Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Оба выхода перекрыты.

Боковая дверь была недавно покрашена под цвет штукатурки. Страйкер достал из внутреннего кармана пальто фонарик, включил его на режим «конус», взялся за холодную металлическую ручку, и дверь с щелчком приоткрылась.

В гараже было темно. Тихо. Никакого движения. Запах бензина.

Страйкер распахнул дверь, ворвался внутрь, прижимаясь к стене и стараясь не выходить на свет.

— Полиция Ванкувера! — крикнул он. — Выходите с поднятыми руками!

Никто не ответил.

Он посветил фонариком по углам — в просторном гараже обнаружилась совсем небольшая машина. Страйкер сразу разглядел, что она зеленого цвета. Посветил еще раз — так и есть, стилизованная «H», эмблема «хонды».

За рулем сидел человек с неестественно запрокинутой назад головой. Мужчина был абсолютно неподвижен и на вид слишком маленького роста, чтобы оказаться Красной Маской.

Полицейский подошел поближе.

Это оказался худой старик с редеющими седыми волосами.

Его убили выстрелом в лицо.

Глава 7

Через пятнадцать минут Страйкер стоял в пяти метрах от «хонды-цивик» на выезде из двора. Хлесткий осенний ветер подутих, но все равно пробирал до костей, как будто вместо пальто его укрывал тонкий ломтик сыра с дырками.

Детектив снова набрал номер дочери, поднес телефон к уху — занято! Сердце глухо застучало в груди: уже в третий раз после перестрелки он безуспешно пытался дозвониться до Кортни. Наверное, лимит сообщений на голосовой почте давно превышен… Ну же, возьми трубку, ради бога!

Во время перестрелки Кортни в школе не было, в этом Страйкер не сомневался. Директор Майерс сказала, что та снова прогуляла, и он был почти уверен, что дочь шляется по какому-нибудь из любимых торговых центров, «Оукридж» или «Метротаун». Страйкер даже не знал, что делать, когда она найдется: то ли обнять, то ли выдать ей по полной. Позвонил соседке Шейле и попросил ее поискать Кортни в торговых центрах, но пока новостей не было.

Выругавшись, он убрал свой «блэкберри» в чехол на поясе и постарался сосредоточиться на работе. Работа — лучший отдых, только так можно отвлечься. Именно это и спасало его все последние шесть лет, к тому же он настоящий профессионал и отлично знает свое дело.

Страйкер еще раз внимательно осмотрел место преступления.

В гараже горел свет, и теперь полицейский смог хорошо разглядеть, насколько пострадала «хонда-цивик»: заднее стекло наполовину выбито, остальное в трещинах. Окно с водительской стороны вышиблено напрочь.

Одна из пуль застряла в лобовом стекле.

Зрелище Страйкера не порадовало. Если бы не ужасные обстоятельства и охватившее его плохое предчувствие, возможно, он бы и улыбнулся, но сейчас детектив отлично понимал: они что-то упустили!

Страйкер чувствовал это всем телом: они прошляпили что-то важное, и оно находится у них прямо под носом! Машина внезапно показалась ему похожей на огромную мозаику, в которой не хватает одного важного элемента. Не двигаясь, он внимательно смотрел на нее, а время шло, утекая сквозь пальцы.

В гараж вошла Фелиция.

— Кортни не подходит к телефону! — Страйкер повернулся к ней. — Пошли ей сообщение, будь добра!

— Если она увидит, что сообщение от меня, то, может, вообще читать не станет. Иногда мне кажется, что она злится на меня гораздо сильнее, чем на тебя.

— Вряд ли это возможно… — парировал Страйкер.

Грустно улыбнувшись, Фелиция достала мобильный и отправила Кортни сообщение.

— Отличная работа, Джейкоб! — взглянув на машину, произнесла она. — Классно ты вычислил это место!

Он сдержанно кивнул, сделал вдох и вдруг закашлялся.

В гараже стоял странный запах! Погибший, Хенри Чарльз Вандерхэвен, умер совсем недавно, признаков разложения еще не было. А вот машина пропахла бензином и чем-то еще… Что же это за запах?! Вонь стояла жуткая, полицейскому стало тяжело дышать, голова кружилась. Только из-за этого отвратительного запаха Страйкер открыл в гараже все двери, хотя лучше было бы не привлекать внимания прохожих.

