Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Шон Слейтер

Уцелевший

...

«Уцелевший» посвящается:

моей жене Лэни, которая подарила мне двоих замечательных детей и всегда наполняет наш дом радостью и уютом,

а также моей матери, Джо-Энн Оукли, для которой другие люди всегда стоят на первом месте и которая неизменно дает мне бесконечную любовь и поддержку

Благодарности

Особую благодарность хотелось бы выразить моему напарнику, констеблю Кирку «О. М. Т.» Лонгстаффе за то, что он стал первым читателем и ангелом-хранителем этой книги.

Далее — констеблю Уоррену, кодовое слово «хотдог».

Туткалуке за его профессиональные консультации по видам оружия и операциям.

Сержанту Стиву «Серебряной Лисе» Таккеру за консультации по структуре подразделения и методам ведения расследования.

Ошибки, допущенные в этих областях, являются исключительно моими.


Также я хотел бы сказать спасибо людям, которые поддерживали меня (или тем или иным образом пострадали) в моем писательском начинании:

Люку и Рэйли: вы столь часто сидели рядом с отцом, сочиняли свои собственные истории и читали книжки собственного сочинения. У вас всегда все прекрасно получается, и я очень вами горжусь!

Ларри «Папаше» Оукли — ты всегда был рядом с нами, с первого дня.

Биллу и Джейми.

Синди, прошу прощения за печатную машинку… (Нет, не прошу.) Моему отцу (мне тебя не хватает), Мэри (мы виделись только мельком), Адамо и Нику.

Лидии, Гейлу и Йен-Йен.

Дину и Лори Метхорст, которые всегда поддерживали меня с упорством, достойным «Оскара», еще на заре моей карьеры.

Харри Метхорсту, который имел несчастье ознакомиться со всеми моими первыми набросками.

Рите Метхорст за ее поддержку и за бесконечное терпение по отношению к Харри.

Дитриху Мартинсу, который позволял мне таскать его по всем книжным магазинам Ванкувера.

Хельге, Джо, Иэну и Пауле — лучшим в мире критикам.

Джейсону «Зеленой Вспышке» Галланту.

Джо и Марго Каммингсам, с которыми нас с Лэни объединяют общие воспоминания и Стелла.

Лизе и Филу — осторожней с этими компьютерными играми!

Грэмпсу и Бабушке, которые помогли мне оплатить некоторые из писательских курсов.

Дину и Крис, которые открыли мне глаза на то, что такое голос.

Тэффи Кэннон за слова поддержки в тяжелые времена.

Моему профессору из колледжа Крису Райдауту, который за один семестр научил меня тому, что значит страсть к сочинительству.

Даниелю Калла, Джону Фуллеру и Росу Гуджи — за тот прекрасный опыт, который я получил, благодаря публикациям триллера с продолжением в воскресном выпуске газеты «Провинс».

Касе Бенке, Розанне Беллингем, Мадлен Бастон и Зоуи Кинг, которые делают прекрасные вещи в агентстве «Дарли Андерсон».

Моему талантливому редактору в издательстве «Саймон энд Шустер, Великобритания» Либби Евтушенко и редактору Джоан Дитч, которые помогли превратить хороший сюжет в прекрасную книгу. Сюзанне Бабоно в «Саймон и Шустер, Великобритания» — за то, что поверила в меня.

И наконец, огромное спасибо моему потрясающему агенту Камилле Болтон, чья неустанная работа помогла довести этот роман до совершенства и которая первой разглядела во мне перспективного автора.

Я благодарю всех вас!

Если я кого-то забыл, простите меня! Сумасшедшие времена настали!

Искренне ваш,

...
Шон.

Среда

Глава 1

Умереть легко. Продолжать жить куда сложнее.

