Шэрон Кендрик

Кембриджский затворник

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Фрэн, я не знаю, что делать! У нее, по-моему, этот самый... ну-у... кризис средних лет.

— Так ей же всего двадцать шесть, — возразила Фрэн. Как, впрочем, и мне, отметила она про себя.

— Вот именно!

Фрэн прокручивала в памяти этот телефонный разговор снова и снова. Непростой, очень непростой разговор, думала она, и странный — если учитывать, что женщина никогда не была склонна драматизировать.

— Съезди к ней, Фрэн, навести ее! — умоляла мать Рози. — Ну что тебе стоит? С ней что-то случилось, неспроста она так расстраивается. А я от нее ничего не могу добиться.

— Так вы действительно не знаете, в чем дело? — допытывалась Фрэн.

— Понятия не имею, но думаю, без мужчины тут не обошлось.

— О-о-о, — выдохнула Фрэн, закатив глаза. — Извечная история!

— Как пить дать — мужчина. И ей, бедняжке, наверное, так плохо, что жить не хочется.

Да, подумала Фрэн, дела, похоже, серьезные. Не то чтобы она действительно поверила, будто Рози может сделать какую-нибудь глупость, но, если мамаша говорит подобные слова о своей дочери, которая всегда была весела и беспечна, как весенняя птичка, значит, все не так просто.

И Фрэн купила билет на ближайший рейс «Дублин — Лондон».

А в Лондоне она и сама поняла, что дела — дальше некуда.

Рози лежала на диване, свернувшись калачиком, одна в холодной, промозглой квартире. Разговор их состоял из тяжелых вздохов, из осторожных вопросов Фрэн, из слов «О-о, Фрэн, Фрэн», после чего Рози прорывало такими горькими слезами, что у подруги все холодело внутри.

— Ну, все-все, хватит, — проговорила Фрэн, крепко обнимая Рози за плечи, сотрясавшиеся от рыданий. — Давай-ка сделаем глубокий вдо-ох, успокоимся... Все-все... Расскажи-ка мне лучше, что случилось.

Рози судорожно вздохнула, как кошка, которая пытается проглотить мышь целиком.

— Не могу!

— Еще как можешь! Это мужчина? — спросила Фрэн, соображая про себя, что пока не стоит говорить о том телефонном разговоре. — Расскажи мне о нем.

— Он... он... 0-о-о-ох!

— Кто он? — Фрэн нетерпеливо дернула подругу за рукав.

— Он — козел! У-у-у-у-у! И я все равно его люб-лю-у-у-у!

Фрэн согласно кивнула. Так она и думала. Обычная история. Она уже миллион раз слышала, как женщины рассказывали подобное. И чем подлее мужик, тем больше его любят. Дуры бабы!

— Я понимаю, — сказала она вслух.

— Ничего ты не понимаешь, Фрэн, — с отчаянием в голосе сказала Рози. — Да и никто меня не может понять! Вы все только и умеете кивать с умным видом...

— Я тебя такой никогда не видела, — прервала ее фрэн. — А ведь мы знаем друг друга столько лет! И, прежде чем ты скажешь мне еще что-нибудь обидное, позволь напомнить тебе, Рози Николе, что я прилетела из Дублина, неслась как угорелая! Твоя мама просила меня, чтобы я съездила и узнала, что с тобой происходит.

— Мама просила?

— Она очень беспокоится за тебя, но вмешиваться в твою жизнь не хочет.

— Ну вот, теперь ты все знаешь! — с вызовом посмотрела на нее Рози.

Фрэн печально покачала головой:

— Пока я знаю только то, что ты сидишь, глядя в пол, и плачешь о каком-то загадочном мужике, имя которого даже не решаешься произнести.

— Сэм, — всхлипнула Рози. — Его зовут Сэм.

— Сэм, — передразнила се Фрэн и мрачно ухмыльнулась: — Козел Сэм, как ты изволила выразиться. Ясненько. А фамилия у него есть?

— Локхарт. Сэм Локхарт.

— Сэм Локхарт, — задумчиво произнесла Фрэн. -Красивое имя. Такое... притягательное.

— Впервые слышишь?

— Впервые. А что, я должна была о нем слышать?

