Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава 4

Дождь хлестал по пробитым пулями окнам «хонды», громко завывал ветер, словно передразнивая предсмертные крики школьников. Красная Маска гнал вперед, сосредоточившись на дороге. Черная толстовка насквозь пропиталась кровью, которая хлестала из раны на левом плече и дотекла уже до черной кожаной перчатки. Он наклонился, стараясь не испачкать сиденья.

В южном конце Девятой авеню он наконец-то нашел, что искал: узкий проулок, забитый припаркованными машинами и огромными мусорными баками. За домами шелестели раскидистые деревья.

Красная Маска вцепился в руль, левое плечо разрывалось от боли. Сдав назад, дождался, пока «хонду» тряхнет от удара бампером в мусорный бак. Осень выдалась холодная, однако его лоб покрывала испарина. Неподалеку раздался вой сирен.

Они будут здесь скоро.

Очень скоро.

Красная Маска поехал дальше. Примерно посередине переулок немного расширялся, на обочине росла раскидистая ива. Он взглянул на дерево, гордо возвышавшееся на фоне холодного синего неба. Кора совсем почернела.

Дерево умирает, подумал он, но тут же отогнал эту мысль и отвернулся. Потом резко сдал назад и въехал прямо в ствол. Он плохо соображал, что делает, и почти терял сознание; после перестрелки все еще шумело в ушах. Сердце стучало, будто отбойный молоток. Надо взять себя в руки, подумал он, но какой-то скрежет не дал ему сосредоточиться. В соседнем дворе медленно поползла вверх дверь гаража.

Красная Маска нащупал правой рукой свой «глок», валявшийся на пассажирском сиденье. Готовый ко всему, он распахнул дверь, осторожно вышел из машины и спрятался за ивой.

Стрелок наблюдал и ждал.

Просто ждал.

Заработал двигатель, и из гаража задом выехал черный «лексус» — недешевая машинка! Тачка нафарширована по полной: золотой хром, тонированные задние стекла, сияющий черный лак. За рулем сидел невысокий пожилой мужчина. Казалось, он не заметил Красную Маску: настраивал зеркала заднего вида перед выездом на улицу.

Красная Маска вышел на дорогу и крикнул: «Ни с места!»

Пожилой мужчина за рулем недоверчиво посмотрел на него, но Красная Маска не собирался давать ему время на раздумья: быстро подошел к машине и навел на водителя пистолет. Старик медленно и осторожно поднял дрожащие руки. На загорелом морщинистом запястье сверкали золотые часы.

— Полегче, сынок, полегче…

— Выйди из машины!

Старик прикусил губу, но затем недовольство на его лице сменилось ужасом, и он сделал, как ему приказали. Выйдя из «лексуса» и стоя посреди дороги, он казался совсем крошечным. Темно-зеленый дизайнерский костюм идеально сидел на его худощавой невысокой фигуре. Старик быстро и неровно дышал.

— Сынок, ты только… только не натвори глупостей…

— Не болтай! — приказал Красная Маска, показывая ему на «хонду». — Припаркуй у себя в гараже!

Старик молча подчинился.

— Выключи двигатель! — Красная Маска помахал пистолетом. — Давай сюда ключи!

Дрожащей рукой старик кинул ключи, Красная Маска ловко поймал их, а потом достал из кармана пачку сигарет «Плэйерс филтер лайтс», наклонился и засунул ее между сиденьем и приборной доской. Затем сделал шаг назад и поднял пистолет.

Старик умоляюще посмотрел на него и, собравшись с духом, тихо и обреченно произнес:

— Сынок, да у меня же деньги есть. Куча денег, куча…

— Не в деньгах счастье, — произнес Красная Маска и выстрелил старику в лицо.

Глава 5

— Надо было остаться в школе, — в третий раз за последние пять минут удрученно сказала Фелиция.

— Мы должны продолжать преследование! — Страйкер упрямо гнал по Империал-роуд на север.

— Джейкоб, но там дети умирают! Мы им нужны!

— Если этот псих уйдет, то могут погибнуть и другие! — отрезал он, вцепившись в руль с такой силой, что костяшки пальцев побелели. — Еще один район, еще одна школа — кто знает, скольких он успеет убить, пока полиция его не возьмет? Сама подумай, Фелиш, мы оказались там чисто случайно! И эта случайность спасла пятьдесят жизней!