Сотрудник отдела по расследованию убийств Джейкоб Страйкер знал это слишком хорошо, хотя, на его вкус, «жить» следовало бы заменить на «выживать». Детектива можно было понять: в последние два года ему пришлось нелегко. Жена умерла, дочь пребывала в подавленном состоянии. И едва успел он приступить к своей первой смене после шестимесячного отпуска по семейным обстоятельствам, как день начал оборачиваться настоящей катастрофой. Ни свет ни заря, всего в десять минут десятого, ему позвонила директор школы Кэролайн Майерс — насчет дочки. Меньше всего на свете Страйкеру сейчас хотелось отлучаться с работы, да еще и тащить с собой напарницу, Фелицию Сантос, но директор Майерс была непреклонна. Страйкер понятия не имел, что Кортни натворила на этот раз и чем ей это грозит.

В любом случае ничего хорошего звонок не предвещал.

Шагая к директорскому кабинету по коридору, стены которого были обшиты панелями красного дерева, Страйкер готовился к худшему. Да, они с Кэролайн перешли на «ты», вспоминал он, проходя под флагами школы Святого Патрика, на которых были изображены сражающиеся грифоны.

Вокруг него роились призраки, гоблины, Джокеры и Бэтмены — зловещие персонажи вовсю готовились к праздничным торжествам. Большинство детей не упустили случай нарядиться, и лишь немногие все еще ходили в привычной школьной форме.

Ученики, в возрасте от тринадцати до семнадцати лет, галдели без умолку. Обрывки разговоров сливались в оглушительный гул, заполнявший высокие своды вестибюля. Воздух звенел от ожидания грядущего праздника, даже Страйкер моментально почувствовал приближение Хеллоуина.

Детектив остановился и оглянулся на отставшую напарницу.

— Глянь, вот тот парень в хоккейной маске ужасно похож на твоего последнего бойфренда, правда? — попытался пошутить он, надеясь скрыть досаду из-за очередного вызова к директору.

— Вообще-то, моим последним бойфрендом, если мне память не изменяет, был ты, — парировала Фелиция, проводя рукой по длинным каштановым волосам.

— Вот и я говорю! Симпатичный парень!

Фелиция негромко рассмеялась, а Страйкер почувствовал себя ужасно неловко. В принципе, он уже привык к неловкости, которая регулярно возникала между ними после расставания пару месяцев назад. Быстро отведя взгляд, он снова стал пробираться через толпу старшеклассников.

Директор Майерс ждала в кабинете. Роскошный деловой костюм кремового цвета плохо сочетался с большими круглыми очками в стиле Салли Джесси Рафаэль: оправа была на тон ярче ее коротких вьющихся рыжих волос. В руках она держала толстую папку — наверняка личное дело Кортни! При виде Страйкера она натянуто улыбнулась.

— Слышал, вам нужны билеты на полицейский бал, — откашлявшись, попытался разрядить обстановку Страйкер, но директор даже не улыбнулась, и он тут же перешел на серьезный тон. — Господи, Кэролайн, ну что она натворила на этот раз?

— А сам-то как думаешь? Прогуливает! Снова! В пятый раз за этот месяц!

— Есть какие-нибудь идеи, где ее искать? — Страйкер почувствовал, как заходили желваки на скулах. — Или с кем она?

Директриса собралась ответить, как вдруг откуда-то из коридора, со стороны то ли актового зала, то ли столовой, донеслись громкие хлопки. Директор Майерс напряглась, словно получила пощечину.

— До Хеллоуина еще два дня, а я уже жду не дождусь, чтобы он поскорее закончился! — пожаловалась она. — Эти чертовы петарды взрываются целыми днями!

Но не успела она закончить, как за дверью разразилась очередная канонада, и Страйкер в ужасе замер.

Хлопки звучали чересчур резко и отрывисто — словно щелканье кнута.

Бам-бам. Бам-бам.

Бам-бам. Бам-бам. Бам-бам.

Он обернулся. Фелиция уже бросилась к двери. Страйкер взглянул на нее и понял, что они подумали об одном и том же: это не петарды, а выстрелы! Из тяжелого автоматического оружия!

Глава 2

— Господи, там стреляют! — обернулся Страйкер. — Вызывай полицию, срочно!