— Может, и нет. Но он богат, очень привлекателен, а такие атрибуты подразумевают, что его все должны знать, особенно женщины.

— Расскажи мне о нем.

Рози мрачно пожала плечами.

— Литературный агент. Считается самым лучшим. Говорят, если Сэм берется работать с автором, то денежных проблем у того больше не будет; ему придется думать только о том, как бы платить поменьше налогов. У него абсолютное чутье на бестселлер.

— Предполагаю, он женат? — сказала Фрэн как можно мягче.

— Женат? Ты что, смеешься? — Рози так замотала головой из стороны в сторону, что ее крутые завитушки приняли горизонтальное положение. — За кого ты меня принимаешь?

Фрэн вздохнула с облегчением.

— Ну что ж, не такой уж он и... нехороший. Женатые мужчины, которые ходят в чужой огород, — вот это уж действительно... Я-то уж знаю, — она искоса посмотрела на Рози. — Но, наверное, был женат?

— Нет, — опять замотала головой Рози, — холостой. Все еще... — Опустив голову, она кусала ногти; слезы опять потекли по щекам.

Фрэн обняла подругу.

— Давай рассказывай. Все рассказывай. Рози вяло кивнула но не издала ни звука.

— Эй, да ты, наверное, забыла, когда ела? Рози пожала плечами:

— Кофе утром. Да в холодильнике, по-моему, и нет ничего.

— Ну, ты даешь, подруга! Пойдем куда-нибудь пообедаем. — Фрэн встала и потянула Рози за руку. — Я угощаю.

Рози поднялась, слабо улыбнулась. Поймав свое отражение в зеркале, сказала:

— Как же я пойду? В таком виде?

— Ты права, в таком виде нельзя. Так что сделай прическу, на лицо — боевую краску, и вперед, Рози! И, ради бога, выкинь ты эти свои жуткие штаны!

***

Через час они уже сидели в отдельной кабинке «Джско» — новомодного ресторана на берегу Темзы -не в самом респектабельном районе, надо признаться, но там царила очень милая атмфосфера. Подошла стройная официантка, и Фрэн не смогла сдержать улыбку: юбочка на девушке едва прикрывала красивые трусики. Они заказали два коктейля — названия их в меню были такие непонятно-иностранные, что их разбирало любопытство, что же это такое.

Фрэн задумчиво глядела на свою подругу. Они дружили с трехлетнего возраста. Фрэн вспомнила, как важно они шли, взявшись за руки, в детский сад — у обеих одинаковые круглые мордочки — и как в первый же день Рози продемонстрировала свою способность всем доставить неприятности: она умудрилась уронить плюшевого медведя за огромный книжный шкаф, и все только охали и всплескивали руками, пока наконец Фрэн своей тоненькой ручкой не вызволила медвежонка оттуда.

Так и пошло. Как-то в школе Рози попала в серьезную историю, и Фрэн, как всегда, ее спасла.

С тех пор как пять лет назад Фрэн перебралась в Дублин, их дорожки стали пересекаться реже, но, когда девушки встречались, казалось, что они и не расставались...

Сейчас Рози выглядела ужасно расстроенной, даже раздраженной. Но Фрэн говорила себе: люди меняются — ну, как она сама, например.

— Скажи мне, кто такой этот Сэм Локхарт? И почему ты так в него влюбилась?

— О-о-о! — тяжело вздохнула Рози. — Да в него все влюбляются. Просто невозможно совладать с собой.

— Тогда очень жаль, что с ним не могу встретиться я, — заметила Фрэн. — Если уж это похоже на вызов, мне бы доставило удовольствие... посопротивляться.

— Посмотрела бы я на тебя!

Фрэн не спеша высвободила прядь волос, запутавшуюся в нитке жемчуга на шее, и серьезно посмотрела на подругу.

— Когда я работала не поднимая головы на всем известной дублинской радиостанции, — сказала она, — то поняла, что самый лучший способ забыть мужчину -это представить его обыкновенным смертным, перестать думать о нем как о божестве. Надо развеять миф, вот что я тебе скажу!

Рози сморшила нос.

— Ну-ка, еще раз.

— Перестань его идеализировать! Прекрати превращать все, что имеет к нему отношение, в нечто удивительное, экстраординарное.

