Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Весь оставшийся ужин Вадим развлекал ее разговорами и оказался интересным собеседником. Элла понимала, что все больше и больше попадает под воздействие его обаяния. И она все лучше относилась к человеку, который скрывался под маской бессердечного плейбоя.

— И какие у тебя ближайшие планы? Что нам ждать нового от виртуозной скрипачки Элеоноры Стаффорд? — спросил ее Вадим, когда они уже пили кофе.

О себе он говорил мало, но постоянно задавал ей вопросы об учебе, выступлениях и музыкальных предпочтениях. Удивительным для Эллы образом Вадиму удалось заставить ее рассказать о некоторых вещах, о которых она раньше рассказывала только самым близким друзьям.

После коктейля и двух бокалов вина Элла чувствовала себя расслабленной и удивительно смелой. Она даже получала удовольствие от флирта с Вадимом.

— На следующей неделе у меня выступление в Париже, а потом я буду большую часть времени проводить в Лондоне. Надо записать саундтрек к фильму и поработать над новым альбомом.

Вадим довольно улыбнулся:

— По счастливому совпадению я тоже планирую осесть в Лондоне на несколько месяцев. Это дает нам прекрасную возможность узнать друг друга получше.

Его взгляд оторвался от ее губ и спустился по шее к груди, не оставляя сомнений в том, что именно он подразумевал под «возможностью узнать друг друга получше». Вадим определенно рассчитывал заняться изучением ее тела, и от уверенности Эллы не осталось и следа.

— Я буду очень много работать, — поспешно сказала она. — У меня не найдется свободного времени. Только музыка…

Он наклонился вперед и приложил палец к ее губам, заставляя замолчать. Элла испуганно посмотрела на него и вздрогнула.

Ее невинность и даже некая доверчивость опять напомнили Вадиму об Ирине. Совесть подсказывала ему не начинать отношений с Эллой, ведь через пару недель она ему наскучит и он ее бросит. Однако дрожащие у него под пальцем губы вызывали желание приникнуть к ним в поцелуе. От одной этой мысли у него напряглось тело, и Вадим вспомнил, как его мучили фантазии о том, как они с Эллой занимаются любовью. Единственный способ избавиться от наваждения — реализовать свои желания и утолить страсть.

— Мы, русские, в таких случаях говорим: «Умей дело делать, умей и позабавиться». Думаю, в английском языке тоже найдется соответствующая пословица. А мы с тобой еще как можем позабавиться. — Вадим многообещающе подмигнул.

«Может, он прав», — размышляла Элла, пока Вадим оплачивал счет.

Она же не собиралась всю жизнь прожить монашкой? А Вадим одним прикосновением разжигал в ней желание. Даже ей, совсем неопытной девушке, было ясно, что им будет хорошо в постели и Вадим окажется отличным любовником, который способен доставить ей неземное наслаждение.

— Ты хочешь, чтобы я отвез тебя домой, или сходим в какой-нибудь клуб? — спросил ее Вадим, когда они вышли на шумную улицу ночного Лондона.

Здравый смысл подсказывал Элле попрощаться с ним и сказать, что им больше не следует встречаться. Однако ей впервые в жизни захотелось почувствовать вкус развлечений и ночной жизни. В свои двадцать четыре года она обычно ложилась спать после десятичасовых новостей. Может быть, хоть разок забыть о репетициях и выступлениях?

— В клуб, — решительно сказала Элла, за что была награждена чарующей улыбкой, от которой у нее пересохло в горле.

— Я член клуба «Анабелз». Он находится на Беркли-стрит. Это недалеко отсюда. Давай пройдемся пешком!

Элла только кивнула в ответ.

Глава 5

Клуб, куда Вадим пригласил ее, разумеется, принадлежал к числу элитных, куда ходили развлекаться лишь самые богатые и известные люди. Едва войдя, Элла насчитала на танцполе и в зале несколько знакомых всем лиц. Обратила она внимание и на то, что сотрудники клуба, да и посетители тоже с повышенным интересом отнеслись к появлению Вадима. Представительницы женского пола поглядывали на него не только с интересом, но и с вожделением, а некоторые почти сразу же начали пытаться привлечь его внимание к себе. Он мог бы легко заполучить любую из них, стоило только ему захотеть, — Элла в этом нисколько не сомневалась. Выбор был огромнейший: модели, звезды кино и телевидения, молодые певицы. Все стройные, ухоженные и загорелые. Сравнивая себя с ними, Элла не могла не задаться в очередной раз вопросом: зачем Вадиму понадобилась именно она?