Майерс застыла на месте и недоверчиво посмотрела на него, поэтому Страйкер сам схватил телефон, набрал 911 и сунул трубку ей в руки:

— Скажи, что в школе стрельба!

Он выхватил из кобуры «зиг-зауэр» сорокового калибра. Двенадцать пуль в обойме и еще одна в канале ствола. Взглянув на Фелицию, Страйкер увидел, что она тоже достала пистолет.

— За мной! — коротко кивнув, бросил он через плечо.

— Пошел, пошел!

Страйкер взвел курок и выскочил из кабинета, Фелиция следовала за ним. В холле он прильнул к стене, свернул направо и выглянул в длинный коридор.

На долю секунды повисла звенящая тишина: ни выстрелов, ни взрывов, ни криков — ничего! Происходящее вдруг показалось ему совершенно нереальным. Вспомнились недавние кошмарные случаи стрельбы в школах: их миллион раз показывали по телевизору.

Данблейн.

Политехнический университет Виргинии.

Школа «Колумбайн».

Но как такое могло произойти в школе Святого Патрика?

Район здесь настолько тихий и мирный, что это как-то в голове не укладывается… Мелькнула мысль, что он просто ослышался. В конце концов, первый рабочий день после шестимесячного перерыва. Наверное, он просто еще не вошел в колею. Не поймал волну. Наверное…

В коридоре прогремел еще один выстрел, и мучившие Страйкера сомнения улетучились. Взрывная волна оказалась достаточно сильной, чтобы пол задрожал даже на расстоянии. Сомнений не оставалось: это боевое оружие, автомат — кошмарный сон любого полицейского, если речь заходит о перестрелке в ситуации ближнего боя.

А выстрел раздался ближе некуда.

— Стреляем без предупреждения, — бросил Страйкер Фелиции.

— Заходи слева, я прикрою справа!

Напарники медленно двинулись по коридору, заглядывая в каждый класс. У первого же поворота они услышали крики — пронзительные, истошные стоны.

Впереди! Слева!

Столовая!

Страйкер перехватил «зауэр» поудобнее и взял на прицел двойные двери — деревянные, покрашенные дешевой голубой краской, с небольшими зарешеченными окошками. Словно по мановению волшебной палочки створки распахнулись, и оттуда повалила толпа подростков. Кого тут только не было: Железный Человек, Джек Воробей, чирлидеры, принцессы… Все эти персонажи плакали, орали и бились в истерике. Навстречу полицейским бросилась невысокая светловолосая девочка лет пятнадцати. Белая блузка была заляпана кровью, колготки промокли — она описалась от ужаса. На подгибающихся ногах она кое-как добралась до них, остановилась и замерла, глядя в глаза Страйкеру.

— Они стреляют! Они всех поубивают!

Тут ее левое колено подогнулось, она упала ничком на бежевый кафельный пол. Тело забилось в судорогах, и Страйкер увидел на ее спине рваные раны, из которых хлестала кровь.

«Гидра-шок»! Экспансивные пули!

— Господи! — вскрикнула Фелиция, бросилась было к девочке, но тут снова началась стрельба, и Страйкер толкнул ее на пол.

Пули пробили зарешеченное окошко в дверях столовой, повсюду разлетелись осколки стекла и обрывки проволоки.

— Не вставать! Не вставать! — приказал Страйкер.

Выстрелы стихли. Взяв Фелицию за плечо, он показал на дверь в дальнем конце коридора. Она понимающе кивнула, и полицейские заняли позицию. Проверив оружие, Страйкер распахнул дверь, ворвался в столовую и огляделся. К своему ужасу, он обнаружил, что стрелявший был не один.

Их оказалось трое.

Глава 3

В помещении висела дымная завеса. Клочья дыма серыми облачками плыли по воздуху, пахло жженым порохом… А еще кровью и испражнениями.

Пахло слезами.

