Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Сергей Вольнов

Зона Посещения. Режим человека

Посвящается тем, кто вернулся бы…

…Я знаю — есть на всё ответ.

Я знаю, где черно, где красно,

Я знаю, что где на обед,

Я знаю — лжём мы ежечасно,

Я знаю — хищна волчья стая,

Я знаю — жалобы напрасны.

Я знаю всё… Себя не знаю.

Франсуа Вийон

Каждый ответ может оказаться лишь дверцей, ведущей к новым вопросам. Не обязательно пытаться разгадывать высший смысл происходящего. Главное — не останавливаться…

Неоспоримая максима

Границы рая и ада подвижны, но всегда проходят через нас…

Станислав Ежи Лец

Вместо пролога

Человеку понадобилось одно-единственное мгновение. Его прыжок занял даже меньше секунды. Прыгнул он удачно и приземлился живым.

Только оказался уже не посреди чистого поля, под открытым небом, а в совершенно иной среде обитания. Над головой просматривался низкий бугристый свод, сложенный из грубо обтёсанных камней. Справа и слева тянулись неровные серо-бурые стены, наспех сработанные из разновеликих блоков.

До них было рукой подать в буквальном смысле. Под ногами тоже каменная поверхность, кое-как разглаженная. Туннель, прорытый в толще земли.

Вряд ли прорубленный в скальной породе, судя по тому, что стены, потолок и пол — не сплошной камень, а поверхности, составленные из глыб. Спереди и сзади от замершего человека, растерянно крутящего головой, коридор исчезал в перспективе, конца и края ему не видать. Точней, проход плавно изгибался, поэтому просматривался лишь его отрезок, и всё, что там дальше, таилось в неизвестности.

Рассмотреть окружающее пространство человеку удалось, потому что здесь был свет. К счастью.

Да ещё и какой!

По своду тянулся пунктир светильников, вделанных в камень. Не лампады, не свечи, не факелы какие-нибудь, уж они-то органично вписались бы в атмосферу. А вполне электрические агрегаты: люминесцентные лампы с автономными аккумуляторами.

Расстояния между ними были приличными, и освещение они давали не так чтобы яркое, но и далеко не тусклое. Достаточное для того, чтобы разогнать тьму, которой по умолчанию положено было бы царить в этой узкой каменной «кишке».

— Ничего себе, как тут всё изменилось! Ё-моё! — с чувством выразился человек. Неудивительно, что он отпустил комментарий по поводу настолько резкой смены окружающей среды.

Торчать на месте смысла никакого не было в любом случае. Оперативно осмотревшись и выразившись, человек сделал первый шаг и отправился в путь. Курс долго не выбирал; не разворачиваясь, просто пошёл в ту сторону, куда стоял лицом.

Вперёд. Крадучись, бесшумно, настороженно.

Но далеко уйти не успел. Буквально через минуту резко остановился, замер, прислушался, всмотрелся. С той стороны, куда он направлялся, послышался… звук шагов?

Да, именно.

Уже через полминуты — отчётливый, мерный. Нарастающий. Подошвы твёрдо соприкасались с каменным полом. Источник этого шума не скрывался и не крался.

Звук шагов неотвратимо приближался.

Человек прижался боком к правой стене, полусогнул ноги и руки в боевой стойке, готовый в любой миг выпрыгнуть на врага. Никакого оружия у него при себе не имелось, но сдаваться просто так, за здорово живёшь, — выбор не для него. Без сомнения. Седобородый мужчина, уже не молодой, но высокий, широкоплечий и мощный, приготовился встретить опасность, грозящую прервать его путь.

— Оу, оу, расслабься, большой! — послышалось впереди неожиданное. — Свои!

Сгустившись из размытой перспективы, в тоннеле показался силуэт… Приближался ещё один высокий, мощный и широкоплечий мужчина. Полностью экипированный для походной жизни, увешанный оружием и подсумками, отягощённый внушительным рюкзаком.

— Несси?… — с сомнением в голосе, как говорят люди, не верящие своим глазам, спросил остановившийся безоружный путник.

— Были варианты? — послышалось от приближавшегося вооружённого путника.

Голова его скрывалась внутри боевого шлема с опущенным забралом, но прижавшийся к стене человек как-то узнал вооружённого. Скорей всего, по голосу. Или по параметрам фигуры. Или каким-то шестым чувством.

— Честно, не ожида-ал… — выдохнул седобородый мужчина.

— Ха! А кто ж тебе проход обеспечил, помог впрыгнуть обратно? Проводник я, спрашивается, или где…

— Ты… чуял меня? — запнувшись, спросил безоружный, отлипнув от стенки и опуская руки. Драться с бойцом в шлеме он точно не намеревался.

— Скорей уж это ты почуял, что срочно нужен мне… Ну как оно там, за рубежом? Что-нибудь изменилось?

— Э-э-э, как бы помягче… — замялся новоприбывший, сразу не подыскав, что ответить, но всё же нашёлся: — Люди везде люди, коротко говоря.