— Будет ли он убивать еще — неизвестно, а вот полшколы раненых детей — это факт! Они умирают, Джейкоб, и мы можем спасти их!

— Туда уже прибыло подкрепление!

— Но людей-то все равно не хватает!

Страйкер сжал зубы: она права, конечно, права… Уехав из школы Святого Патрика в погоне за Красной Маской, они наверняка обрекли на безвременную гибель кого-то из раненых, но если убийце удастся уйти… кто знает, сколько еще детей пострадает? Его надо остановить, во что бы то ни стало!

В такой ситуации нет оптимального решения, как нет выигравших и проигравших. Последствия любого выбора могут оказаться катастрофическими. Его действия вызовут много вопросов. У него и так голова болит, да тут еще Фелиция со своими приторно-сладкими духами, от запаха которых его мутит… Страйкер приоткрыл окно.

— Джейкоб… — снова завела шарманку Фелиция.

— Мы ищем стрелявшего!

— Ладно! Третья мишень.

— Называй его Красной Маской. Мы ищем Красную Маску!

Фелиция слегка нахмурилась, но все-таки кивнула. Страйкер поехал маршрутом, который, вероятнее всего, выбрал преступник. Это было нелегко: дороги раскисли от осенней слякоти, колеса патрульной машины проскальзывали по асфальту, но вскоре полицейские вывернули на Империал-роуд.

Вдалеке, на северном побережье, возвышались горы: на фоне голубого неба виднелись черные зубчатые скалы, покрытые снежными одеялами. Пейзаж был настолько умиротворяющим, что в данной ситуации выглядел почти абсурдно.

Надвигалась буря.

Страйкер почувствовал, как наэлектризовался воздух, но продолжал ехать, медленно и методично осматривая переулок за переулком. Пустые улицы, ни одного открытого гаража, спрятаться решительно некуда. Не самое лучшее место, чтобы бросить машину, подумал он и двинулся дальше на север.

— Слева чисто. — Он глянул в следующий проулок.

— Справа чисто, — подхватила Фелиция.

Прошло всего десять минут с тех пор, как Красная Маска скрылся, но произошедшее уже казалось почти нереальным. После перестрелки у Страйкера все еще зашкаливал адреналин, его била крупная дрожь. Ладони вспотели, во рту пересохло, а в груди будто образовалась зияющая дыра.

— Что по секторам? — Он взглянул на карту в навигаторе.

Фелиция по рации говорила с диспетчером, вызывая в школу все необходимые службы: «скорую», пожарных, следователей — в общем, всех, кого удастся поднять, и передавала всем постам направление, в котором скрылся подозреваемый. Закончив, она положила рацию и повернула терминал к Страйкеру:

— Патрулей мало, всего шесть. Сектор от Шестнадцатой до Тридцать третьей авеню и от Бланка-стрит до Данбар.

— Ого! Группы быстрого реагирования?

— Всего две…

— Две? Значит, у нас всего восемь машин, твою мать?

— Все подразделения, которые не были на выезде, направлены в школу. Группа быстрого реагирования тоже там.

— И сколько там патрулей?

— Четыре.

— Значит, всего двенадцать. А где все остальные, мать твою?

Фелиция проверила информацию по компьютеру:

— Остальные едут с юга.

— Что они там забыли?

— Час назад поступило сообщение о перестрелке в «Оукридже»… А это у черта на рогах.

Вот уж не вовремя!

Страйкер выругался сквозь зубы: действительно не вовремя! Или наоборот? Возможно, это было сделано специально, чтобы отвлечь внимание полиции. Он взглянул на навигатор: радиус поисков чересчур велик, к тому же в нем хватает белых пятен. Часть горных дорог проходит прямо по заповеднику: даже если бы у них было больше машин, этот сектор отвратительно просматривается.

— Нам нужно подкрепление!

— Уже отправили запрос в Бернаби.

Этот район находился в ведении КККП, Канадской королевской конной полиции. Что ж, сейчас пригодится любая помощь… хотя это все равно слишком далеко.