Страйкер постарался отключиться от всего этого. По шее крупными каплями струился пот. Он обвел столовую взглядом, пытаясь обнаружить еще какие-то источники угрозы. Но больше никого не было, и он сосредоточился на тех, кого засек сразу.

Трое вооруженных людей — среднего роста, обычного телосложения. Интуиция подсказала ему, что это мужчины, но одинаковая одежда мешала определить точно. Все трое были в черных просторных штанах с большими карманами по бокам, в черных толстовках с капюшонами, а лица закрывали хоккейные маски: белая, черная и красная.

Кошмарный сон наяву.

Жуткая картина на секунду повергла Страйкера в ступор: он ожидал, что стрелявший будет один, максимум двое, но уж никак не трое! Он снова окинул помещение взглядом: здесь было полно учащихся. Кто-то свернулся в клубок на полу, кто-то забился под столы, иные лежали навзничь у стойки с едой.

Мертвые и умирающие.

Девочка в костюме феи простерлась ничком рядом с входными дверями. По бежевому кафелю вокруг нее растекалась лужа крови. Страйкера затрясло: она так похожа на Кортни! Длинные прямые каштановые волосы, слегка загорелая кожа, стройная фигура… Он чуть не потерял контроль над собой, забыв обо всем, чему его учили, хотел было броситься к ней, но тут его накрыла волна облегчения: ведь дочь сегодня прогуляла школу!

Эта девочка была дочерью какого-то другого отца.

Все чувства словно отключились. Девочка наверняка мертва — нельзя выжить после такой потери крови. И тут она пошевелилась, приподняла голову, посмотрела на него пустыми, подернутыми паволокой глазами и едва слышно прошептала: «Помогите!»

Она лежала прямо на линии огня!

У Страйкера все сжалось внутри, но он подавил тошноту. Секундное промедление может стоить жизни этому ребенку! Он заставил себя отвернуться от девочки и отыскал взглядом ближайшего стрелка — того, что в черной хоккейной маске. Тот целился из автомата в мальчишку, забившегося в угол около начала раздачи, и что-то кричал, но Страйкер не мог разобрать слов.

Внезапно бандит замолчал, обернулся и навел автомат на Страйкера.

— Ложись, ложись! — заорал Страйкер Фелиции. — У него автомат!

Он метнулся вправо, бросился на пол, укрывшись за стеной, и в небольшом помещении разразилась череда взрывов. Не медля ни секунды, Страйкер дождался первой же паузы, высунулся из-за дверей столовой, отыскал взглядом Черную Маску и выстрелил три раза подряд.

Черная хоккейная маска будто взорвалась изнутри, голова стрелявшего запрокинулась. По стене за ним потекла адская смесь из волос, костей, крови и мозга. Автомат выскользнул у него из рук, крутанулся в воздухе и упал куда-то за стойку раздачи. Безжизненное тело с глухим стуком рухнуло на пол, а Страйкер уже успел взять на мушку второго стрелка — Белую Маску.

Однако тот заметил, откуда летели пули.

Белая Маска повернулся к Страйкеру, поднял пистолет и открыл огонь. Глухо зазвучали выстрелы.

Стена за спиной полицейских треснула, полетели крошки белого кирпича, штукатурка и пыль взметнулись серым облаком.

— Твою мать, у него сорок пятый! — крикнула из-за двери Фелиция.

Страйкер бросился вперед, пригнулся, метнулся влево, врезавшись в стену, и спрятался за ближайшим рядом шкафчиков. Защита так себе, сорок пятый уж точно пробьет! Белая Маска продолжал стрельбу. Первая пуля вошла в тяжелую деревянную дверь столовой за спиной Страйкера, вторая с металлическим визгом пробила тонкую сталь шкафчика и отрикошетила в двух шагах от детектива.

— Пригнись, пригнись! — раздался крик Фелиции.

Через мгновение она уже была рядом и прикрывала его, стреляя из пистолета.

Упав на одно колено, он во второй раз взял Белую Маску на мушку.

А потом открыл огонь.