— Но... но в нем действительно все удивительно и необычно и ни на что не похоже!

Фрэн покачала головой:

— Нельзя его так представлять. Это неправильно. Постарайся сконцентрироваться на плохом.

— Например?

— Ну, я его не знаю, но вместо того, чтобы делать из него недосягаемого кумира, скажи себе, что он высокомерный, надменный, сухой. Что ни одна женщина, если она в своем уме, не станет жить с ним. Правильно?

— Правильно, — неуверенно согласилась Рози. Фрэн задумчиво склонилась над серебряным кубком с коктейлем. Запах был как у микстуры от кашля. Она осторожно потянула через трубочку и чуть не свалилась со стула — это было совершенно новое, странное ощущение: все ее косточки как будто таяли в каком-то летаргическом сне. Как раз то, что нужно Рози, подумала она, приходя в себя.

— Попробуй, — посоветовала она подруге. — И расскажи мне, что у вас произошло.

Рози сделала небольшой глоток — глаза ее округлились от удивления, но через секунду она пришла в себя.

— Помнишь, я работала секретаршей в «Гордон-Брауни», в этой крупной фирме литературных агентов? Так вот, Сэм был там у них звездой, ну, и мы... как это говорят... у нас был роман.

Фрэи кивнула.

— Ну и сколько это продолжалось?

— Не так долго, как мне хотелось бы.

— И когда все закончилось?

— О-о, достаточно давно, — неопределенно ответила Рози, но вес же уточнила: — Больше двух лет.

— Два года? — заморгала Фрэн. — Пора бы уж и забыть!

— Ну да! — фыркнула Рози. — Сколько времени тебе понадобилось, чтобы пережить твой разрыв с Шолто?

— Ну, это... — Фрэн покачала головой. — Мы говорим здесь о тебе, а не обо мне. Я не думаю, что все это время ты пребывала в такой депрессии.

Рози опять замотала головой, взметнув кудряшками.

— Нет, конечно. Но моя жизнь сильно изменилась после Сэма. Наступила полоса неудач. Мне так и не удалось после этого пристроиться на хорошую ра-

боту или завести хоть какой-нибудь роман. И я слышала... — Голос ее становился вес тише и тише, так что последние слова были еле слышны.

Фрэн сейчас молилась только о том, чтобы не оказалось, что Сэм объявил о помолвке с другой женщиной. Это было бы действительно серьезно.

— Так что ты слышала?

— Что он дает бал. Это совершенно не в его характере!

Фрэн подумала про себя, что парень действительно богат, да и со связями.

— Ну и что дальше?

— Это бал на День святого Валентина. Я хочу быть в числе приглашенных, — заявила Рози совсем по-детски капризным тоном.

— А это возможно?

— Не думаю. Вот если б ты была организатором... -Глаза Рози засветились надеждой.

Фрэн отрицательно помотала головой: она поняла, куда клонит подруга. -Нет.

— Фрэн, это же твоя профессия. Ты зарабатываешь этим на жизнь, ты организуешь встречи, приемы, торжества.

— Да, ты права. Это — средство существования, и поэтому я должна думать о своей репутации. Помпезные балы для высшего общества — не моя специфика. И тем более я не собираюсь браться за такое дело, чтобы помирить тебя с бывшим любовником, -как бы хорошо я к тебе ни относилась. Устроить что-то наподобие женской вендетты! Я так полагаю, этого ты ждешь от меня? Или тебе достаточно приглашения? Хочешь разодеться в пух и прах, уничтожить Сэма своим появлением и потанцевать на его трупе?

— Может, и так.

Фрэн задумчиво улыбнулась.

— Не пойдет. Если этот Сэм разлюбил тебя, его ничто уже не вернет. Ни слова, ни поступки. Такова жизнь.

Рози сидела потупив голову, покусывая губы.

— Он и не любил меня никогда.

— Понимаю... — Глаза Фрэн потеплели. — В таком случае мне очень жаль.

Рози тянула коктейль через трубочку.

— Я для него была просто очередной невинной девочкой, которую ему приспичило проткнуть, -глухим, изменившимся голосом проговорила она. -Использовал меня и выбросил.

