logo Книжные новинки и не только

«Дерево из ниоткуда» Серж Брюссоло читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Серж Брюссоло Дерево из ниоткуда читать онлайн - страница 1

Серж Брюссоло

Дерево из ниоткуда

Глава 1

Дневник Пегги Сью

Я сразу же почувствовала, что что-то идет не так. Подхватив синего пса под мышку, я спускалась по трапу самолета и вдруг обнаружила, что я — единственный пассажир, выходящий в аэропорту Оберты! Как только я ступила на землю, стюардесса с такой поспешностью закрыла люк, как будто боялась, что в салон проникнут какие-нибудь страшно опасные микробы. Странно, верно? И еще мне очень не понравился тревожный взгляд, которым она окинула окрестности, прежде чем скрыться в самолете.

И вот я осталась одна-одинешенька с синим псом под мышкой и чемоданом в руке и глядела, как автоматический трап отъезжает от готового к взлету лайнера.

Я торопливо отступила подальше, чтобы вырывающееся из турбин пламя не опалило мне волосы. Самолет с ревом оторвался от земли. Когда он наконец скрылся за облаками, тишина показалась мне еще более давящей. Стоило мне окинуть взглядом окрестности, как тут же стало ясно, что нигде вокруг — ни на взлетно-посадочной полосе, ни в ближайших строениях — не было ни души.

— Эге! — буркнул синий пес. — Ты когда-нибудь видела такие пустынные аэропорты? Обычно в них кишит народ, машины, тележки носильщиков… Что-то я не уверен, что сойти здесь было хорошей идеей.

Я опустила его на землю и направилась к зданию аэропорта. Через стеклянные стены было видно, что в зале для транзитных пассажиров не было ни одного человека, однако при этом он был весь завален чемоданами и сумками, как будто путешественники поспешно побросали их, обратившись в бегство.

Я вошла в зал ожидания. Из громкоговорителей доносилась веселенькая привязчивая музыка, которая неприятно контрастировала с общей обстановкой, наводящей на мысли о конце света. Пол был буквально усеян всякими дорогостоящими вещицами — MP3-плеерами, мобильными телефонами, игровыми приставками… Обычно такие вещи не разбрасывают вокруг, как использованные салфетки.

Кое-где попадалась обувь и предметы одежды. Бутики и магазинчики были перевернуты вверх дном, однако на первый взгляд из них ничего не пропало.

— Видела, что тут творится? — шепнул пес, привлекая мое внимание к совершенно развороченному чемодану.

— А что?

— Взгляни на крышку. Кажется, на ней следы мощных укусов…

Я наклонилась поближе. А ведь пес был прав. Чьи-то зубы… я бы сказала, огромные клыки, насквозь продырявили толстый пластик чемодана!

— Пожалуй, акула не справилась бы лучше, — проворчал пес. — Атомная сосиска! Похоже, кто-то принял этот чемодан за гамбургер!

Я не нашлась, что ответить. Меня совершенно поразил размер челюстей, который угадывался за следами зубов.

— И это еще не все, — продолжал мой верный спутник. — Тут повсюду запах. Ты его не чуешь, но мое обоняние ясно говорит мне, что здесь побывали хищники.

— Хищники? Что за хищники?

— Огромные, покрытые шерстью. Что-то вроде волков, ходящих на двух ногах.

— Хочешь сказать — оборотни?

— Именно так, мадемуазель. Их было много, и они были в ярости.

Я с тревогой осмотрела пол, но нигде не обнаружила следов крови. Судя по всему, пассажирам удалось разбежаться до того, как положение вещей ухудшилось.

Видимо, оборотни остались недовольны и выместили свою злобу, разнеся все вокруг. Оглядевшись повнимательнее, я убедилась, что газеты, одежда, стулья, двери… все вокруг меня несло на себе следы когтей и зубов. Похоже, разъяренная орда обрушилась на аэропорт внезапно, разогнав напуганных путешественников.

Синий пес добежал до кафетерия, который тоже был в ужасающем состоянии.

