Сью металась по квартире, натыкаясь на мебель, зачем-то рылась в документах, перебирала старые письма. Так продолжалось минут двадцать. Потом ей удалось взять себя и руки. Она отправилась в ванну, приняла душ, накрасилась и надела элегантный дорожный наряд. Инстинкт подсказывал ей, что путешествие предстоит долгое и не самое легкое. Она не должна раскисать. Молодая собранная женщина всегда может рассчитывать на поддержку и понимание. Глупо думать, что растрепанная миссис с заплаканными глазами вызовет жалость и понимание. Людей пугает чужое горе, и они сторонятся его. Только не плакать, не заглядывать с мольбой в глаза и не сбиваться с намеченного курса. Она должна немедленно попасть в госпиталь к Гарри, чего бы ей это ни стоило.

* * *

Сью набрала номер телефона Пола. Трубку долго не поднимали. Скорее всего, в квартире одна из очередных подружек холостяка сидит, дрожит и не решается ответить. Однако на том конце провода ей все же ответили.

— Слушаю вас, — произнесла какая-то женщина мягким грудным голосом.

— Будьте любезны, соедините меня с мистером Макдаулом, — очень официально проговорила Сьюзен.

— Дорогой, это тебя. Наверное, еще одно разбитое сердечко, — засмеялась женщина, но в ее голосе не было злобы.

— Слушаю. — Пол был вежлив, доброжелателен, но непривычно строг. От его вечной донжуанской манеры не осталось и воспоминания.

— Пол, это я, — выдавила из себя Сью, потому что, как только она услышала голос своего друга, силы оставили ее. Она напрасно пыталась заставить себя продолжить. В горле стоял ком, в носу щипало. Все, что ей удавалось, это набирать в грудь побольше воздуха, чтобы не разрыдаться в голос.

Пол быстро понял, что происходит с его подругой, недаром он хорошо знал женщин.

— Сью, милая, что стряслось? — Его голос был полон преданности и заботы.

Сью не могла этого перенести и заплакала.

— Гарри, мой Гарри… Авария… Он… Я ничего толком не знаю… Египет… Какой-то госпиталь. Даже не представляю, что с ним… — всхлипывала она.

— Солнышко, успокойся. Я ничего не понял, но думаю, что все не так уж плохо. Он жив и лечится в госпитале. Ты просто должна взять билет на самолет и полететь в этот проклятый жаркий Египет, чтобы быть рядом с мужем. А вместо этого ты сидишь и плачешь так, как будто в чем-то виновата. Прекрати! Я сейчас приеду, и мы все уладим. Если у тебя есть в холодильнике, выпей джина. Без тоника. Помогает. Давай, милая! Уже бегу, буду у тебя через двадцать минут.

Сью поняла, что Пол прав: она не могла сдержать слез именно потому, что считала себя не просто виноватой, а ужасно виноватой. Если бы она любила Гарри всем сердцем, если бы думала о нем больше, если бы мечтала о нем, то ее любовь как крыло ангела накрывала бы мужа и хранила бы его.

Женщина налила в стакан воды, села на любимый стул и попыталась успокоиться. Слезы бывают очень нужны, чтобы смыть шелуху и оставить чистым разум. Когда приедет Пол, она уже будет способна управлять эмоциями.

Сью встала и пошла к зеркалу. На нее смотрела заплаканная, но очень симпатичная молодая женщина. И хотя ей было уже тридцать два, никто не давал ей больше двадцати четырех. Кожа была чистой и прозрачной, румянец нежным. Волосы густыми светло-русыми прядями падали на плечи. Она часто меняла прически и с удовольствием носила то хулиганскую мальчишескую стрижку, то роскошный женский пучок. Она хотела бы стать чуть более рыжеватой, что вполне соответствовало ее представлениям о красоте, но ей никогда не приходило в голову красить волосы. Веки, хоть и выглядели отекшими из-за пролитых слез, но голубой блеск глаз был еще ярче, и они казались прозрачными. Маленький рот тоже припух, но оставался таким же аккуратным и хорошо очерченным. Сью провела пальцами по лицу, быстренько наложила легкий макияж. Это помогло ей собраться. Потом скользнула взглядом по всей фигуре. Как обычно, она осталась ею не очень довольна.