Впереди образовался затор. Страйкер дал по тормозам, и машина, дернувшись, остановилась. Он огляделся и застонал: всю Шестнадцатую авеню как на грех перекопали! Дорожный ремонт прямо по разделительной полосе! Целая толпа рабочих в ярко-оранжевых жилетках со светоотражателями суетилась между горами синих труб и желтым спецтранспортом, на дороге царил настоящий хаос.

— Мы тут не проедем, — заволновалась Фелиция.

Страйкер задумчиво прикусил губу и подъехал к ближайшему рабочему — толстяку с длинными седыми волосами, собранными в хвост.

— Здорово, ребята! — Тот посмотрел на полицейских через зеркальные черные очки и кивнул.

— Мы ищем зеленую «хонду», — сразу перешла к делу Фелиция, предъявив удостоверение. — Не проезжала тут?

— Через этот хренов раздрай? Издеваетесь, что ли? Не, никого я тут не видел, — покачал головой толстяк, отвернулся и дал знак машинам слева начинать движение.

Мотоцикл ринулся с места, подняв облако пыли, и регулировщик что-то раздраженно прокричал ему вслед.

— Здесь он проехать не мог, — повернулась к Страйкеру Фелиция.

Страйкер молча сдал назад, выехав из зоны дорожных работ, вернулся на Шестнадцатую авеню и снова уставился в карту.

— Если он собирается на запад, то ему пришлось бы объезжать пробку по встречке…

— А это маловероятно, — закончила Фелиция.

— Согласен. Он не захочет лишний раз привлекать внимание.

— Значит, поехал на восток.

— Вряд ли. Слишком просто — любой повернул бы тут направо. Особенно на большой скорости, — добавил Страйкер, посмотрев на пробку с обеих сторон от зоны дорожных работ. — Если он проехал Шестнадцатую, дело труба…

— Не проехал, — неожиданно твердо произнесла Фелиция. — Остается еще куча переулков к югу. Будем прочесывать все по очереди до самого Данбара!

Страйкер вытер рукавом пот со лба. В машине пахло духами Фелиции и свежим асфальтом. Кожа стала противно липкой на ощупь.

— Поехали, — нетерпеливо ткнула его в бок Фелиция.

Страйкер сдался: она рассуждала совершенно логично, но чутье подсказывало ему: тут что-то не так. Он крутанул руль и развернулся.

Через двадцать минут они закончили прочесывать северо-восточный сектор и вновь оказались там, откуда начали: на пересечении Шестнадцатой авеню и Империал-роуд.

Результаты были так себе.

То есть ни хрена.

— Только время потеряли! — ударил по рулю Страйкер.

Фелиция ответила не сразу: она разговаривала с остальными по рации, перечисляя проверенные сектора.

— Хорошо… — С усталым видом она убрала микрофон. — Поехали на запад.

Страйкер долго смотрел на пробку, не снимая ногу с тормоза. На некоторое время он замер, усиленно взвешивая все «за» и «против».

— Джейкоб, Джейкоб! — ткнула его в плечо Фелиция. — Земля на связи!

Поставив машину в режим парковки, детектив вышел наружу. Ледяной ветер тут же взъерошил ему волосы. Запахнув полы длинного черного пальто, Страйкер быстрым шагом направился к дорожным рабочим на Шестнадцатой авеню. Разделительная полоса и окружавший ее газон были разворочены, повсюду лежали кучи грязи и бетонных обломков — едва пройдешь. На полпути его догнала Фелиция:

— Надо закончить прочесывать сектор!

— Он поехал не туда, — презрительно покачал головой Страйкер. — Повернуть направо — самое простое, он знал, что мы будем искать в той стороне!

— Не слишком ли высокого ты о нем мнения?

— Не слишком, — отрезал он, встал на колени, провел рукой по асфальту и нащупал что-то острое.

На дороге лежали крошечные матовые осколки. Страйкер поднял один, протер и внимательно рассмотрел: небьющееся стекло! От разбитого выстрелом заднего окна!

— Гони всех на север! — раздраженно бросил Страйкер, с осколком в руках повернувшись к Фелиции. — Он все-таки выехал из сектора оцепления!