— Ха-ахах! — человек в шлеме, названный Несси, хохотнул. — Кто бы сомневался! Иначе б и не возникла вся эта мозаичная хрень подонков, натащенных изо всяких миров, в которой мы с тобой сейчас…

— Да, где это мы? — перебил седобородый. — Что-то в упор не похоже на счётчик у бункера. Я думал, что прыгну и вернусь в…

— Та же фигня, только другой сегмент. Нечего тебе там делать, у бункера… Вспоминай, вспоминай зонные правила!

Ты сталкер или кто? Не ходить по одной тропе дважды, не возвращаться тем же путём, по которому…

— Точно, я сталкер или где? — Новоприбывший до того расслабился, что даже разулыбался. Настолько он доверял встретившему мужчине в шлеме. Хотя их дороги явно разошлись очень и очень давно.

— А то! Бывших сталкеров не бывает, — удовлетворённо констатировал Несси, встретивший его в каменном, тускло освещённом тоннеле, невесть откуда и куда тянущемся.

Ну, проводнику виднее.

— Здорово, брат! — Перепрыгнувший сюда мужчина шагнул к бойцу в шлеме, протягивая руку. — Не поверишь, но я до жути рад видеть тебя… Честно, не думал, что свидимся.

— Поверю, поверю, — проворчал встречавший и снял шлем.

Он тоже оказался основательно заросшим, но в отличие от новоприбывшего седина не тронула чёрную бороду. Хотя молодым лицо не выглядело. Зато она щедро посеребрила шевелюру, всё ещё густую, как у юноши; ни малейшего намёка на лысину.

Их руки наконец-то встретились, чтобы сомкнуться в крепком мужском рукопожатии. И в этой встрече ладоней чувств содержалось не меньше, чем в горячих объятиях.

— А уж я-то как рад, что ты жив-здоров и вернулся! — удовлетворённо произнёс Несси. — Там, понимаешь, амба подкрадывается, без твоей помощи никак. В тебя верю, знаю, что положиться могу… Коротко говоря, есть ключевой мир, от которого зависит всё. Но в нём… э-э-э… такое дело, понимаешь, я в ту ячейку не сумел пробраться. Как ни странно это звучит из моих уст… — Он замолчал и в упор, испытующе посмотрел на только что вернувшегося сталкера. И после многозначительной паузы коротко изрёк, как приговорил: — Поэтому ты пойдёшь вместо меня.

* * *

…Напарники продолжали свой путь.

Оставляя эпицентр за спинами, Реверс и Орёл совершили обратную ходку. Направились они к южному краю первого круга Трота.

По дороге возникли непредвиденные затруднения.

Ясное дело, невозможно предвидеть и угадать все испытания и ловушки, которые Зона коварно приготовила идущим, разместив за каждым «ближайшим поворотом». Проблематично даже тем, кто способен, так сказать, худо-бедно общаться с нею. То есть чуять отзвуки, улавливать отражения процессов, творящихся внутри необъяснимой сверхсущности, и предусмотрительно увиливать от нежелательных событий.

Поэтому непредвиденность относилась вовсе не к факту появления убийственных монстров и локальных изменений, превращающих нормальное пространство в смертоносный хаос. Она характеризовала то, какие именно трудности доведётся преодолевать по пути.

Но уж кто-кто, а напарники знали, как снижать степень вероятности вариантов, наиболее опасных для жизни.

Неудивительно, что они успешно преодолели все неожиданности и сейчас пришли в сектор, сталкерами издавна прозванный Венерой. По сути, туда, откуда всё начиналось, в первый круг. Только с противоположной стороны. Именно в северных краях первого Реверс познакомился с Графом и его сестрой, ясноглазой девушкой. А ещё раньше тропа возвратившегося Ангела, наречённого позже Реверсом, пересеклась с вектором движения загадочного Каракурта. Вроде бы человека, однако не факт. Хотя и привычных признаков зонного преобразования в нём не ощущалось…

Вполне возможно, именно то непонятное существо напрямую относилось к подоплеке явлений, благодаря которым два непростых сталкера оказались на крайнем юге сейчас.

Венера — исполинское скопление наваленного кучами мусора. Полоса шириной около полукилометра, тянущаяся в глубь Трота от внешнего края по территории первого круга. Локация очень старая, исхоженная вдоль и поперёк. По сохранившемуся в пересказах описанию одного древнего бродяги, «там очень жарко, небо постоянно затянуто плотными облаками, и такие дожди иногда поливают… Кисло-о-отные…». Это было сказано о Венере давным-давно, в эпоху, которую сейчас можно было бы наречь «веком расцвета» сталкеров Трота. Однако здешняя ситуация с тех пор особенно не изменилась.

И теперь здесь всё именно так, как и было. Огромная мусорная свалка, в которую понапихано всего и вся. Хорошо хоть, что только из мёртвой материи. Органику Трот не отторгает, а вбирает в себя, впитывает; вероятно, чтобы далее использовать как биомассу для «лепки» всякого рода тварей.