Ее тело всегда, даже в юности, выглядело слишком уж женственным. По мнению Сью, грудь была излишне пышной и тяжелой, бедра чересчур крутыми, а талия слишком узкой. Ей хотелось соответствовать современным представлениям о красоте женской фигуры, а это предписывало иметь скорее мальчишеские формы. Только повзрослев, она поняла, что ее фигура волнует мужчин, но детские комплексы все-таки остались. Сью до сих пор стеснялась своей плавной женской походки и внутренне съеживалась под восхищенными мужскими взглядами.

Господи, какие глупости лезут ей в голову! Она должна сейчас все силы отдавать Гарри. Надо настроиться на его волну и молиться об облегчении его страданий. Но женщина остается женщиной даже в самые критические минуты жизни. Зеркало отвлекает и в какой-то мере заставляет собраться с духом.

Мелодично пропел звонок домофона, Сью сняла трубку и окончательно успокоилась. Пол стоял внизу и просил разрешения подняться к ней в квартиру.

Когда женщина открыла дверь и увидела взволнованное лицо своего друга, она протянула руки и по-детски прижалась к нему. Пол нежно и успокаивающе стал гладить ее по голове, затем усадил на диван и устроился в кресле напротив.

— Давай по порядку, — начал он, когда понял, что его подруга готова спокойно обсудить то, что им предстоит сделать. — Расскажи толком, кто тебе звонил и что произошло.

— Пол, я и в самом деле не знаю, что там случилось. Позвонила секретарь из офиса и Лондоне и сказала, что мой муж в больнице. Произошла какая-то авария. Подробности она излагать отказалась. Обещала позаботиться о билете в Египет. Сказала еще, что я могу связаться с их офисом в Каире. Может быть, там подробнее расскажут, что стряслось. Все!

— Не так уж и мало, — вздохнул Пол. Во всяком случае, понятно, что авария произошла на объекте строительства. Гарри жив. И ему нужна твоя помощь. Если ты готова, мы можем прямо сейчас поехать и офис. Я был там вместе с Гарри, когда он подписывал контракт.

Сью удивленно подняла брови, она-то не знала ничего ни об этой фирме, ни об участии в этом деле Пола.

— Дело в том, что я сам рекомендовал его на эту работу, — признался Пол. — Не волнуйся, компания очень известная и стабильная. Что касается страховки, лечения и твоего проживания там, все будет обеспечено. Думаю, что тебе нужно лишь подсобраться с силами, чтобы долететь. А когда ты окажешься рядом с Гарри, все твои страхи пройдут. Ты будешь рядом и все проконтролируешь сама.

— Хорошо, Пол. Вещи я уже собрала. Самое необходимое. Если что-то понадобится, я думаю, ты поможешь. Ключи будут у домоправительницы, я предупрежу. Какие вы все-таки скрытные, мужчины! Подумай сам: стоило мне лишь узнать, что ты в курсе всех его дел, я не мучилась бы целую неделю, а сразу кинулась к тебе и давно уже была бы рядом с ним. Может быть, и аварии удалось бы избежать.

— Не считай себя фигурой равной Черчиллю, дорогая, — усмехнулся Пол. — Находясь рядом, ты не запретила бы мужу работать. Не терзай себя, ты ни в чем не виновата.

— Пол, поехали вместе, — вдруг сказала Сью. Она понимала, что эта просьба нелепа, но ей почему-то было очень страшно.

