logo Книжные новинки и не только

«Случайный попаданец» Сергей Змеевский читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Сергей Змеевский

Случайный попаданец

Глава 1

— Алексей! — Плотоядный окрик директрисы поймал меня почти у проходной. Нарисовавшись, по своему обыкновению, в самый неудачный момент, она, как всегда, орала через весь холл. — Вы установили новые печатные формы?

— Да-да, все поставил, Галина Витальевна! — Я спешил отбрехаться, пока не припахали сверхурочно. Тем более что эти формы совершенно никому не нужны. Документы клиентам выписывают менеджеры, у которых все давным-давно настроено.

Пока директриса подвисала, соображая, к чему бы еще придраться, я, изобразив взмахом руки прощальный жест, рванул к выходу. И через десять секунд покинул контору, в которой отбываю рабочую повинность: официально — системным администратором, а неофициально — универсальным специалистом по всему, что втыкается в розетку.

— Молодой человек, не подскажете, где здесь можно позавтракать? — Именно с этим вопросом обратилась ко мне какая-то девушка, едва я оказался на улице.

Странный вопрос в конце рабочего дня. Но я проглотил просившийся на язык грубый ответ, поднял взгляд на незнакомку… и пропал. Передо мной, скромно кутаясь в китайский пуховик, стояла нежная и хрупкая девушка-мечта. Так и хотелось ее обнять, прижать к себе и защитить от всех невзгод этого не самого лучшего из миров. Заикаясь, я начал объяснять ей, как пройти к местной тошниловке, которая работала до позднего вечера.

— Вы меня не проводите? Я боюсь заблудиться… — сказала девушка и невинно захлопала ресницами.

— С удовольствием… — Да я готов был проводить ее хоть на край света, не то что до ближайшей столовки!

— Может, познакомимся? Меня зовут Маша.

— Андрей, — не знаю зачем соврал я. Хотел поправиться, но в этот момент мы приблизились к точке общественного отравления. — Вот мы и пришли, — грустно сказал я.

— Это неважно. — Она потянула меня мимо столовки. Я хотел что-то спросить и даже открыл рот, но она доверчиво посмотрела в мои глаза, и волна нежности, смывающая любые вопросы, накрыла меня с головой.

Миновав столовку, мы пошли дальше, болтая ни о чем. Маша расспрашивала меня о работе, о коллегах. А я говорил какую-то ерунду, вспоминая разные смешные случаи. Она весело смеялась, и то единственно важное теплое чувство разрасталось во мне… На одном из переходов она, заболтавшись, двинулась на красный свет и едва не попала под колеса. Я остановил ее, поймав за талию, и она прижалась ко мне. Потом Маша долго рассказывала о какой-то сложной игре, в которой она не может принять участие без партнера. Я тут же согласился стать ее партнером. Да ради нее я готов был стать кем угодно! Я не замечал ничего и никого вокруг, кроме своего ангела.

Когда показалась окраина города, на улице уже стемнело. Наконец мы вошли в подъезд старого многоэтажного дома. Маша несколько раз позвонила в облезлую дверь на площадке первого этажа. «Два длинных и короткий», — почему-то отметило мое сознание.

Нас впустил какой-то тип в сером балахоне, сшитом, по-видимому, из перекрашенного верблюжьего одеяла.

— Все готово, ждем только вас, — сообщил он моей спутнице.

Она скинула свой пуховик на руки типу в балахоне. Тот ловко его поймал.

— Раздевайся, — приказала она мне. В голосе прорезались властные нотки.

Я замешкался. Маша нежно посмотрела на меня, и я вновь ощутил прилив нежности к своему ангелу. Скинув куртку прямо на пол, хотел развязать ботинки, но Маша меня остановила.

— Чуть позднее, — произнесла она многообещающим тоном.

Мы прошли через длинный узкий коридор и вошли в полутемную комнату, освещаемую свечами. Посредине комнаты стоял длинный стол, задрапированный черной материей. За столом сидели четверо. На них также были надеты серые балахоны, а лица ко всему прочему оказались скрыты капюшонами. Одно место пустовало.