Глава 6

В считаные минуты все силы были брошены на север, до самой Четвертой авеню. Из округа Оукридж прислали еще три патрульные машины и отправили осматривать переулки и проезды. Страйкер обрадовался подкреплению, пусть и запоздалому.

Дискавери-драйв, длинная извилистая дорога, шла через участки, густо поросшие кленами, дубами и елями. По обе стороны на огромных участках красовались особняки, каждый из которых стоил не меньше миллиона долларов. Бежевая штукатурка, темное дерево и красный кирпич под старину, изумрудного цвета, идеально подстриженные лужайки и ухоженные клумбы.

Элитный, одним словом, район.

Страйкер медленно ехал по холмистой местности, одной рукой набирая номер дочери. Линия оказалась занята, и короткие гудки вывели его из себя. На голосовую почту его тоже не переключили, значит сейчас ей оставляет сообщение кто-то другой. Джейкоб тяжело вздохнул: что ж, по крайней мере, она цела и невредима. Вовремя она прогулялa школу, подумал он, но легче от этого не стало. Он хотел поговорить с ней, услышать ее голос, а вместо этого из трубки донеслось: «Абонент разговаривает или временно недоступен». Он с щелчком закрыл крышку телефона и поехал дальше.

К северу от зоны дорожных работ полицейские начали прочесывать новый сектор. Проехав четыре квартала, Страйкер увидел мужчину средних лет в голубых джинсах и белом поло. Он стоял перед гаражом и поливал тротуар.

— Справа чисто, — произнесла Фелиция, но Страйкер не ответил.

Тихо и сосредоточенно он притормозил, опустил окно, сразу же почувствовав затхлый запах гниющего мусора, и взглянул на мужчину повнимательнее. Явно с Ближнего Востока, высокий, метр восемьдесят пять — немного выше Страйкера, и полный — килограммов девяносто, не меньше.

Мужчина положил шланг, выключил воду, обернулся, посмотрел на машину, где сидели полицейские.

— Я могу вам чем-то помочь? — совершенно без акцента спросил он, глядя Страйкеру в глаза.

— Не проезжала здесь «хонда-цивик»? — Страйкер предъявил удостоверение. — Темно-зеленая. С разбитым задним стеклом. Не видели такую?

— Нет, не видел, — покачал головой мужчина.

— А вы давно тут стоите?

— Пока мусор выносил… минут десять, наверное, — пожал плечами тот.

Страйкер посмотрел на переулок. Темная улочка, почти вся застроенная трехэтажными домами, типичными для этого района. Ничто не привлекло его внимания, и тут он вдруг взглянул на огромные мусорные баки и понял, откуда доносится эта жуткая вонь.

— А что у вас с мусором?

— Чертовы еноты! — Мужчина впервые проявил хоть какие-то эмоции. — Получу лицензию, сразу капканов наставлю!

— Если увидите эту машину, — не удостоив тираду внимания, перебил Страйкер, — звоните девять-один-один! Немедленно!

— Хорошо, конечно.

Полицейские двинулись дальше на север. Через четыре квартала Страйкер вдруг ощутил: здесь что-то не так. Дав по тормозам, он задумчиво забарабанил пальцами по рулю.

— Есть идеи? — с любопытством глянула на него Фелиция.

— Погоди-ка…

Он развернулся и поехал обратно. В это время восточный мужчина как раз вышел во двор. Страйкер снова открыл окно, помахал ему, мужчина устало и раздраженно поморщился, но все-таки подошел.

— Ну что еще, офицер?

— Говорите, еноты мусор раскидали? — Страйкер показал на только что вымытый тротуар.

— Ну да, я же говорю! Чертовы зверюги!

— А такое раньше случалось?

— Да все время!

Страйкер посмотрел на мусорный бак — тяжелый, огромный контейнер. Ни одной отметины от зубов.

— Они всегда его вот так переворачивают или просто залезают внутрь?

— Обычно залезают, и все, — процедил мужчина, глядя на бак.

— Эти еноты… они на вашей памяти хоть раз переворачивали бак вверх дном?

— Ну вообще-то, нет…

— Вы видели, как они перевернули этот бак? — Страйкер пристально взглянул ему в глаза.

— Нет…

— Извините за беспокойство, — кивнул Страйкер, и мужчина молча отошел.