— Солнышко, я отправился бы за тобой хоть на край света. Ты же знаешь, как я люблю тебя, как дорожу дружбой с Гарри. Но сейчас это невозможно. Прости, я уже не так холост, как это было раньше.

У Сью от изумления округлились глаза. Представить, что ее дружок остановил свой нескончаемый процесс поиска идеальной женщины, было невозможно. Неужели и для этой рыбищи нашелся крепкий крючок?

— Не смотри на меня так, Сьюзи. Я погиб! Я влюблен и счастлив… Сам хотел позвонить тебе сегодня и сообщить, что в ближайшие месяцы буду лихо прощаться со свободой, но… Видишь, как бывает. У меня радость, а у вас проблемы. Поезжай, подлечи моего друга, и возвращайтесь вместе на мою свадьбу. Поехали, милая, я провожу тебя и аэропорт.

Прошло всего несколько часов после того, как Сьюзен получила сообщение о несчастье, свалившемся на ее мужа, но она уже летела высоко в небе на современном лайнере. Стюардессы начинали разносить прохладительные напитки, люди расслабились, жизнь даже в самолете налаживалась. Где-то ворковали влюбленные, совершающие свадебное путешествие в загадочный Египет. Где-то попискивал ребенок. Одна из пассажирок несколько раз приставала к стюардессе с расспросами, пока та не пригласила к непоседливой старушке одного из вторых пилотов, чтобы тот дал квалифицированные объяснения.

С одной стороны, Сью была поглощена своими заботами: прикидывала, как лучше устроить уход за мужем, что купить ему по дороге в госпиталь, чем кормить его в этой незнакомой стране… С другой стороны, она рассеянно смотрела по сторонам, с грустью думая о том, как хрупка человеческая жизнь и быстротечно счастье.

Вот двести или триста человек занимаются рядовыми делами, собираются обедать, хотя достаточно какой-нибудь нелепой случайности, и весь этот уютный мир разлетится вдребезги. Она вдруг вспомнила, как однажды летела на самолете и решала кроссворд. Один умник составил его из нелепых вопросов, в основе которых лежали расхожие шутки. Когда Сью дошла до пункта «воздушная братская могила», она похолодела. Конечно, ум ей подсказывал, что это самолет, но думать так не хотелось. Потому что это было очень точно и страшно. И омерзительно. Как можно шутить по поводу жизни и смерти?

Как же надо дорожить друг другом и беречь уязвимую оболочку человеческого тела. Почему мы не помним об этом каждый день, каждую минуту? Почему, не задумываясь, обижаем друг друга? Потому что надеемся, что беда никогда не коснется именно нас, ответила себе Сью и опять переключилась на решение сугубо деловых вопросов.

* * *

Самолет приземлился вовремя и безо всяких проблем. Пока он катился по посадочной полосе, люди оживленно переговаривались, собираясь к выходу. Сью откинулась в кресле и расслабила тело, которое буквально ныло после многочасового перелета и нервного напряжения. Она понимала, что у нее есть всего несколько мгновений отдыха и покоя, а потом ее жизнь покатится по непредсказуемой кривой, которая будет зависеть от состояния здоровья ее мужа, от сложностей, которые могут возникнуть у одинокой молодой женщины в незнакомой стране.

Мало того, что Египет находится на другом конце света, это бы еще полбеды. Нет, эта страна пугала другой религией, другой культурой, другим этикетом и нормами морали. Может случиться так, что ни один наряд, который Сью прихватила с собой, ей не придется надеть. Что ни говори, а надо было подготовиться к поездке в совсем иной мир. Но, к сожалению, у Сью на это просто не было времени. Ничего, она всегда умела приспособиться к ситуации и надеялась, что и сейчас интуиция и сердце ее не подведут. Все будет хорошо.