— Смелее. — Моя любовь вытолкнула меня в центр комнаты, и я оказался перед столом. — Вот моя кандидатура, — объявила она, обращаясь к балахонам.

Один из сидящих достал откуда-то непонятный девайс, похожий на лупу-переросток. Краем скатерти, покрывавшей стол, протер линзу и приложил к глазу. Громадное, во всю линзу, буркало уставилось на меня, несколько раз моргнуло, и балахон констатировал:

— Подходит.

Я хотел уточнить, для чего именно подхожу, но голова закружилась, и пол выскочил у меня из-под ног.

…Открыв глаза, обнаружил себя голым, крепко привязанным к некоему подобию стола. В помещении царил полумрак. Попытка осмотреться вокруг не увенчалась успехом: голова оказалась закреплена металлическим обручем. Потолок задрапирован черной тканью. Возможно, той же тканью отделаны и стены: из-за плохого освещения разглядеть не удавалось. Единственным источником света служили две чаши на длинных ножках, стоявшие по обе стороны от моего ложа, в которых, чуть потрескивая, горел огонь. За моей головой стояла выкрашенная черной краской статуя, которую я мог рассмотреть только выше пояса. Рога этот тип, судя по его роже, носил вполне заслуженно. Какой-то демон, кажется, такой фейс я видел в «Диабло». Краска наложена небрежно, видны разводы от кисти. Таджиков, что ли, нанимали?.. Толкиенцы поспособнее будут, да и антураж тут вроде как другой. Я задергался, пытаясь хотя бы ослабить путы, но нет, привязан намертво. Вот так влип. Какого хрена я согласился участвовать в этой дурацкой игре? Какого хрена вообще поперся неизвестно куда с какой-то сомнительной девицей? И вроде ведь не пил… С трудом продираясь сквозь собственные воспоминания, я пытался сообразить, что со мной произошло. Точно не пил. Даже из ее рук ничего не брал. А все равно опоили.

— Эй, кто-нибудь! — заорал я. — Выпустите меня отсюда!

На крик ко мне подошла девица в балахоне. Я не сразу ее узнал, хотя именно с ней целый вечер — кажется, это было вчера — шастал по городу. Сказка наоборот. Волшебное превращение красавицы в уродину. Сейчас Маша совсем не напоминала ангела. Страшненькая, нос длинноват, глаза раскосые, от наивности и доверчивости не осталось и следа, взгляд колючий, смотрит с гадливым отвращением. Как на крысу или червяка какого-то. Присмотревшись внимательнее, понял. Ее лицо нисколечко не изменилось, просто все то, что ранее казалось привлекательным, внезапно стало отталкивать.

Не ангел. Совсем не ангел… Кстати, при чем тут ангелы? До встречи с Машкой я никогда даже в мыслях не называл женщин ангелами. И вообще при слове «ангел» у меня в сознании всплывает образ мужика с белыми крыльями. Однако мысль оформиться не успела. Девица поводила руками перед моим лицом, словно пытаясь что-то нащупать, и сказала:

— Он уже в норме, можно проводить ритуал.

— Ты уверена? Что-то больно быстро, — донесся откуда-то слева ворчливый голос, в котором явно слышалось сомнение. — Учти, повелитель несколько раз повторил, чтобы на жертве не было никакой магии!

— Сама знаю! — резко ответила Машка. — Что лыбишься? — Это уже предназначалось мне. — Вчера ноги готов был целовать!

— А ты их бреешь? А то не получится целовать-то, в шерсти запутаюсь… — На меня напала какая-то злая вредность.

Хлесткая пощечина была мне ответом.

— Машка! Не порти товар! Повелитель сказал — без пыток!

— Я только чуток вежливости его поучу.

— Оставь, пусть повелитель сам с ним разбирается.

Машка зашипела, обещая отправить меня к темным богам, и куда-то ушла. Минут пятнадцать я ждал неизвестно чего, потом дергался, потом орал, пытался оскорблять своих тюремщиков, но никто мне так и не ответил. В конце концов я устал и сначала заткнулся, потом вообще задремал.