Что-то старое, давно забытое промелькнуло в голове Фрэн. Вспомнилось, как они школьницами мечтали о своих будущих женихах, о белоснежном свадебном платье... И уж конечно, такого, о чем сказала сейчас Рози, они и в мыслях не держали.

— Он лишил тебя девственности? — медленно спросила Фрэн, потрясенная услышанным. — Он знал!

— Конечно, знал. — Рози засмеялась циничным, неприятным смехом, потом вдруг затихла, готовая расплакаться. — Я берегла. Я берегла себя для любимого.

А он тебя не любил, подумала Фрэн, царапая ногтем край стола — она сейчас подсознательно копировала движения толстого рыжего кота, развалившегося на углу барной стойки.

— И все-таки Локхарт взял самое дорогое? — спросила она вслух.

— Да. И не у меня одной.

— Ты хочешь сказать, что были и другие?

— Сотни!

— Сотни?

— Ну, десятки — это уж точно. — Рози зло, отрывисто бросала слова. — Бедняжки, которые обожали его. Которые готовы были прыгнуть к нему в постель!

— Ты шутишь!

— Хотелось бы мне, чтоб это были шутки!

Фрэн со злостью уставилась на тускло поблескивающую стойку для коктейлей и думала о всех тех наивных девочках, наподобие Рози, которых богатый Сэм Локхарт заманивал к себе в постель. Влиятельный мужчина, использующий свою силу, свое обаяние, чтобы соблазнять невинных девушек...

Когда Фрэн наконец подняла голову, Рози увидела в ее глазах недобрый блеск. Она вспомнила, как попала в серьезную переделку в школе и как Фрэн вызволяла ее, но сейчас глаза подруги были намного мрачнее.

— Что ты хочешь, чтоб я для тебя сделала, Рози? -спросила Фрэн после долгой паузы.

Ответ был давно готов.

— Ничего особенного, Фрэн, — пожала Рози плечами. — Никаких законов нарушать не надо.

— Что же тогда?

— Отплати ему, Фрэн. Отплати ему за меня.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Фрэн нервно перебирала пальцами над кнопками телефона, не решаясь набрать номер. Ситуация просто комичная. Если не идиотская. Ее всю трясло. Неужели от страха? Она, Фрэн, которая не боялась никого и ничего, дрожит, как ученица, при одной только мысли, что звонит Сэму Локхарту?

Пять минут назад она уже набрала его номер, но тут же повесила трубку. Глупее не придумаешь! Что, если у него один из тех заумных телефонов, которые автоматически определяют номер абонента? Он, наверное, привык к звонкам одуревших от любви девиц, не решающихся заговорить со своим кумиром. Ты что, Фрэн, хочешь возбудить его любопытство?

Она снова набрала уже запомнившийся номер и услышала гудки, почти уверенная, что сейчас какая-нибудь секретарша ответит вместо Локхарта.

— Алло? — раздался низкий бархатный голос, неожиданный и... неотразимый.

Это должен быть он — у секретарей такого голоса, как у сексуального божества, не бывает. Фрэн пришлось призвать всю свою волю, чтобы говорить спокойно.

— Сэм Локхарт? — уверенно произнесла она.

— Да, это я.

— Мистер Локхарт, вы меня не знаете...

— Пока нет, но, если скажете, как вас зовут, буду знать, — мягко и в то же время очень уверенно проговорил Локхарт.

— Меня зовут Фрэн. Фрэнсис Фишер.

Она почти слышала, как он перебирает в голове длинный список имен знакомых девушек и, разочарованный, не находит там ее фамилии. Локхарт или слишком вежлив, или слишком осторожен. Может, думает, что она из тех девственниц, кто, не дожидаясь знакомства, желают принести себя в качестве жертвы на алтарь его наслаждения?

— Вы писатель? — спросил он тоном донельзя уставшего человека.

— Нет, не писатель. Вздох облегчения.

— Слава богу. Так что конкретно я могу для вас сделать, Фрэн Фишер?

— Вообще-то все как раз наоборот — это я могу кое-что для вас сделать, мистер Локхарт.

— Вот как?

Несмотря на то что замечание было столь коротко, Фрэн сумела расслышать в нем отказ, как будто собеседник моментально переключился на режим сопротивления.

