Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Но это же будет не такая огромная сумма… — Вениамин попытался воззвать к её здравому смыслу. — Путёвка стоит значительно дороже…

— Что, денег пожалел для родной дочери?! — окрысилась Сара. — А как же, — она передразнила его собственные интонации: — «Сейчас не сезон, тур стоит дёшево, поехали в октябре»?!

— Сара… — Вениамин испустил ещё более тяжёлый вздох. — Ты же всё понимаешь…

— Я уже сорок три года Сара! — отрезала жена и презрительно отмахнулась: — Да! Я ВСЁ понимаю! Черт с тобой! Не хочешь с нами — не едь! Оставайся тут и кувыркайся со своей лярвой! Потом только глупых вопросов не задавай!

Она с исполненным презрения видом обернулась и грузно прошествовала в спальню дочери. Вениамин проводил её измученным взглядом и направился к бару, установленному возле встроенного в стену электрокамина, стилизованного под настоящий. Достав початую бутылку коньяка, он наполнил фужер и уселся в кресло с мрачным видом. Эта старая овца порядком его достала.

Да, никто не спорит, у неё есть основание — попался он как-то раз на переписке с любовницей, когда забыл запаролить воч от жены. Эта хитрозадая корова исхитрилась ночью, пока он спал, осторожно расстегнуть ремешок его воча и сняла его с руки. Потом поднесла его воч к его же пальцу, дактилоскопический сенсор считал отпечаток и разблокировал девайс. И Сара до утра читала его приватные чаты. Он, конечно, такого не ожидал, надо было использовать более надёжную систему контроля доступа. Но смысл не в этом, а в том, что проблема уже переросла саму себя!

Потому что это было пять лет назад! Шесть! Сколько можно пилить?! И вообще, она сама виновата! После родов её разнесло втрое, за четыре года могла бы похудеть! Он женился не на такой корове, а на сексуально-аппетитной женщине. Именно на аппетитной, а не на бесконечно жирной! Если бы он заранее знал, что её настолько разнесёт, то ни за что не согласился бы на брак даже по залёту! Выплачивал бы себе преспокойненько материальную помощь ребёнку и жил счастливо!

Особенно сейчас, когда его карьера успешно идёт в гору. Он достаточно известный и успешный преподаватель в бизнес-школе «Сколково», читает собственный курс лекций «Антикризисное управление в компании», пользующийся популярностью в соответствующих кругах. Достойно зарабатывает, имеет хорошие связи, причём и то и другое показывает устойчивую тенденцию к росту! Неудивительно, что руководство бизнес-школы назначило именно его старшим преподавателем учебных проектов, едва в школу за срочной услугой обратился столь маститый и влиятельный клиент. Не в его интересах сейчас отказываться, это крайне контрпродуктивно по отношению к своей карьере! Не говоря уже о деньгах, которые ему заплатят за этот форс-мажор.

Деньги сейчас лишними не будут. Вообще, такая вещь, как деньги, никогда не бывает лишней. Те, кто этого не понимает, редкие идиоты, и их мало. Но именно сейчас имеет смысл дальновидно заполнить свой тайный банковский счёт, о котором жена не знает. Если тяжкий гнёт, который садисты цинично назвали семейной жизнью, когда-нибудь дойдёт до развода, у него в офшоре будет лежать круглая сумма, до которой адвокаты жены не дотянутся. И она останется с носом! Даже эту квартиру ей придётся делить с ним пополам. Уж в чём в чём, а в финансовых тонкостях он эксперт! Тут ей не победить, это не подлостью в чужие приватные чаты по ночам залазить, это серьёзный и сложный бизнес!

Но пока до развода не дошло, приходится терпеть её вечный вынос мозга. Особенно угнетает то, что с каждым годом она скандалит всё чаще. Он даже показывал тайно сделанную запись пары таких скандалов психотерапевту. Тот сказал, что так у жены выражается защитная реакция психики: она чувствует, что её возраст и внешний вид не удовлетворяют мужа, и страхуется от его возможных измен и разрушения семьи, прибегая к превентивным ударам. Ну, или что-то вроде того. Но в силу несовершенства сознания Сара не учитывает, что всё сильней перегибает палку.

Вениамин сделал очередной глоток коньяка и ухмыльнулся. В силу несовершенства сознания она не учитывает, что выглядит действительно «не очень», зато пилит на «очень 2.0»! А ему сорок два, а не шестьдесят, он импозантный мужчина в расцвете сил, и ему требуется понимающая и женственная леди рядом! Такая, какой сама она была десять лет назад! Может, действительно завести любовницу? В их бизнес-школе есть интересные коллеги женского пола, но заводить служебный роман в его случае контрпродуктивно, потому что слишком на виду. Зато среди учеников время от времени попадаются очень привлекательные девушки! Как правило, при деньгах или по крайней мере не бедствующие. Так что можно избежать чрезмерных расходов. Он обязательно подумает над этим завтра!