Из забытья меня вывело веселое переругивание. Обсуждался вопрос, кто на что потратит силу. Вокруг, расставляя свечи, сновали чуваки в балахонах. Притащили еще пару чаш, стало светлее, натыкали перед статуей кучу свечей. Изваяние намазали какой-то бурдой, от которой тянуло кисловатым запахом разложения. Потом один из этих недоделанных колдунов принес коробку, в которой лежали шприц со жгутом, и сделал мне внутривенную инъекцию. В глазах у меня все поплыло, и я отключился.


В полутемном помещении тихо жужжала, периодически подмигивая огоньками, аппаратура перехвата порталов. Дежурившие молодые люди, одетые в грязную засаленную одежду, играли на щелбаны в какую-то игру. Столиком для игры служил пульт управления. Касу и Щукон, судя по нашивкам на одежде, являлись разноуровневыми учениками одного наставника. Они вяло перекидывались пластиковыми карточками и даже щелбаны отвешивали друг другу медленно и лениво.

Внезапно гул аппаратуры сменил тональность. Касу, старший из них, отбросив карточки в сторону, схватил амулет из заранее открытой аптечки. На пульте ярко вспыхнул синий сигнал.

— Каталку! — скомандовал он напарнику, привычно наблюдая за рябью, создаваемой силовой подушкой. Но слова и не требовались. Щукон уже устанавливал медицинскую тележку на место, отмеченное грубым мазком краски.

Синий сигнал сменился красным, и на силовой подушке портала-перехватчика появилось тело молодого человека. Касу тут же приклеил на лоб лежащему медицинский амулет наркоза.

— Помогай! — Он схватил тело под мышки и ловко подсунул под него медицинскую тележку.

Щукон немного замешкался, но успел закинуть на каталку ноги пришельца до того, как силовая подушка отключилась. Тело плавно опустилось в специальный прозрачный медицинский контейнер, установленный на тележке.

— Шевели конечностями! — Касу уже катил тележку в сторону агрегатов, весело перемаргивавшихся огоньками. — Активируй инициатор.

Напарник, обогнав тележку, бросился к оборудованию. К тому моменту когда старший напялил обруч внедрения на голову безвольно лежащего тела, установка была подготовлена. Касу воткнул информационный стержень в гнездо и приложил руку к специальной панели с изображением пятерни, находящейся на пульте управления рядом с клавиатурой.

— Потекло, — сказал он, довольно глядя на приборы. — Подготовь омолаживатель.

— Зачем? — Щукон был явно не согласен с решением старшего партнера. — Перетопчется.

Крепкий подзатыльник оказался вполне убедительным аргументом. Младший напарник бросился к тихо жужжащей конструкции, стоящей рядом. А Касу вернулся к пульту управления.

В установке что-то пискнуло, и большинство огоньков погасло. Он резко вскочил, не обращая внимания на упавший стул, сдернул с головы подопытного обруч и, развернув каталку, привычным движением загнал ее в специальный проем второй машины. Активировал агрегат, приложив руку к панели с пятерней, подтянув к себе стул, уселся перед засветившимся экраном и начал быстро выбирать настройки. Подтвердил свой выбор, для чего опять прижал ладонь к панели, и откинулся, довольно глядя на наручный амулет, показывавший время.

— Укладываемся, — довольно произнес он. — А ты, придурок, еще раз вякнешь под руку, получишь в рыло.

Устройство немного помигало огоньками и выдало на экран сообщение о завершении процесса. Касу тут же выдернул каталку из аппарата. Теперь вместо молодого мужчины на каталке в прозрачном контейнере лежал подросток лет четырнадцати.

Загнав каталку в центр портала-перехватчика, старший активировал силовую подушку. Тело приподнялось над каталкой, а прозрачный контейнер схлынул, превратившись в жидкость, образовавшую лужу на полу. Касу сорвал со лба подростка амулет наркоза и, отскочив за край подушки, активировал продолжение телепортации. Тело исчезло во вспышке яркого света.