* * *

Это было весьма странно, но в аэропорту, в зале прилета, ее никто не встречал. Ее чемодан уже долгое время одиноко крутился на ленте транспортера, а она так и не нашла плакат со своим именем или с названием фирмы мужа. Что ж, Сьюзен не собиралась отчаиваться. В конце концов, она говорит по-английски, а весь мир хоть мало-мальски владеет этим языком. Сью решительно подошла к высокому человеку в форме, посчитав, что это должен быть полицейский.

К ее изумлению, страж порядка довольно сносно объяснился с ней на ее родном языке, показал, как добраться до банка, где можно обменять деньги на местную валюту, и вдобавок сообщил, что позвонить она может за наличные на почте или в какой-нибудь лавке. В конце разговора строгий мужчина улыбнулся и произнес на родном языке: «Хабиба!» Сью не поняла, что это значит, но улыбка и глаза полицейского говорили, что он сделал ей комплимент. Пока она шла по залам аэропорта, несколько раз ловила откровенные взгляды мужчин и слышала это же странное слово. Наверное, это означает иностранка, успокоила она себя.

Сью взяла такси и объяснила, что ей нужен отель. Машина мягко покатилась в сторону города. Как завороженная смотрела она в окно, на какой-то момент мысли, мучившие ее целый день, отступили. Непредсказуемая судьба занесла ее в сказочную страну, про которую доводилось много слышать и читать.

Современный Каир смутил и восхитил ее. Он был необыкновенно красив и убог одновременно. Во-первых, ее поразил общий фон города. Было впечатление, что дома построены из одинакового грязно-белого камня, а улицы залиты раскаленной солнечной лавой. Почему-то ей вспомнились цветы в квартире Гарри до того, как она занялась ими. Каиру явно не хватало большого количества воды, чтобы заставить окна зданий, памятники и улицы раскрыть свою настоящую красоту и засверкать всеми цветами радуги. По всему следованию машины попадались гигантские строения Древнего Египта. Они высились молчаливыми изваяниями и подавляли своим величием сновавших рядом с ними людей, гордо храня при этом тайну вечности.

Растительность вокруг была очень скудной, хотя несложно догадаться, что жители прилагали немало усилий для того, чтобы глаз мог отдыхать от камня, бетона, асфальта и песка. Грандиозные современные здания теснили изящные старинные постройки, а современная реклама на домах выглядела весьма нелепо.

Сью с тоской подумала, что люди, поддаваясь примитивным потребностям, частенько отбирают у истории ее смысл, скукоживают прежние достояния тысячелетней культуры. Когда машина пересекала мост через Нил, Сьюзен с удивлением обнаружила, что так называемый полноводный Нил — кормилец Египта — больше похож на движущийся поток песка. Не возникало никакого желания окунуться в эти воды, несмотря на то что дыхание пустыни сжигало горло и заставляло закрывать глаза, чтобы они не высохли.

Людей на улице было так же много, как и в любой европейской столице. Женщин в современных платьях Сью почти не видела, как и не замечала мужчин в привычных деловых костюмах. Дамы были одеты в подобие балахонов, полностью закрывающих руки и ноги до самых копчиков пальцев, их головы покрывали огромные, из тончайшей ткани платки. Лица многих горожанок были закрыты чадрой. Сью подумала, что английские платья ей придется выкинуть, если она не хочет выглядеть здесь белой вороной, и купить взамен что-нибудь приемлемое в ближайшем же магазине.

Мужчины одевались в широкие хлопковые штаны и рубашки, тела их тоже были закрыты до кончиков пальцев. Многие носили платки и тюрбаны на голове.

Если с Гарри будет все благополучно, она с удовольствием задержится на какой-то срок в этой удивительной стране. Сью хотелось прикоснуться к тайнам ушедших эпох, ведь именно здесь когда-то набирала силу европейская цивилизация. Но это все потом, одернула она себя. Сейчас самое главное добраться до Гарри.