— Так я и думал, — сказал он со вздохом. — От провизии ничего не осталось. Спорим, они пожирали сэндвичи прямо в упаковке, а пиццу — в замороженном состоянии, даже не разогревая!

Ничего хорошего это не предвещало. Для меня не было новостью, что в окрестностях маленького курортного городка под названием Оберта существует заповедник оборотней, так как именно туда я и направлялась, чтобы приступить к обучению на ветеринара, но до сих пор здесь ни разу никто не жаловался на неприятности такого рода. Все оборотни, обитавшие на территории этого своеобразного зоопарка, сделали свой выбор добровольно: они поселились здесь в надежде на излечение от природной тяги нападать на людей. И мне было непонятно, отчего они вдруг взбунтовались. Кроме того, я очень волновалась за бабушку Кэти, руководившую этим лечебным центром, где как раз велась разработка вакцины против ликантропии — страшной болезни, которая распространялась все быстрее и быстрее, подобно эпидемии гриппа.

Внезапно мне показалось, что среди кресел в зале ожидания стремительно промелькнула какая-то тень. Подскочив от неожиданности, я поспешно схватилась за мобильный телефон и попыталась дозвониться до бабушки Кэти, но в трубке раздавался только голос автоответчика.

— Думаю, задерживаться здесь будет крайне неразумно, — шепнул синий пес. — Мне совсем не хочется, чтобы эти чудища приняли меня за хот-дог. Очень советую тебе найти какое-нибудь убежище, и чем скорее, тем лучше.

— И где, по-твоему? — сдавленно проговорила я. — Тут же везде окна!

— Не знаю, давай поищем.

Мы пересекли зал, опасливо оглядываясь по сторонам. Когда мы проходили мимо магазинчика одежды, мое внимание вдруг привлекли стопки свитеров, которые остались нетронутыми среди все общего разгрома. Не знаю почему, но, глядя на эти свитера, я вдруг застыла на месте, будто пораженная молнией. Они были такие… такие красивые! Такие… чудесные!

Забыв о подстерегающей опасности, я подошла к прилавку и погладила их ладонью. Честное слово, мне никогда не доводилось прикасаться к чему-нибудь столь же мягкому! Здесь были свитера всех цветов — черные, рыжие, бежевые…

Я принялась ощупывать их, разворачивать, прикладывать к себе. Возникло ощущение, что стоит надеть такой свитер — и охватит невообразимое счастье, жизнь покажется небывало прекрасной… И как я могла жить до сих пор без подобного свитера? Мне непременно нужен… и не один! Нет, скорее десяток, или два, или целая сотня! Теперь я знала, чему будет посвящена моя жизнь: я буду работать день и ночь, чтобы покупать себе свитера! Я заполню ими все шкафы, и ящики, и подвал, и чердак… и когда в доме не останется больше места, я арендую еще один — полный шкафов и комодов, чтобы раскладывать по ним мою коллекцию свитеров.

— Эй, ты что там вытворяешь? — нетерпеливо тявкнул пес. — По-твоему, сейчас самое время подыскать себе обновку?

Я только пожала плечами. Ну что он может в этом понимать? Ровным счетом ничего. Собаки ведь вообще не носят трикотажа! И вот, когда блаженное отупение уже полностью захватило меня, я нащупала пальцами неприметную этикетку, пришитую к подолу свитера. Надпись на ней гласила: «Гарантия 100 %. Чистая шерсть оборотня. Ручная работа, произведено в заповеднике Оберта».

Я вздрогнула и отшвырнула свитер подальше от себя, как медузу с ядовитыми щупальцами. Страшное озарение вернуло меня к реальности.

— Так-то лучше, — хмыкнул синий пес. — Можно было подумать, что тебя загипнотизировали. Очень уж глупо ты улыбалась.

Я попятилась, отступая от магазинчика. Теперь мне и в самом деле казалось, что от этих, таких симпатичных на вид, свитеров исходили какие-то чары. Что стало бы со мной, если бы я все-таки надела один из них?