Однако он, казалось, не замечал никого, кроме нее, и его внимание, чего греха таить, льстило Элле. Постепенно она снова расслабилась и стала получать удовольствие, чему, несомненно, способствовало лившееся в клубе рекой шампанское.

Вадиму даже удалось уговорить ее выйти вместе с ним на танцпол. С каждой новой мелодией объятия становились все крепче и смелее, и Элла не могла не признаться себе, что наслаждается их близостью. Она никогда не чувствовала себя такой живой и полной энергии.

— Нравится? — спросил Вадим, наклоняясь к ней. — Мне очень.

Элла не стала сопротивляться, когда он, дразня, прикоснулся к ее губам, наоборот, она с нетерпением ждала поцелуя. Однако Вадим не торопился, ожидая от нее ответной реакции, и Элла покорно раскрыла губы, позволяя его языку проникнуть к ней в рот. Новые ощущения настолько захлестнули ее, что она абсолютно забыла о других посетителях.

Было почти три часа утра, когда они вышли из клуба, и от первого же глотка свежего воздуха у Эллы слегка закружилась голова.

— Это не твоя машина, — пробормотала она, когда перед ними остановился черный лимузин и шофер открыл перед ней дверцу.

— Я никогда не сажусь за руль, если выпью. Водитель оставил мою машину в отеле и приехал сюда за нами, — ответил Вадим и нахмурился, заметив, что Элла не очень уверенно стоит на своих высоких шпильках и ее слегка покачивает. — Ты в порядке?

— Конечно! Что за странный вопрос! — воскликнула Элла, наклоняясь, чтобы сесть в машину, но, не рассчитав высоту, слегка стукнулась головой о крышу. — Мне никогда еще не было столь хорошо.

Она на самом деле так считала. Несколько бокалов шампанского пробудили в ней уверенность в себе и в своей сексуальности. Элла с нетерпением ждала, когда Вадим продолжит ее целовать, и даже готова была подстегнуть его. Она вопросительно посмотрела на него, когда он сел рядом, и облизнула губы кончиком языка. Блеснувший у него в глазах огонь наполнил ее предвкушением скорого поцелуя. Однако в машине было так тепло и уютно, что веки Эллы вдруг потяжелели и стали слипаться. Зевнув, она положила голову на плечо Вадима и закрыла глаза.

«Ей можно дать лет шестнадцать», — подумал про себя Вадим, разглядывая Эллу.

Обычно женщины, с которыми он встречался, по дороге из бара продолжали заигрывать с ним, прижимались к нему и даже поглаживали по бедру. Вадим не помнил, чтобы хоть одна из них задремала, положив ему на плечо голову. В Элле было много качеств, отличавших ее от остальных женщин, и у него вновь и вновь возникали сомнения, а следует ли ему проявлять с ней настойчивость. Скорее всего, Элла не готова к интимным отношениям с ним, особенно учитывая ее неприязнь, даже почти ненависть к собственному отцу.

Ему не хотелось вновь брать на себя ответственность за чье-то благополучие. Хватит того, что у него не получилось сделать счастливой Иру. Он разбил ей сердце, и из-за него она страдала. Больше подобных ошибок он не повторит.


Элла недовольно нахмурилась, потому что удобное и теплое плечо под ее головой неожиданно исчезло.

— Элла, просыпайся! — раздался возле ее уха чей-то настойчивый голос. — Мы уже подъехали к твоему дому.

Когда Элла с трудом открыла глаза, то увидела прямо перед собой лицо Вадима. Ей сразу припомнились поцелуи на танцполе, и она машинально облизнула губы, желая дать понять Вадиму, что жаждет продолжения.

