Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Рок над Россией

Беседы Сергея Рязанова с персонами национальной рок-культуры

Нравится картина -

не знакомься с автором.

Кто-то умный

Мне было стыдно, что я пел,
за то, что он так понял,
Что смог дорисовать рога,
что смог дорисовать рога
Он на моей иконе.

Башлачёв

МОИМ ДЕТЯМ — НА ПАМЯТЬ О КУЛЬТУРЕ РОДИТЕЛЕЙ


Алфавитный указатель

(по фамилиям, псевдонимам и названиям групп)

А

«Агата Кристи»

«Алиса»

«Ария»

Африка (Бугаев) Сергей


Б

Баста (Вакуленко Василий)

Би-2 Лёва и Шура

Бледный (Позднухов) Андрей

Борзыкин Михаил

«Браво»

«Бригада С»

Бутусов Вячеслав


В

«Ва-Банк»

Васильев Александр

«Вопли Видоплясова»

«Воскресение»


Г

Газманов Олег

Галанин Сергей

Геворкян Лусинэ

Гладков Григорий

Городницкий Александр

Григорян Армен


Д

25/17


Ж

Жиган (Чумаков Роман)


К

«Калинов мост»

Кашин Павел

Кинчев (Панфилов) Константин

Кипелов Валерий

Князь (Князев Андрей)

«КняZz»

«Король и Шут»

Кортнев Алексей

«Крематорий»

Кутиков Александр


Л

Лагутенко Илья

«Ленинград»

Леонидов Максим

«Лицей»

«Louna»


М

Мазаев Сергей

Макаревич Анастасия

Мара

Маргулис Евгений

«Машина времени»

«Мельница» 156

Монеточка

(Гырдымова Лиза)

«Моральный кодекс»

«Мумий Тролль»

«Matrixx»


Н

«Наутилус Помпилиус»

«Неприкасаемые»

«Несчастный случай»

Noize MC (Алексеев Иван)


П

Петкун Вячеслав

«Пилот»

Подгородецкий Пётр


Р

Растеряев Игорь

Ревякин Дмитрий

Романов Алексей


C

Самойлов Вадим

Самойлов Глеб

«Секрет»

«СерьГа»

Скляр Александр

Скрипка Олег

«Сплин»

Сукачёв Гарик

Сюткин Валерий


Т

«Танцы Минус»

«Телевизор»

Токарев Вилли

Трофимов Сергей


Ф

Фотий (Мочалов Виталий)


Х

Хелависа (О’Шей Наталья)


Ц

Цой Виктор


Ч

Чёрт (Кнабенгоф Илья)

Чиж (Чиграков Сергей)

Чичерина Юлия


Ш

Шнуров Сергей

От интервьюера

Властители дум… Слишком пафосно? Взять в кавычки? Нет уж, рискнём.

Так вот, о властителях дум. Когда-то ими были писатели — для узкой образованной группы людей, а широкие тогда «думам» не предавались.

Потом, когда широкие массы вышли на арену истории, — властителями дум стали политики. И закончилось это во многих случаях плачевно.

А в 60-е годы прошлого века — в это светлое для нас и для Запада десятилетие — появились совершенно новые властители дум: там — рок-звёзды, у нас — барды, поэты с гитарой (чего стоит один только Высоцкий).

И дальше произошло слияние, симбиоз, мутация-как угодно. Рок-звёздность, эффектность, энергетика западной музыки оказались помножены на нашу вербальность, нашу словоцентричность, глубину.

Так возник русский рок.

* * *

«Нас назначили в святые — хоть сейчас в иконостас», — спел Маргулис.

«Врядли мы, рок-музыканты, тянем на святых. Люди возлагают на нас надежды подобного рода, но я бы не особо гордился этим, потому что надо соответствовать, а не всегда получается», — добавил Галанин.


«Музыканты — круче политиков. У музыкантов власть основана на любви, а у политиков в лучшем случае — на страхе, а в худшем — и никакой власти у них нет. У нас главное любовь, а не власть», — сказал Кинчев.

«Хоронили русский рок, хоронили. Тучи пепла, толпы гари и пыли. А он лежал в гробу хороший, пригожий, совершенно на труп не похожий», — спел Шевчук.

* * *

Самое раннее интервью в этом сборнике датируется 2011 годом, самое позднее — 2019-м. Газета «Аргументы недели» всегда начеку и старается схватить суть эпохи. Протесты, «закручивание гаек», майдан на Украине, Крым, Донбасс, попытки международной изоляции России — в книге уместилось десятилетие.

Но не только. Воспоминания о советской молодости, переоценка тех времён и себя в них, осмысление рубежа веков, пути русской рок-культуры — всему этому здесь тоже нашлось место.