— Атомная сосиска! — воскликнул вдруг мой верный приятель. — А что, если именно в этом все дело? Если пассажиры, набившиеся в зал ожидания, тоже подпали под это колдовство? Только представь себе! Они вдруг все ринулись к этой витрине, не в силах противостоять желанию купить и надеть эти свитерки. А как только это случилось, они все заразились и превратились в оборотней! И теперь рыщут по окрестностям, не зная, что делать дальше.

— Но они голодны…

— Да, их терзает мучительный голод. Поэтому они разгромили буфет, выпотрошили чемоданы и сумки в поисках съестного, но теперь вокруг не осталось…

Ничего…

— Кроме нас.

— Верно.

Краем глаза я заметила тень, скользнувшую из-за буфетной кассы в сторону автомобильной парковки.

— Пойдем-ка отсюда, — пробормотал пес. — Думаю, на стоянке должны остаться свободные машины. Водить ты умеешь, волг и давай гони отсюда поскорее. Так быстро, чтобы ни один оборотень не смог догнать нас.

Я не заставила себя уговаривать. Подхватив собственный чемоданчик, я со всех ног бросилась к выходу.

Увы, на улице все оказалось не так просто. Паника среди пассажиров привела к ужасающей пробке десятки автомобилей громоздились друг на друга, полностью перегораживая дорогу. Все они были пусты, дверцы широко распахнуты. А так как водители бежали, не выключив зажигания, моторы работали до полного исчерпания горючего. Мы лихорадочно метались по лабиринту из покореженного железа, так и не обнаружив ни одной машины, которая могла бы увезти нас отсюда. Откуда-то издалека донесся протяжный вой, от которого у меня по коже побежали мурашки.

— Они собираются в стаю, — негромко обронил синий пес. — Охота на нас вот-вот начнется.

— Да знаю я! — нервно огрызнулась я. — Вон, смотри, велосипед!

— Оборотни бегают гораздо быстрее велосипеда! Им ничего не будет стоить догнать нас.

— Все-таки это лучше, чем ничего! Бежим!

К сожалению, когда мы домчались до велосипеда, оказалось, что его колеса никуда не годятся; чьи-то клыки разодрали шины в клочья.

Я чуть не заплакала от отчаянья. Снова послышался вой, ему тут же ответили другие голоса. По-моему, они раздавались удручающе близко.

Меня охватила паника. Я только и смогла крикнуть: «Бежим!» — и бросилась по пустынной дороге вперед. Синий пес не отставал от меня.

Когда я уже совсем уверилась, что мы пропали, из-за поворота показался какой-то темный силуэт. Небольшой грузовичок. Пронзительно завизжав тормозами, он остановился рядом с нами. Водитель распахнул дверь и крикнул:

— Чего вы ждете? Давайте сюда!

Это был Себастьян! Мой бывший парень. Как я могла забыть? Ведь мы договаривались, что он встретит нас в аэропорту?

Я вскочила в кабину не раздумывая, и синий пес сделал то же самое. Себастьян круто развернулся посреди дороги и на полной скорости рванул прочь от аэропорта. Когда мы уже мчались, оставляя город за спиной, я взглянула в зеркало заднего вида и увидела угрожающие тени, устремившиеся за нами по следам. К счастью, грузовичок быстро оторвался от них.

* * *

А я-то надеялась начать в Оберте нормальную, спокойную жизнь… Какое разочарование!

Себастьян вел машину молча, не отводя глаз от дороги. Мы не виделись с ним уже целую вечность, и я чувствовала себя очень неловко, не зная, как себя вести. Слишком многое стояло между нами. Целое море противоречивых чувств, хороших и плохих воспоминаний. Минуты радости, восторга и страданий. Все это смешалось в ужасающий клубок, который камнем лежал у меня на душе.

Путешествие казалось бесконечным.

Сейчас мне было почти шестнадцать; глядя в окно на пробегающие мимо пустынные поля, я вновь и вновь прокручивала в памяти минувшие недели. В тот самый момент, как я взошла по трапу на самолет до Оберты, у меня появилось ощущение, что я навсегда прощаюсь с детством и начинаю новую жизнь. И, надо признаться, в какой-то мере я испытывала облегчение, что эта глава моей жизни наконец закончилась.