Вадим едва устоял под напором желания, охватившего его. Ему не удалось подавить внутренний голос, который подсказывал, что Элла значительно более наивная, чем это может показаться. С другой стороны, она была достаточно взрослой, чтобы отвечать за себя, и, без сомнений, ей хотелось, чтобы они занялись любовью. Губы у нее раскрылись в ожидании поцелуя, а в глазах читалось нескрываемое желание.

Однако Вадим напомнил себе, сколько алкоголя Элла выпила за вечер, и скривился. Он был убежден, что она редко пила и даже пара бокалов шампанского и бокал вина после одного крепкого коктейля могли сильно ударить ей в голову.

Вадим не хотел совершать еще одной ошибки, за которую ему потом стало бы стыдно. Такой мужчина, как он, не должен пользоваться удобной ситуацией, чтобы переспать с наивной девочкой.

— Так, так. Осторожнее. Держись за меня, я доведу тебя до дому, — сказал он, подхватывая за талию Эллу, которая с трудом вылезла из машины и стояла, покачиваясь на высоких каблуках.

Она несколько удивленно посмотрела на него, но позволила ему увлечь себя к входной двери огромного особняка. Элла никак не могла понять, что происходит. Почему Вадим, который, казалось, готов был снова поцеловать ее, вдруг отстранился?

Ей удалось найти только одно объяснение его странного поведения. Элла решила, что Вадима смутило присутствие шофера. Когда они окажутся в доме, Вадим обязательно заключит ее в объятия. В предвкушении предстоящих поцелуев она посмотрела на его губы, и волна возбуждения пробежала по телу.

С трудом оторвавшись от созерцания лица Вадима, Элла судорожно принялась копаться в своей сумочке в поиске ключа. Она торопливо открыла дверь и развернулась к Вадиму, сердце у нее учащенно билось и едва не выпрыгивало из груди. При виде его широкой улыбки у нее едва не подкосились ноги.

— Спокойной ночи, Элла.

Она не сразу поняла, что он прощается с ней. Однако Вадим сделал шаг назад, что однозначно показывало: он собирался уйти.

Когда они покидали клуб, огонь, горящий в глазах Вадима, убедил Эллу в том, что он настроен весьма решительно, и она не собиралась останавливать его.

Но почему тогда Вадим прощается с ней? Возможно, он ждет, чтобы она первой сделала шаг, показала, что не оттолкнет его, если он попробует поцеловать ее?

Понимая, что Вадим направился к машине, Элла нервно прикусила губу.

— Ты… Ты не зайдешь выпить кофе? — вырвалось у нее, когда он сделал уже несколько шагов в сторону машины.

Вадим остановился и медленно обернулся к ней, и под его пристальным взглядом у нее привычно запылали щеки. Элла замерла в напряжении, и время тоже как будто остановилось. Задумчиво поведя плечом, Вадим выждал еще несколько долгих секунд и все-таки вернулся к ней. Лунный свет падал на его лицо, и у Эллы перехватило дыхание от восторга. Она с наслаждением вдохнула аромат одеколона, смешанный с легким запахом мужского тела.

Когда Вадим встал рядом с ней на пороге, Элла уже изнывала от желания. Ни один другой мужчина не вызывал в ней таких чувств, но инстинкт подсказал ей, что делать. Она запрокинула голову, раскрыла губы и смело посмотрела прямо в глаза Вадиму. В ответ тот что-то пробормотал по-русски, но Элле слишком хотелось почувствовать, как его губы прикоснутся к ее губам, чтобы она стала выяснять смысл сказанного.

Элла полностью отдалась поцелую, когда Вадим наконец-то наклонил к ней голову. Она тихо застонала, почувствовав, как его язык проникает к ней в рот. Ей захотелось прижаться к нему всем телом, чтобы почувствовать, как бьется сердце Вадима, и Элла обвила руками его за шею. Она с нетерпением ждала, когда Вадим дотронется до нее или подхватит на руки, чтобы внести в дом.

Однако, к удивлению Эллы, он через некоторое время оторвался от ее губ и высвободился из объятий.

— Спасибо за приглашение, — сказал он хриплым голосом. — Однако мне пора идти.

— Но я думала… — прошептала Элла, не в силах скрыть своего разочарования.

