стояла сплошная чёрная стена и звучал вой, от которого, казалось, вибрируют под ногами камни.

Группа карабкалась вверх, под защиту естественного природного карниза, вымытого потоками реки в более мягкой породе скалы. Ветер вблизи скалы не доставал, но камни, сносимые им, время от времени со щелчками, как пули, врезались в осыпь. Вадим понимал, что вокруг происходит что-то экстраординарное, выходящее за рамки понятий о сильном ветре, урагане или смерче. Он перешёл на бег, утягивая Вику за собой. Любой случайный камень сверху мог убить.

— Скорее! Скорее! Осталось совсем немного! — кричал Зураб, но сквозь вой ветра, его не было слышно.

Елена снова оступилась и упала. Виталий бросился её поднимать, но руки у женщины были как плети. Она была без сознания. Стас подбежал, достал нашатырь и поднёс к носу. Елена вздрогнула, открыла глаза.

— Лена! Леночка! Вставай, здесь опасно! — кричал муж. — Стас, помоги закинуть её мне на плечи.

В тот момент, когда у них почти всё получилось, в голову Виталию ударил камень. Кровь брызнула во все стороны из пробитой головы. Мужчина оступился и упал навзничь, вместе с супругой. Они проползли вниз несколько метров по осыпи и остановились. Стас понял, что до группы докричаться уже не получится и решил действовать в одиночку. Времени на анализ опасности у него не было. Он даже не мог понять, что голову Виталия камень пробил насквозь.

Елена бессмысленно возила руками по камням, по телу мужа и что-то говорила. Стас попытался её поднять. Женщина поддалась, но схватила руку мужа. В беспамятстве, на подсознании, она не хотела отпускать его. Рядом снова упал большой камень. Грохот удара заложил уши, будто рядом взорвалась граната. Осколки брызнули в стороны и впились в тело. Стас вскрикнул от боли. Ногу обожгло. Он отпустил Елену, и та упала без чувств. Из пробитой груди и живота струйками потекла кровь.

Стас выдернул плоский кусок камня, вонзившийся в ногу. Кровь тут же побежала из раны. Осветил фонарём пострадавшую семейную пару и понял, что им уже не помочь. Оба были мертвы. Рядом снова щёлкнуло, и так же щёлкнуло в голове Стаса. Он понял, что надо бежать вверх изо всех сил, потому что оставаться здесь было равносильно смерти.

Вадим и Вика дышали как загнанные кони, но всё равно не останавливались. Вадим потянул сухожилие на ступне, подвернув ногу на шатком камне, но не обращал внимания на такую мелочь. Суеверный страх, вселяемый в него усиливающимся воем и пробивающимися сквозь этот вой ударами камней о камни, овладел им. Что за сила устроила этот хаос? Как вообще возможно такое?

Но мысли о невероятности творившегося вокруг природного феномена, стояли позади инстинкта самосохранения. Вперёд, только вперёд, за фонарём Зураба, не останавливаясь.

— Я не могу, я не чувствую ног!

Вика готова была остановиться, но Вадим не был готов пожертвовать ею. Он стянул с её спины рюкзак, повесил его себе на одно плечо и снова двинулся вверх, не выпуская руки Вики.

Марк отстал. Его тянул назад тяжёлый рюкзак и нездоровый образ жизни. Он скинул рюкзак и сел на него. Пот бежал по лицу, по спине, грудь ходила ходуном и болела. Его спутницы остановились рядом с ним, но когда рядом ударил камень и его осколки вонзились в ноги, девушки плюнули на Марка и убежали.

— Куда, сучки! Я вам… устрою возвращение! Вы… предали меня, а я этого… не прощаю!

Он кричал с перерывами, сбивая дыхание. Но его никто не слушал, да он и сам не слышал свой голос.

Камни падали совсем рядом. Один упал так близко, что пробил рюкзак, на котором сидел Марк. Это его так напугало, что он бросил всё и побежал вверх.

Парни из Уфы по очереди помогали Тимуру. Тот слабел на глазах. Кровь толчками вытекала из раны. Требовалась нормальная перевязка, чтобы остановить кровь, но останавливаться никто не хотел. То, что они не бросили товарища в тяжёлой ситуации, уже было героизмом.

Москвичи тоже держались вместе. Юрий пытался на ходу делать фотографии. Вспышка его фотоаппарата помогала Стасу находить верное направление. Темнота сгустилась до непроглядного состояния. На получившиеся фотографии было страшно смотреть. Это были серые росчерки всего, что несло ветром. Фотографии как будто были сделаны в динамике или с большой выдержкой.

Юрий тормозил товарищей, пытаясь запечатлеть природный феномен, вплоть до тех пор, пока в его дорогой фотоаппарат, прямо в объектив, не ударил камень. «Зеркалку» выбило из рук. Она была на ремешке, поэтому не упала на землю, а со всего маха ударила Юрия в живот. Осколки пробили куртку и вонзились в тело. Звук удара оглушил так, что Юрий на время потерял ориентацию. Софья была ближе всех. Она схватила товарища за лямку рюкзака и потянула за собой. Виктор пришёл ей на помощь, взявшись с другой стороны.

Михаил и Пётр, выбравшиеся в этот поход исключительно с целью заняться сезонным туристическим бизнесом, поносили всё и вся, особенно свою деловую идею. Всё начиналось очень хорошо, с красивой презентации, на которой были ландшафты плато Путорана. Инвесторы сразу решили вложиться, прося за свои деньги, только одного. Бизнесмены должны были прочувствовать сами все прелести будущего бизнеса. Ожидалось, что это будет увлекательная прогулка. На самом же деле они из последних сил переставляли ноги. Одежда была посечена каменными осколками, часть из которых вонзились в тело. Этого Михаил и Пётр точно не планировали. Они даже не знали, что в этих краях бывают такие ветра.