После многих лет, которые я провела, преодолевая немыслимые опасности и странствуя по самым невероятным мирам, мне вдруг захотелось стать серьезной, покончить со всякой магией и прочими сверхъестественными явлениями. Наверное, так проявилось мое взросление? Именно поэтому полгода назад я подала документы в ветеринарный колледж, специализирующийся на лечении монстров. По завершении обучения я рассчитывала получить диплом, который дал бы мне возможность помогать этим несчастным — и зачастую совершенно безобидным существам, которых несправедливо ненавидит весь мир.

А известно ли вам, например, что большинство чудовищ, о которых говорится в страшных сказках, на самом деле происходят с других планет?

Скажем, йети с помощью своей шкуры полировали обшивку космических кораблей, как своего рода живые щетки. Единороги способны пронзать самые прочные материалы, и их использовали в качестве мощных перфораторов. Пресловутые вампиры работали в качестве младшего медицинского персонала в лабораториях, где брали анализы крови… Циклопы, с их единственным глазом, могли заменить собой телескопы, применявшиеся для наблюдения за удаленными звездами и галактиками. Иными словами, все эти существа были живыми инструментами, которые создали инопланетяне, и имели совершенно определенные прикладные функции. Это была просто послушная, безотказная рабочая сила. Увы, однажды хозяева забыли их на Земле, покидая эту планету; и лишившись руководства, они принялись бесконтрольно плодиться, забывая при этом работу, ради которой их когда-то создали. Не найдя себе должного применения, они принялись вытворять бог знает что, и это сильно испортило им репутацию. Их стали обвинять во всех смертных грехах и безжалостно истреблять. От этого они, разумеется, озлобились и стали защищаться, что вовсе не улучшило положения дел.

Понадобилось немало времени, чтобы страсти немного улеглись. Сегодня монстры живут в специальных резервациях, отгороженных от остального мира высокими стенами. И эти стены служат вовсе не для того, чтобы защитить от монстров людей — скорее наоборот. Некоторые особо фанатичные охотники вбили себе в голову, что необычных существ, которые вселяют в них страх, необходимо уничтожить всех до единого.

Короче говоря, ситуация была далеко не радужной.

Случается, что монстры заболевают, и тогда их необходимо лечить; для этого нужны специалисты-ветеринары. К сожалению, очень немногие люди согласны делать уколы существам, которые способны снести им голову одним ударом когтей. В некотором смысле их можно понять… И вот результат: данная профессия не страдает от излишней конкуренции, так что я решила, что могла бы попробовать себя в ней. Монстры меня знают, да и я повстречала их немало. Так что я не новичок в этом деле.

Вообще-то саму идею мне подсказала моя бабушка Кэти. Пробыв шестьдесят лет деревенской колдуньей, она почувствовала, что устала от магии и что хотела бы посвятить свою жизнь чему-нибудь более полезному. В то время как раз подыскивали опытного человека на должность руководителя заповедника оборотней в Оберте, и она предложила свою кандидатуру.

Последний раз, когда я ее видела, она носила футболку с надписью «Колдовство — это глупо!»

— Как закончишь свою учебу — возвращайся ко мне, — сказала она тогда. — Мы славно поработаем вместе. Для нас обеих пришла пора окунуться в настоящую жизнь.

Я очень обрадовалась возможности присоединиться к ней и считала дни, отдаляющие меня от начала стажировки в заповеднике. Увы, как показали события сегодняшнего дня, дела приняли совершенно неожиданный оборот.

Себастьян гнал машину, утопив педаль в пол. Мы сидели бок о бок, не обмениваясь даже взглядами. Это было так… неуютно. Я вдруг осознала, что толком не понимаю, что для меня значил этот парень. Я любила его, а потом он превратился из-за другой девушки в оборотня и забыл меня. Конец истории. Все, что мы пережили с ним вместе, стерлось из его памяти. Мне пришлось пережить горечь потери, и это далось нелегко.