Отступив назад, она смущенно посмотрела на него. Краска стыда начала заливать ее лицо, когда Элла поняла, что Вадим не собирается остаться. Он довольно улыбался, ведь именно она спровоцировала его на поцелуй. Очевидно, Александрова забавляла ее готовность отдаться ему. Элла с негодованием замотала головой, но Вадим только усмехнулся.

— Мы еще увидим, кого ты завтра утром будешь ненавидеть больше — меня или себя, — сказал он тихо, опередив ее.

Не дожидаясь ответной реакции, Вадим развернулся и быстро зашагал в сторону дожидающейся его машины, а Элла влетела в дом, хлопнув за собой дверью. Она была подавлена своей глупостью и наивностью.


На следующее утро, когда Элла проснулась, она обнаружила, что спальня залита ярким солнечным светом. Часы у кровати показывали полдень.

Однако это открытие было мгновенно вытеснено воспоминаниями о том, как, где и с кем она провела большую часть ночи. Неужели это не сон? Неужели она действительно ужинала в дорогом ресторане и позволила Вадиму кормить себя черной икрой с ложки, потом согласилась пойти в ночной клуб и танцевать с ним и… Элла перевернулась на живот и накрыла голову подушкой.

О чем она думала, когда решила соблазнить Вадима Александрова? Думала! Она не думала ни о чем! Ей не следовало столько пить!

— Боже! Как я могла так забыться, чтобы почти вымаливать у Вадима милость провести со мной ночь! — прошептала Элла с недоумением.

Она почти просила его остаться, а он отверг ее! Боже, какой стыд! Ей нельзя больше с ним встречаться! У нее не может быть ничего общего с таким мужчиной, как Александров. Сколько раз нужно напоминать себе о том, что он плейбой, который хочет от нее лишь секса.

Лицо Эллы вспыхнуло при воспоминании о том, как она сама раскрывала губы в надежде, что Вадим поцелует ее, как прижималась к нему, как обвила руками шею, чтобы подстегнуть его к действиям.

Ее нетерпение и доступность показались ему неинтересными? Очевидно, Вадим играл с ней и хотел доказать, что она не способна устоять перед ним. У него это прекрасно получилось!

Чувствуя отвращение к себе за свою слабость, Элла вылезла из кровати и побрела на кухню. Настроение у нее еще больше испортилось, когда обнаружилось, что у нее нет ни молока, ни овсяных хлопьев.

Выпив воды, Элла направилась в душ, после которого ей стало чуть лучше. По крайней мере, она чувствовала себя посвежевшей.

Натянув джинсы и майку, Элла с надеждой хоть как-то развеяться, направилась в сад и замерла на пороге. В тени на террасе за столиком сидел Вадим и просматривал какую-то газету, а перед ним стояла чашка с ароматным кофе.

— Что ты здесь делаешь? — с ужасом выпалила она, уставившись на гостя.

У нее хватило сил только на то, чтобы дойти до свободного кресла и рухнуть в него. Неожиданное появление Вадима стало для Эллы настоящим шоком. Она ведь только что решила никогда больше с ним не встречаться и даже не думала о том, как вести себя, если они все-таки столкнутся где-нибудь. У нее не было никакой стратегии поведения. Однако, скорее всего, никакая стратегия ей бы не помогла, поскольку Вадим выглядел великолепно. В отличие от нее по нему нельзя было сказать, что он полночи провел в клубе. Светлые джинсы и легкая рубашка смотрелись на нем изумительно, особенно рубашка, верхние пуговицы которой были расстегнуты. Отвести взгляд от его груди Элла смогла не сразу.

— Доброе утро. Вернее, добрый день, — сказал он, демонстративно посмотрев на свои часы. — Думаю, можно смело предположить, что спала ты хорошо.

— Я не понимаю почему… Как ты здесь оказался? — пробормотала Элла.

Ей очень хотелось, чтобы Вадим снял солнечные очки и она хотя бы смогла увидеть выражение его глаз.

Неожиданно до нее донесся детский голос, и она, окончательно сбитая с толку, повернула голову в сторону сада. К ней с радостными криками бежала дочка ее двоюродной сестры.