Значит, решила девушка, играя на время, здесь ничего не добьешься. Такого человека это только раздражит, а не заинтригует. Она решила попробовать деловой подход:

— Мистер Локхарт, как я понимаю, вы планируете устроить бал на День святого Валентина?

— Вы журналист? -Нет.

— Кто же вы, в конце концов?

— Я же вам сказала...

— Ваше имя я уже знаю, не надо повторять! Полагаю, мы с вами раньше не встречались?

В голосе его вновь послышалась настороженность. Интересно, а как бы он повел себя, если томным голосом сказать: «Вы уверены?» — пронеслось в голове у Фрэн.

— Нет, — холодно ответила она, — мы с вами никогда не встречались.

— И тем не менее вы знаете номер моего мобильника?

— Да.

— Откуда?

— Его предоставило мне ваше агентство.

— Но они не должны были! Дать мой номер, тем более совершенно незнакомому человеку! — Локхарт замолчал и лишь после долгой паузы продолжил: — Так вы со мной не знакомы и вы не писатель. Какова ваша конкретная сфера деятельности, мисс Фишер?

Если б не Рози, Фрэн немедленно повесила бы трубку и забыла о нем навсегда. Что он за человек! Допрашивает се, как будто она какая-то заштатная шпионка, а он — ценный приз, из-за которого все обязаны лоб расшибать!

— Моя «сфера деятельности» заключается в том, что я профессиональный организатор торжеств.

— Но еще не добились признания? — нарочито растягивая слова, предположил Локхарт.

— Наоборот! — энергично возразила она. — Я очень даже признана!

— Настолько признаны, — продолжал он так же медленно, — что вынуждены тратить время, делая звонки наудачу, без предварительной рекомендации, незнакомым людям, чтобы перехватить какую-нибудь халтурку?

— Дело в том, что ранее я работала в Ирландии...

— А теперь хотите прорваться на рынок здесь, в Лондоне? — По его тону можно было понять, что он теряет терпение.

— Э-э-э... да, — запинаясь, произнесла Фрэн, застигнутая врасплох. Не говорить же ему, что это работа нужна ей как рыбе зонтик! — Да. Вообще-то, меня хорошо знают в Дублине. Можете спросить кого угодно. Я организовала очень много...

— О-о, в самом деле? — перебил он девушку, явно не веря ни единому ее слову.

Фрэн готова была взорваться.

— Полагаю, некоторые из моих клиентов наверняка известны даже вам, мистер Локхарт, — сухо отчеканила она.

— Например? — в тон ей парировал Сэм.

— Я выполняла определенную корпоративную работу для Ирландского кинофестиваля два года назад, а кроме того, успешно справлялась с возложенными на меня частными функциями. Кормак Кейси, киносценарист, он рекомендовал меня.

— Кормак? — удивился Локхарт. — Вы его знаете?

— Ну, не совсем близко, — произнесла Фрэн, но тут же спохватилась, пожалев о сказанном: не хватает, чтобы он понял ее слова превратно. — Я занималась организацией торжественного обеда по случаю крещения его первого ребенка.

— В самом деле? — переспросил Сэм. Он бы и сам присутствовал на этом обеде, если бы не поездка в Штаты по книжным делам за счет автора одного из бестселлеров. — А если я позвоню Кормаку, он поручится за вас?

— Конечно, поручится. Трисс, его жена...

— Мне известно, кто такая Трисс. Я знаком с Кормаком не один год.

— Ну, в общем, она говорила, что они с мужем рады будут помочь мне с рекомендациями.

Сейчас, вспоминая тот год, Фрэн подумала, что симпатичный ирландский писатель и его стройная, как модель, жена искренне сочувствовали ей. Тогда она как раз готовила документы для развода с Шолто, и это крещение стало для нее единственным радостным событием в череде серых будней. Фрэн вкладывала в работу всю душу, старалась, чтобы застольное торжество гармонировало с самим обрядом крещения, чтобы вес было красиво, и это ей удалось. С тех пор проблем с работой у нес не было — заказы сыпались со всех сторон.

— Значит, Кормак и Трисс могут дать вам рекомендации... — По голосу Сэма было заметно, что он под впечатлением сказанного.

Фрэн прокашлялась, полагая, что сейчас самое время сделать ставку на его жадность.