А пока нужно продумать линию поведения на утро. Уже понятно, что Сара попытается испортить ему отпуск, навязав поездку на море с дочкой. Доче на Мальдивах нравится, и за две недели отдыха жена внушит ей мысль о том, что она обязательно должна поехать с отцом во второй тур сразу после первого. Таким способом она устроит себе отдых от семейных хлопот. И потратит всё, что он заработает за этот форс-мажор, и даже больше. Необходимо не допустить этого. Поэтому завтра с утра он поедет с ними в аэропорт и лично усадит на рейс. За это время он вымолит у Сары прощение за то, в чём не виноват, и придумает для дочери альтернативу вторичной поездке на море.

Вениамин осушил фужер, достал любимую сигару, налил себе вторую порцию коньяка и принялся думать.

* * *

Слишком тугая тетива скользнула по разжимающимся пальцам, и учебная стрела сорвалась в полёт раньше, чем Ира закончила прицеливание.

— Слишком рано! — Тренер покачала головой, рассматривая её стрелу, воткнувшуюся в основание мишенного щита где-то далеко под мишенью. — Ты даже прикладку толком не выполнила, зачем так торопишься?

— Я не специально. — Ира поморщилась, признавая ошибку. — Лук слишком тугой, пальцы больно с непривычки…

— Предупреждала тебя, не хватайся за лук с натяжением в шестьдесят фунтов, рано тебе ещё! — укоризненно покачала головой тренер. — Думаешь, если два месяца потренировалась на лёгком луке и даже научилась в мишень попадать — то всё, ты стала профи? Я — мастер спорта, и то без конкретной необходимости за шестидесятифунтовый лук не берусь. Зачем?

— Алла Магометовна, я же сказала, что просто хочу попробовать, — попыталась оправдаться Ира. — Мне интересно стало! Я на сайте охотников прочла, что для охоты на дикого зверя в лесу нужен лук на шестьдесят фунтов. Или даже на семьдесят, чтобы тяжёлую охотничью стрелу пускал на шестьдесят метров. Некоторые даже на сто метров кабана убивают!

— Некоторые и Олимпиаду выигрывают, — закивала головой тренер, — и чемпионаты мира. Но чаще на сайтах выигрываются чемпионаты по трёпу языком! Ты что, охотиться собралась? Посреди Москвы? На кабана, наверное, в зоопарке? И вообще, тебе сколько лет?

— Двадцать. — Ира нахмурилась. — Я вам говорила дважды, вы не помните?

— Помню! — многозначительно возразила тренер. — А вот ты, вижу, не помнишь, что я говорила оба раза в ответ! По закону охота и приобретение охотничьего оружия в России разрешаются с двадцати одного года! Так что минимум год можешь даже не думать об охоте и прочих глупых причудах! Тебе даже с этим луком нельзя тренироваться! Попробовала, убедилась, что рано ещё, и хватит! Сдавай этот лук и бери тот, который я тебе рекомендовала!

— Можно, я ещё пару выстрелов сделаю? Алла Магометовна, пожалуйста! — Ира сделала преданное лицо: — Я никому не скажу! Честное слово!

— Кому нужно твоё честное слово, девочка? — Тренер снисходительно усмехнулась и указала рукой под потолок: — Везде камеры! Это лицензированный тир, мы тут не нарушаем закон!

— Ой… — Ира испуганно расширила глаза. — А как же тогда я… ну… стреляла сейчас из этого лука… Вас лицензии за это не лишат? Или вы камеры отключили?

— Камеры может отключить только полиция. — Тренер усмехнулась второй раз. — Которая их никогда не смотрит. Расслабься, всё законно! Просто твой лук настроен на пятьдесят фунтов, а не на шестьдесят. Я тебя обманула. Чтобы ты убедилась, что для тебя и пятьдесят фунтов слишком тяжело! Вон худющая какая!

Алла Магометовна незаметно подмигнула ей одним глазом, типа, ты всё поняла?

— Здесь пятьдесят фунтов? — Ира немедленно подыграла тренеру и внимательно всмотрелась в блоки, словно искала на них некую маркировку: — Блин! Точно! Пятьдесят! Нифига себе, как тяжело его растягивать! Я уже не хочу шестьдесят! А с пятьюдесятью можно ещё пару выстрелов сделать?

— Сделай, — разрешила тренер. — Потом бери рекомендованный лук, и продолжим. — Она посмотрела на наручный воч: — У тебя ещё полчаса. Своё же время тратишь!

Тут она права, ничего не скажешь: денег у Иры хватило только на двенадцатичасовой месячный абонемент, тир коммерческий, недалеко от центра, стоит недёшево. Поэтому ходить на тренировки она старалась три часа в неделю, обычно растягивая это время на три занятия. Совсем негусто, конечно, но лучше, чем ничего. Тренируется она всего лишь третий месяц, и у неё только-только начало что-то получаться, поэтому умнее было бы потратить и без того небольшое время на серьёзную тренировку.