* * *

Через некоторое время, изможденная дорогой и необычными впечатлениями, Сью прибыла в один из лучших отелей Каира. Поднявшись в номер, она немедленно позвонила по телефону, который ей дала Кристин Лоу, Ее долго отсылали то к одному человеку, то к другому… Наконец трубку взял кто-то, кто смог сообщить ей, что строительство, на котором работал ее муж, ведется в городе Эль-Файюм, расположенном в ста двадцати милях от столицы. Гарри Пултон находится в одной из городских больниц, состояние его здоровья не вызывает опасений, и она может навестить его в любое время. Это было все, что ей в конце концов удалось выяснить.

Сью машинально поблагодарила собеседника, приняла душ и достала из чемодана свежую блузку и юбку. Поменяв в отделении банка на первом этаже дорожные чеки на местные фунты, она отправилась к портье, чтобы нанять машину и продолжить свой нескончаемый путь. Ей частенько приходилось ездить в часы пик не только по улицам родного Ньюкасла, но также и лондонским магистралям. Путешествие же по Каиру помогло ей вообразить, как выглядела Вселенная, когда в ней царил первобытный хаос. А за чертой города она попала в плен настоящей пустыни. Но к тому времени Сью была настолько измотана, что моментально заснула и очнулась лишь тогда, когда машина подъехала к зданию больницы.

* * *

Добравшись до места целой и невредимой, Сью решила, что произошло чудо. До встречи с Гарри оставалось совсем немного. В приемном покое молоденькая медсестра быстро нашла имя Гарри и проводила женщину в палату мужа.

Дежурный врач уже ждал ее в коридоре. Это насторожило Сью. Значит, дела настолько плохи, что доктор счел нужным ее подготовить? Она почувствовала, как комок подкатывается к горлу. Но доктор не отводил пристального взгляда, и она взяла себя в руки.

— Доктор Аль-Халиби, — представился он.

— Сьюзен Пултон.

Пожимая ему руку, Сью почувствовала на себе восхищенный взгляд его темных глаз.

У доктора был кошмарный английский… Примерно с восьмой попытки до Сью дошло, что ее мужа без сознания три дня назад доставили с места катастрофы.

— Скажите, он по-прежнему в коме? — в тревоге спросила она, не слишком уверенная в том, что доктор ее понимает.

— Нет-нет, не волнуйтесь, в больнице он пришел в себя, — успокоил ее врач.

Сью надеялась, что правильно поняла его ответ.

— Пожалуйста, доктор, скажите, и каком он состоянии?

— Его жизни в данный момент непосредственной угрозы нет. К счастью, авария произошла недалеко от становища кочевников. Они и доставили его в больницу. Порезы на лице не опасны. У него сильно обожжены ладони, одна рука сломана, все это пройдет. У него был серьезный посттравматический шок. Однако в этом отношении сделано все возможное. Наиболее тяжела травма гортани. Похоже, во время пожара он сильно обжег себе голосовые связки.

— Он теперь никогда не сможет говорить? Я больше не услышу его голос? — Ее глаза наполнились слезами.

— Не беспокойтесь! — Доктор ласково дотронулся до ее руки. — Заживление идет достаточно быстро, но пока нам пришлось вставить в трахею трубку, и ваш муж не может говорить. Через несколько дней мы ее удалим, и к нему вернется способность общения. Что касается порезов на лице, то мы вовремя наложили лечебную повязку, сейчас мистер Пултон весь в бинтах. Ему повезло: шрамы останутся выше линии волос и чуть ниже подбородка, так что с лицом все будет в порядке. Возможно, через некоторое время понадобится небольшая пластическая операция, но я в этом не уверен.

— Можно мне пройти к нему?

— Конечно. Сейчас ваш муж спит. Но вы можете посидеть рядом.

Сью кивнула.

— Сестра Алия проводит вас к нему. — Он повернулся и что-то сказал по-арабски медсестре…

Сью глубоко вдохнула, расправила плечи и вошла в палату к своему мужу.