Первые три выстрела — мимо, один слишком высоко, два других ушли в сторону, а вот последняя пуля легла в цель. Чуть выше центра груди, между ключицами. Белая Маска издал странный стон и забился в агонии, продолжая сжимать пистолет в сведенных предсмертной судорогой пальцах. Руки безжизненно упали вдоль тела, он накренился вперед и рухнул на пол, словно марионетка, которой обрезали ниточки.

— Двоих снял! — крикнул Страйкер Фелиции.

Из дальнего угла столовой донесся яростный вопль Красной Маски. Он поднял пистолет и прицелился в полицейских. Страйкер схватил Фелицию и толкнул вправо, в сторону кухни. Они упали на пол, и в тот же момент прогремел оглушительный выстрел.

— Задело? — крикнул Страйкер Фелиции, но та уже перекатилась на левый бок и перезарядила пистолет.

Он быстро последовал ее примеру: откатился вправо, выглянул из кухни и засек Красную Маску, который быстро шел в их сторону.

Ближе, ближе, еще ближе… их разделяли какие-то жалкие тридцать метров!

Времени мало, но вполне достаточно, чтобы перезарядить оружие. Страйкер рывком выдернул обойму, вставил новую и пораженно замер.

Боковым зрением детектив заметил, как, перезаряжая на ходу пистолет, Красная Маска подбежал к телу Белой Маски, остановился, опустил пистолет и выпустил две пули в лицо мертвого сообщника. Потом быстро перезарядил и выпустил еще по пуле в ладони Белой Маски.

— Какого хрена он делает? — раздался рядом удивленный шепот Фелиции.

Не успел Страйкер ответить, как Красная Маска вскинул пистолет и выстрелил в сторону полицейских. Страйкер вбежал на кухню, прикрывая голову от осколков: под потолком разорвались лампы. В кухне дым стоял столбом. На губах ощущался привкус крови. За дверью кричали дети.

Он выглянул: Красная Маска бежал к аварийному выходу в дальнем конце столовой.

— Уходит, уходит! — заорал Страйкер. — Прикрой меня!

Вскочив на ноги, он пронесся мимо тел, растолкал сбившихся в кучку учеников, чуть не поскользнувшись в лужах крови, от которой весь пол казался красным, подбежал к окну и выглянул на улицу.

На парковке перед школой он увидел Красную Маску: тот запрыгнул в небольшую зеленую машину — «хонду-цивик» середины девяностых, таких там было полно. Раздался шум двигателя, и машина с визгом дернулась с места.

— Он на машине! — крикнул Страйкер напарнице и бросился на улицу.

Фелиция бежала за ним. «Хонда» уже выехала со двора и повернула на север; Страйкер выбежал на дорогу, открыл огонь и разнес вдребезги заднее стекло. Машину замотало по дороге, водитель чуть не потерял управление и не вылетел в кювет на Пайн-стрит, но все-таки выровнялся и прибавил скорость. Страйкер бежал за машиной, беспрерывно стреляя, но уже скоро перестал различать номера. «Хонда» быстро удалялась и наконец скрылась из виду за высокими канадскими елями заповедника. Пули кончились, магазин защелкал вхолостую, и Страйкер, выругавшись, опустил пистолет.

Кошмарное наваждение закончилось так же внезапно, как и началось. Воцарилась зловещая тишина. Страйкер рефлекторно отщелкнул пустую обойму, не заметив, что та упала прямо на мокрый после дождя асфальт, и перезарядил пистолет. По лицу струился пот, детектив разгорячился и взмок, несмотря на прохладный воздух туманного октябрьского утра.

Ушел, подумал Страйкер. Господи, он все-таки ушел! Стрелок хотел остаться в живых — довольно необычно для подобных дел, когда сумасшедшие устраивают массовое побоище, паля по всем без разбору. Джейкоб Страйкер работал в отделе по расследованию убийств более десяти лет и понимал, что теперь у него есть все причины для серьезного беспокойства.

Убийца хотел остаться в живых. Значит, кошмар еще только начинается…