Страйкер понимал, почему здесь пахнет бензином: Красная Маска наверняка планировал поджечь машину, но, видимо, что-то его спугнуло, и преступнику пришлось поменять свои планы и сымпровизировать… Что же это было? Возможно, стрелок получил ранение, если один из выстрелов все-таки попал в цель?

— С его женой поговорила? — спросил он у Фелиции.

— Она в истерике. — Напарница поморщилась от дурманящих испарений. — Ее можно понять. Вызвала ей «скорую» и службу психологической помощи, но пока все без толку.

— Она что-нибудь дельное тебе сказала?

— Да. У ее ненаглядного Хабби был новенький «лексус». «Эль-эс-шестьсот». Судя по всему, эксклюзивная модель: черный, весь в позолоте и хроме.

— Номера есть?

— Эф-эль-эль-тридцать четыре. Уже передала всем постам, — быстро добавила Фелиция, прежде чем Страйкер успел открыть рот. — Все в курсе. А у тебя что? — Она взглянула на машину.

— Пробей номер «хонды», — коротко ответил Страйкер, направляясь к выходу из гаража, чтобы глотнуть свежего воздуха.

— Уже передала нашим. Машина в розыске. Угон, судя по всему.

— Пробей еще раз, по нашей внутренней базе.

Фелиция с любопытством посмотрела на него и пошла к патрульной машине. Села на водительское место, повернула к себе терминал, забила номера и нажала «отправить». Через десять секунд компьютер запищал: совпадение найдено!

Статус «в розыске».

— Я же говорю, машину угнали, — повернулась к напарнику Фелиция.

— Не машину угнали, а номера украли, — поправил ее Страйкер. — Проверь, когда это было.

— Сегодня утром. Дом номер семьсот по Хоу-стрит. Это в северной части первого округа. Та-а-ак, что тут у нас… Без ключей. Свидетелей нет. Видеозаписи нет. Ничего…

Страйкер вернулся в гараж, подошел к «хонде» со стороны водителя и взглянул на лобовое стекло. Несмотря на трещины и царапины, удалось различить идентификационный номер транспортного средства — серийный номер, который есть у каждого автомобиля.

— Пробей идентификационный номер, — крикнул он Фелиции и прочитал восемнадцать букв и цифр.

Она забила номер в базу, повторила ему, чтобы убедиться, что ничего не перепутала, и нажала «поиск».

— То же самое… Зеленая «хонда-цивик», девяносто четвертого года, двухдверная… в розыске.

— Когда угнали?

— Странно, — нахмурилась Фелиция, посмотрев на экран. — Тут сказано, что машину украли аж девять дней назад…

— Ничего странного.

— В смысле?

— Это другая машина. Номера свинтили с другого автомобиля, того же года и той же марки.

— Не понимаю! — воскликнула Фелиция, нервно барабаня по терминалу длинными ногтями. — Зачем так заморачиваться? Зачем угонять машину за неделю, если они могли спокойно сделать это сегодня? Ведь полиция все равно бы пробила номера и обнаружила, что машина в угоне… Что-то здесь не так…

— У них были свои причины.

— Ну, вообще-то, — прищурившись, посмотрела на напарника Фелиция, — это только увеличивает риск, что их быстро накроют. Они же объявлены в розыск за угон уже неделю назад! — воскликнула она и с усталым вздохом вышла из машины. — Шерлок, есть идеи?

— Одна есть, но надо еще подумать…

Страйкер снова подошел к машине. Они уже досмотрели «хонду», но лишь поверхностно… что-то упустили, наверняка! Детектив снова надел перчатки, подошел к широко открытой водительской двери и заглянул внутрь, стараясь не прикасаться к телу убитого мистера Вандерхэвена. За приборную доску была заткнута пачка сигарет «Плэйерс филтер лайтс».

Странно…

Надышавшись бензином, Страйкер отошел от машины, чтобы глотнуть свежего воздуха.