Страйкер повернулся к Фелиции, заметил ее удивленный взгляд и показал на переулок за домом:

— Эти баки забиты доверху. Килограммов тридцать каждый, так просто не перевернешь.

— Думаешь, это наш парень постарался?

— Ну уж точно не мультяшные еноты! — Страйкер отъехал на пару метров назад, чтобы улучшить обзор. — Вот смотри: видишь, какие баки сбиты? Как раз те, которые Красная Маска задел бы бампером, если бы ехал слишком быстро! Подумай сама: он приезжает сюда, в северный конец Дискавери. В последнюю минуту видит подходящее место, чтобы бросить машину, а может, засек полицейские мигалки, кто его знает… В общем, наш парень крутанул руль слишком сильно, и что дальше? А дальше он въезжает как раз в эти самые баки в начале переулка!

— Ну ты даешь! — приподняла бровь Фелиция.

— Хочешь кого-то взять, надо сначала дать, — пошутил Страйкер. — Оружие к бою, прочесываем этот переулок!

Правой рукой нащупав пистолет, а левой придерживая руль, он повел машину по переулку.

В первой трети — ничего: ни места, чтобы бросить машину, никаких признаков жизни и уж точно ни одной зеленой «хонды-цивик» с выбитым задним стеклом. Вскоре они подъехали к месту, где дорога расширялась. С правой стороны газон был слегка помят.

— Прикрой меня! — Притормозив, Страйкер показал Фелиции на газон.

Полицейский вышел из машины и приблизился к арке между домами. Там, на небольшом прямоугольном участке, где-то пять на десять, стоял закрытый гараж. Перед ним было настоящее месиво из грязи, гравия и вырванных с корнем сорняков — оно тянулось до огромной ивы посреди двора.

Страйкер подошел к дереву и посмотрел под ноги. В грязи четко были видны следы от шин, причем довольно свежие. Внизу, у самых корней, следы были глубже, как будто машина дернулась с места. Сверху лежали сломанные ветки. Страйкер поднял глаза и увидел горизонтальный след на коре, как раз на уровне бампера.

— В это дерево кто-то въехал, причем совсем недавно, — обернулся он к Фелиции. — Отметины свежие.

Встав на колени на более или менее чистый участок газона, он стал рассматривать следы от колес.

— Шины от «хонды»? — спросила Фелиция.

— Откуда мне знать?

— Ну а зря, что ли, ты следаком пять лет отпахал?

— Тут без экспертизы не разберешься, — сухо ответил он, — а это работа для идиотов!

Следы свежие, четкие: грязь за ночь слегка подморозило. Две поперечные полосы, посередине отпечатки протектора под углом шестьдесят градусов…

— Ну что там, Коломбо? — наклонилась к нему Фелиция.

— Во-первых, мне больше нравится Шерлок! Ну, или Мэтлок, на худой конец, — спокойно ответил Страйкер. — Во-вторых, невозможно определить, «хонда» это или нет. Как бы то ни было, колеса стодевяностопятимиллиметровые, то есть пятнадцать дюймов. Скорее всего.

— И что дальше?

— А то, что это следы от небольшого автомобиля. Что-то вроде «хонды-цивик» или «тойоты-терцел». Точнее можно сказать только после экспертизы.

Фелиция кивнула. Страйкер снова посмотрел на землю, и тут кое-что привлекло его внимание. Он нагнулся, чтобы рассмотреть получше: темно-коричневые пятна на траве! Едва заметные во всем этом месиве, но на фоне зеленой травы в утреннем освещении вполне четкие!

— А вот и кровь, — констатировал он и достал из кармана голубые резиновые перчатки.

В грязи блеснуло что-то серебристое. Страйкер нагнулся и поднял связку: три цепочки на кольце, а на них серый брелок от сигнализации, пластмассовый смайлик и ключ.

Ключ от «хонды».

Когда Страйкер выпрямился, Фелиция уже сообщала обо всем по рации: передавала их координаты и запрашивала подкрепление. Как только она закончила, Страйкер молча показал на северную стену гаража, где находилась подъемная дверь. Напарница кивнула и заняла позицию, а он, с пистолетом наготове, подошел к боковой двери.