— Элла! Мы приехали тебя навестить! А ты спала, — затараторила девочка, подбежав к столику. — Дедушка сказал, что тебя не нужно будить.

— Да, я сегодня что-то долго в кровати валялась, — призналась Элла и поймала на себе иронический взгляд Вадима. — Лили, а где дедушка?

— Вот он! — воскликнула Лили, показывая куда-то за спину Эллы.

Обернувшись, Элла увидела своего дядю Стивена.

— Ну, здравствуй, Элла, — поприветствовал он ее. — Вижу, что вчера ты хорошо провела вечер. Рад за тебя. Я всегда говорил, что тебе надо чаще выходить и развлекаться, а то сидишь целыми днями со своей скрипкой. В твоем возрасте нужно радоваться жизни, а не репетировать целыми днями.

— Дядя!

— Что — дядя? Вы, как я вижу, уже познакомились? — Стивен перевел взгляд с нее на Вадима и обратно. — Я звонил тебе несколько раз, чтобы предупредить о том, что Вадим сегодня переезжает в дом, но не сумел тебя застать. Думаю, ты даже не слышала, как приехал грузовик и люди Вадима переносили вещи в дом. Ясно, не слышала. Ты не волнуйся так. Я Вадиму объяснил ситуацию, и он не против, чтобы ты осталась. Наоборот, его это даже устраивает. По крайней мере, в ближайшие месяцы.

— Да, устраивает. Мне часто приходится ездить по делам, и я рад, что дом не будет пустовать во время моего отсутствия. — Вадим обворожительно улыбнулся. — Мы договорились, что я подумаю, нужно ли мне покупать дом. Пока я его снимаю, я не буду нанимать обслугу. Ты можешь все это время жить, где живешь. Как я понимаю, поиск квартиры у тебя осложняется тем, что нужно много места для рояля?

— По моему мнению, Элла, этот рояль только тебе мешает. Столько места занимает и создает бесконечные проблемы. Я бы на твоем месте продал его, — заметил Стивен, не дав Элле прокомментировать слова Вадима.

— Это мамин рояль, — замотала головой Элла. — Она его мне оставила. Я никогда его не продам!

— Ну, скажи спасибо Вадиму, что пока тебе об этом задумываться не нужно, — хмыкнул Стивен.

У Эллы на языке вертелись слова негодования, и она бы решительно отвергла предложение Вадима остаться с ним в одном доме, но напоминание о рояле заставило ее промолчать. По глазам Александрова было видно, что он доволен тем, как ему удалось добиться того, чего хотел. О том, чтобы продать рояль, и речи быть не могло, а значит, ей требовалось несколько недель на поиски подходящей квартиры. У нее не оставалось иного выбора, как принять «предложение» Вадима.

— Дедушка, я хочу посмотреть на реку, — заявила Лили и побежала по газону в сторону Темзы.

— Не так быстро! Подожди меня! — закричал ей вслед Стивен и поспешил за ней.

Элла дождалась, когда они отойдут на приличное расстояние, и только потом повернулась к Вадиму.

— Это у тебя такое своеобразное чувство юмора? — сквозь зубы процедила она и продолжила, не дожидаясь ответа: — И с какой целью ты это все спланировал? Чего добиваешься?

— «Спланировал» что? — Вадим вопросительно изогнул бровь. — Я давно знаю Стивена. Мы уже вели с ним дела. Узнав, что я присматриваю себе дом в Лондоне, он мне предложил этот. Мы сразу договорились, что я его арендую на шесть месяцев, а там поговорим о покупке.

На самом деле все было не совсем так, но Элле об этом знать не следовало. Вадим склонялся к покупке дома в другом районе Лондона, но в ту ночь, когда после концерта ему пришлось везти Эллу домой, он передумал.

Мысли Эллы снова вернулись к воспоминаниям о предыдущей ночи и о том, как она едва ли не вешалась Вадиму на шею. Однако он отверг ее, и теперь, конечно же не планирует долго жить с ней в одном доме.

Как она ошиблась, решив после ужина в ресторане и танцев в клубе, что его влечет к ней. Или по какой-то непонятной причине вчера, по пути из клуба, он передумал давать волю своим желаниям?