Собрав все свое мужество, я отважилась бросить на него короткий взгляд. Я увидела застывший профиль — Себастьян полностью погрузился в свои мысли. Да, он был по-прежнему красив, но что-то в его лице изменилось. Черты показались мне какими-то огрубевшими, даже жестокими, как будто душа волка наложила на них свой отпечаток. Мне стало не по себе. Я взглянула на его рот, размышляя, не скрываются ли за его красиво очерченными губами клыки свирепого хищника. Видимо, он угадал, о чем я думаю, потому что вдруг повернулся ко мне и устало сказал:

— Я нахожусь на излечении, если тебя это беспокоит. С тех пор как я принимаю лекарства, я больше не превращаюсь. Разве что совсем чуть-чуть.

— Как это — чуть-чуть? — переспросила я.

Он пожал плечами, потом неохотно проворчал:

— Мои руки покрываются черной шерстью, я не могу сдержать вой, и иногда мне хочется укусить…

— Подумаешь! У меня то же самое, — высказался синий пес, расположившийся позади нас. — Вот только рук у меня нет. Кусаться и выть — по-моему, это вполне нормально. А чтобы занять клыки, нет ничего лучше старого ботинка покрепче. Я всегда им пользуюсь.

Себастьян не снизошел до улыбки.

— Укусить? — спросила я с нажимом, глядя ему прямо в глаза. — Ты не имел в виду «растерзать»?

— Нет. Просто укусить. Я вполне обхожусь куском деревяшки.

Чтобы убедить меня, он вынул из кармана обрезок деревянного черенка от лопаты, изглоданного в щепки. Как только он сумел довести его до такого состояния, не сломав зубы? Не могу сказать, чтобы меня это зрелище сильно успокоило.

— А как насчет… э-э… пищи? — поинтересовалась я, чувствуя комок в горле.

— Стараюсь не есть мяса, у меня от него кошмары. И чем больше я его ем, тем сильнее чувствую голод. Так что питаюсь одним только молоком и галетами.

Я внезапно поняла, что меня настораживало в его облике: челюсти… его жевательные мышцы были развиты сильнее, чем в моих воспоминаниях, как будто ему долгое время приходилось жевать мясо и грызть кости. Его ногти тоже показались мне чересчур заостренными. По сути дела, они больше походили на звериные когти.

Перехватив мой взгляд, он продолжил:

— Хоть я и стригу их каждое утро, за день они опять отрастают. Поначалу я пытался носить перчатки, но расходы оказались слишком велики: к полудню на них уже появлялись дырки.

В кабине снова повисло молчание.

Я с грустью поняла, что нам будет не так-то просто наладить отношения. Мне захотелось плакать, и я отвернулась к окну, чтобы моих слез никто не заметил. Черт возьми! Мне уже скоро шестнадцать, пора научиться держать себя в руках.

Убедившись наконец, что уже могу контролировать свой голос, я спросила:

— А что здесь произошло? И где бабушка Кэти? Надеюсь, с ней все в порядке…

— Сложно сказать, — вздохнул Себастьян. — Как ты знаешь, она устроилась на работу ветеринаром в заповедник оборотней на озере Оберта. Дела шли неплохо, пока не произошла одна странная вещь.

— Какая?

— Однажды в озеро упал какой-то предмет, прямо с неба. Огромная такая штука, но никто не сумел ее толком разглядеть. Даже я.

— Ты тоже там был?

— Да, я работал в пекарне.

— Волк в пекарне, — прыснул синий пес, — это же надо! Но все равно лучше, чем волк в овчарне!

— Это был период социальной реабилитации! — буркнул Себастьян с раздражением. — Меня больше не считали опасным для людей. Бабушка Кэти добилась, чтобы местный пекарь нанял меня на половину рабочего дня. Смелый парень, этот пекарь. Хоть он меня немного побаивался, но все-таки решил дать мне шанс начать все с нуля. Взял меня подмастерьем, научил печь пироги. Мне это очень даже нравилось… так вот, как-то раз я вдруг заметил вспышку в облаках. Через секунду посреди озера взметнулся фонтан брызг, и поднявшаяся волна захлестнула пляж, так что все отдыхающие разбежались кто куда.

— Должно быть, действительно здоровенная была штуковина… — протянул синий пес.