— Отлично прошло. — Он был доволен. — Подотри здесь.

— А зачем ты возраст откатил? — Щукон недовольно вытирал мокрые следы шваброй. — Мы на этой энергии могли бы нехило заработать.

— Тебя, идиота, спасал. — Настроение Касу мгновенно испортилось. — Ты каким местом думал, когда Марке фигуру правил?

— Она очень просила… — смутился второй.

— «Просила», — растягивая звуки, передразнил Касу. — Просила. А ты, тупорыл бесхвостый, подумал, что каждое включение медицинского корректора фиксируется? Ты понимаешь, недоумок, что сюда могут прислать комиссию по проверке наставников? И тогда придется отдать почти все, что мы здесь накопили. Это в лучшем случае. А может, ты хочешь стать полевым агентом вместо этих перехваченных? Хочешь? Ты скажи наставнику, он тебя мигом в добровольцы оформит!

— Я не думал…

— А ты вообще когда-нибудь думаешь? — оборвал его напарник. — Теперь надежда только на то, что этот сегодняшний вырвется из цитадели и доживет до возраста проверки на наличие магических способностей. Тогда объяснение, будто мы омолодили агента для его же безопасности, сработает. И никто ничего всерьез расследовать не будет. Заодно и бред про тестовый запуск, мол, работоспособность установки проверяли, наверняка прокатит, — закончил он, постепенно успокаиваясь.

— Ага, понятно. Ну ты мозг! — Щукон был восхищен старшим товарищем. — Может, тогда стоило внедрить ему в голову «Маскевиль»?

— Не прыгай, я ему сляпал хитрую управлялку на основе «Странника». До безопасных мест однозначно доберется.

— Каким образом?

— «Странник» — платформа хоть и древняя, как моя бабушка, но в ней есть модуль взаимодействия с телепортами. Так что как только его попытаются протащить через любой телепорт старой сети, сработает модуль «Освобождение заложника», который выкинет его в общественный портал в дальних землях. — Касу хитро усмехнулся. — А дальше, если не дурак, справится. Пока до возраста проверки не дорастет, маги им интересоваться не будут. А нам как раз нужны данные о жизни в глубинке, — подвел он черту под разговором. — Да и «Маскевили» после учебы нам самим совсем не помешают.

Сильный удар по лицу привел меня в чувство. В помещении царил полумрак. Голова буквально раскалывалась. В глазах двоился тип, стоявший напротив, одетый в хламиду, расшитую непонятными знаками. Когда двоение прекратилось, я увидел молодого парня, судя по поведению, главного в этой компании. Двое его помощников, завернув мне руки за спину, удерживали мою тушку от падения. Урод в хламиде грубо схватил меня за волосы и дернул к себе. Я чуть не взвыл от боли.

Примерно с минуту всматривался в лицо.

— Годится, — задумчиво сказал он. — Мартул довольно приличного уровня. Но совсем мальчишка — это и хорошо, и плохо. — Он разжал пальцы и отпустил мои волосы.

Я потихонечку осмотрелся. Совершенно пустая комната. Стены сложены из грубо обработанного темно-серого камня. К серому потолку, заросшему грязью, прикреплены слабо светящиеся белые шары. На полу — сложный рисунок, словно покрытый сероватой дымкой. Глядя на узор, я внезапно осознал: это ведь весьма устаревший стационарный межмировой портал. Тем временем парень в хламиде задумчиво отошел в сторону, и моему взору открылся активированный локальный портал. Это устройство представляло собой абсолютно черный цилиндр, висящий в паре сантиметров от пола и почти касавшийся потолка.

Так… Интересно, откуда у меня взялись подобные мысли? Крышу, похоже, унесло далеко и надолго. До встречи с Машкой и ее друзьями-сатанистами я знать не знал, что такое «межмировой портал», и тем более понятия не имел о том, какие из них современные, а какие пора сдавать в утиль. При воспоминании о Машке в груди колыхнулась глухая ненависть к обманувшей меня девушке.

Тем временем парень в хламиде пришел к каким-то выводам относительно меня, скомандовал:

— На растяжку его, — и, нахмурившись, отвернулся.