Рокеры в большинстве своём не любят давать интервью и делают это (если делают) из соображений профессионального долга. Их можно понять: зачем отвечать на какие-то вопросы, когда все ответы уже даны в песнях? Однако читательский спрос на рокер-ские интервью показывает: они нужны. Думается, ещё нужнее они будут потомкам — представим только, как интересно было бы сегодня читать интервью Пушкина или Есенина.

«Что? Он поставил рокеров в один ряд с золотым веком и серебряным?»

Скорее рокеры поставили наше время — и всех нас вместе с ним — в этот ряд.

Спасибо им.

Рок наш насущный

Вячеслав Бутусов: «Русский рок — духовная практика»

«АН» № 249 от 03.03.2011


«Скованные одной цепью, связанные одной целью…» Песни Вячеслава Бутусова на стихи Ильи Кормильцева стали гимнами перестройки. Их слышали все и помнят до сих пор. Когда группа «Наутилус Помпилиус» распалась, вышел сборник её лучших песен на двух дисках: 80-е были названы золотым веком, а 90-е — серебряным веком. Вероятно, хиты нынешней группы Бутусова «Ю-Питер» издатель назвал бы бронзовым веком, но сам Бутусов не занимается классификацией своего творчества. Ностальгически вспоминая романтику перестройки, теперь он смотрит на жизнь иначе — зрело, спокойно. Но по-прежнему неравнодушно.

Не замечать псевдоначальников

— Остаётся ли у русского рока социальная функция?

— Остаётся, но только как одна из составляющих. В любом явлении с течением времени возникают возрастные дифференциации. Люди, как мне хочется думать, духовно развиваются на протяжении жизни. Протест должен присутствовать в творчестве, но должна быть и сверхидея.

— Тема порочности властей не так популярна нынче в рок-музыке, как это было в перестройку.

— Я и тогда не мыслил такими категориями. Были музыканты, нигилистически настроенные (в хорошем смысле слова), которые не терпели некие абстрактные недостатки. Всё это происходило лишь на уровне поверхностного раздражения или испуга.

— Считаете ли вы актуальной в наши дни социальную классику «Наутилуса»: «Скованные», «Шар цвета хаки», «Гудбай, Америка», «Взгляд с экрана» («Ален Делон»)?

— Можно рассматривать эти песни как памфлеты, составленные из передовиц газет того времени. В этом смысле они сейчас вполне актуальны. Проведите такой эксперимент: возьмите газету столетней давности, прочтите заголовки — и вы убедитесь, что в обществе ничего не изменилось. Реакция человека на то, что происходит, — стандартная, привычная. Это рефлекс.

— К лицу ли музыканту лезть в политику?

— При благих намерениях всё к лицу. В политике разные ипостаси собираются. Нет понятия «политик в чистом виде». Туда приходят люди от науки, от спорта. Чем музыканты хуже? Хотя лично мне это неинтересно. Были попытки привлечь меня в политику на роль скомороха. Думаю, этим я вызвал бы у людей раздражение. Хотя бы то, что я меньше раздражения доставляю, уже хорошо.

— На политическом поприще из музыкантов себя проявил заметнее всех Шевчук — участием в маршах несогласных, острой дискуссией с премьером Путиным в 2010 году.

— Я был на той встрече премьера с деятелями культуры и видел нарезки видеозаписи в Интернете. У людей складывается неверное впечатление по нарезкам-настроение встречи было другим. Владимир Владимирович общался лояльнее, чем Юрий Юлианович. Там много важных вопросов обсудили — действительно важных, практических. Но людям известен только диалог с Шевчуком, потому что это острый момент. Вообще-то Юрия Юлиановича пригласили затем, чтобы он попросил о поддержке Фонда помощи больным детям… Вы меня поняли. Не хочу никого ни в чём обвинять.

— Макаревич поступил иначе: организовал в 2010 году встречу рок-музыкантов с президентом Медведевым. И сказал журналистам, что не надо требовать от рокеров протеста.

— Бессмысленно требовать протеста, если в человеке его нет. Извините за сравнение, но не надо тянуть коня в болото. Если человек вырос из этих штанишек, то и слава богу.

— И какие же теперь штанишки на ветеранах русского рока?

— Они поскромнее, но поэлегантнее. Прежнее злопыхательство бессмысленно.

— Вас перестало что-либо возмущать? Например, то, что чиновники и милиция общаются с людьми как начальники, хотя должно быть наоборот?

— А не надо давать им повод так общаться. Люди сами обращаются к ним как к начальникам. Перестанем замечать их. Если, например, вам, журналисту, чиновник хамит в ответ на просьбу дать комментарий — не обращайтесь к нему, он этого недостоин. Не надо подкармливать псевдоначальников своим вниманием.

— Это возраст привёл вас к такому спокойному отношению?

— Если бы у меня было спокойное отношение, я бы о других вещах рассуждал.

— Тем не менее с ОМОНом вы не воюете, как Шевчук.

— Я тоже в каком-то смысле воюю. Каждый из нас на своём фронте. У каждого своя специализация. Я ограничиваюсь песнями.