Я попытался было спросить, где нахожусь, но едва открыл рот, как получил сильный тычок в область солнечного сплетения. Фрагмент стены справа от портала открылся, как дверь. Стражники протащили меня через этот проем и бросили на каменный стол. Не обращая внимания на хилые попытки освободиться, они растянули меня звездой и зафиксировали конечности с помощью встроенных в столешницу кандалов. Один из стражников куда-то вышел, а второй разжал мне зубы ножом, вложил в рот деревянную палку и закрепил ее ремешком.

Лишенный возможности двигаться и говорить, я лишь вращал глазами, пытаясь понять, что происходит. Для чего предназначена эта каменная поверхность? Хорошо хоть теплая, не простужусь. Мысли были несколько сумбурными.

Внезапно сверху начала опускаться круглая плита. Когда я уже почти обделался от страха, решив, что меня сейчас банально раздавит, плита дрогнула и остановилась. Теперь доступное моему взгляду пространство сводилось к гладкой черной поверхности, которая находилась прямо перед глазами. Что же это такое? «Устройство для увеличения энергетической емкости и пропускной способности ауры», — подсказала новая память. «Это устройство чрезвычайно редко применяется по причине болезненности процедуры наряду с весьма слабыми результатами». Как только я это сообразил, хлынула боль и погасила сознание.


Касу отодвинулся от экрана, поморщился и сплюнул прямо на пол.

— Вот так, — сказал он и замолчал, откинувшись на спинку стула. — Вот так, — еще раз мрачно повторил он, глядя на экран, показывавший гладкую черную поверхность, находившуюся перед глазами их подопечного.

— А что, собственно, случилось? — непонимающе спросил коллега. — Ну снесет у парня крышу, от нас ведь это не зависело. Нам же за это ничего не будет?

— Такая идея накрылась, — вздохнул Касу. — Я был уверен, — он кивнул на экран, — что его потащат сразу в портал, а при переходе сработает моя закладка. Сменит точку привязки, и подопечный окажется в дальних землях. Там, судя по снимкам с орбиты, бардак страшный, ничего не охраняется. К тому же народ постоянно двигается, будет легко затеряться в толпе.

— Ловко! — Щукон мотнул головой. — А нам-то какая в этом радость?

— А такая. — Касу начал раздражаться. — До нас здесь стажировались ученики Гамскалка. Их агент прожил в тех землях всего два дня. Удалось раздобыть слабенькие снимки из местного храма инициации и мелкую информацию по взаимоотношениям жрецов. И эта мелочь была отмечена малым советом наставников, а ученики получили такие рекомендации… — Он вздохнул. — А по твоей вине нам ничего подобного не достанется. Ни зеленый выпуск нам не светит, ни отличная характеристика… Ладно, отключай контроль его модуля, нечего впустую энергию лить… Хотя постой, оставь картинку. Может, что интересное ему на глаза попадется.


Очнулся я от звуков шагов и негромкого разговора. Боль присутствовала, но где-то на втором плане, слабо-далеко, скорее даже нудно-надоедливо. Зато появилось новое ощущение. Ощущение легкой бодрящей щекотки.

— Сейчас идет прокачка, предельная для установки. — Я узнал голос парня, отправившего меня в эту безумную машину. В нем сквозило легкое удивление. — Аура реципиента пропускает все без задержек. Учитель Пустакр, но ведь это значит…

— Да, это значит, что данный поток для него — отнюдь не предел, — удовлетворенно сказал тот, кого, очевидно, звали Пустакром. — Ты правильно сделал, что отправил его на растяжку. Если бы он сошел с ума, мы бы все равно содрали с него ауру, пусть и с большими потерями, а так у нас почти готовый коммутатор для восточного распределителя.

Пустакр помолчал и через некоторое время продолжил:

— Неплохая работа, Насуц. Думаю, благодарность совета магов тебе обеспечена. Надеюсь, родственники этого уникума уже у нас?

— Простите, учитель, но, прежде чем действовать, я хотел сначала получить ваше одобрение.