— На кого зарегистрирована машина? — спросил он у Фелиции.

— На какого-то парня, живет в центре, у нас ничего на него нет.

— Свяжись с ним и узнай, курит ли он. Если курит, то какие сигареты.

Она пристально посмотрела на него, в темных глазах промелькнуло недовольство. Но потом Фелиция все-таки кивнула и пошла к патрульной машине.

Страйкер продолжил, стараясь не упустить ни малейшей детали. Досмотр транспортного средства — всегда палка о двух концах, и не только из-за юридических сложностей, но и потому, что крайне сложно обнаружить какие-то веские улики: ДНК, микроволокна, клеточный материал, все это смешивается от малейшего прикосновения. В идеале надо было бы вообще не трогать машину и дождаться экспертов, но Страйкер понимал, что если они не найдут зацепок в ближайшее время, то Красная Маска уйдет.

Детектив в очередной раз оказался в безвыходном положении.

Страйкер старался без необходимости ни до чего не дотрагиваться — даже до осколков разбитого стекла. Ловко приподнял коврики, открыл бардачок, просмотрел кейсы с компакт-дисками и документы на машину. Двумя пальцами взял пачку и открыл — внутри обычные сигареты. Закрыв пачку, вернул на пассажирское сиденье.

Последней находкой стал ключ, валявшийся в мешанине из грязи и крови. Возможно, на нем удастся обнаружить отпечатки пальцев, хотя, судя по всему, Красная Маска слишком умен, чтобы оставить столь очевидную улику. Уж всяко не на ключе…

Страйкер снял перчатки, в которых касался сигарет, надел новые, вытащил из кармана рубашки ключ и принялся его рассматривать: черный с серебристым, на основании латинская буква «H», а вот на самом ключе ни царапинки, как будто он совсем новый. Затем детектив покрутил в руках серый брелок сигнализации и желтый смайлик, пытаясь найти хоть какую-то зацепку, но тут к нему подошла Фелиция:

— Машина зарегистрирована на имя некого Тейлора Дрю. Сам он не курит и никому в своей машине курить не разрешает.

— Отлично! Не прикасайся к сигаретам, посмотрим, что скажет Лапша после экспертизы.

Напарница наградила его красноречивым взглядом, словно говоря: «Думаешь, я совсем дура?» — а потом взглянула на брелок у него в руках:

— Нашел у гаража?

Страйкер кивнул.

— Повезло!

— Не думаю. Скорее, это странно. Даже более странно, чем сам факт, что у него вообще оказались ключи. Машину ведь угнали, так? Ключей там не было. Замок на водительской двери поврежден, так что угонщики его явно вскрыли. И тут, прямо на земле, мы находим ключи от «хонды»! Ключи, которыми можно и машину завести, и дверь открыть. Вопрос: зачем вскрывать замок, если у тебя есть ключ?

— Может, для зажигания и для двери ключи разные?

— Вот именно, — подтвердил он, указывая на рулевую колонку. — А почему мы не видим вскрытого зажигания и торчащих проводов?

— Ну, парни явно крайне осторожные, — пожала плечами Фелиция. — Они знают, что если полиция обнаружит вскрытое зажигание, то сразу поймет, что машину угнали.

— Это и так понятно, номера-то украдены, — возразил Страйкер, крутя в руках брелок от сигнализации.

Маленький кусок серой пластмассы. Ничем не примечательный. Полицейский нажал кнопку, но ни двери, ни багажник не открылись.

— Видишь? И брелок тоже не от этой машины.

— От гаража? — предположила Фелиция.

— Возможно. Или от лифта. Или от входной двери.

Страйкер посмотрел на желтый брелок со смайликом, висевший на короткой цепочке, покрутил его в руках. С обратной стороны на смайлике кто-то нарисовал дырку от пули прямо между глаз и стекающую струйку крови.

— Ну и шуточки! — сморщилась Фелиция.

Страйкер промолчал. Погрузившись в раздумья, он вертел в пальцах брелок со смайликом, и тут к гаражу подъехала патрульная машина. Двигатель явно перегрелся, поэтому машина рокотала, тормозя.

Из машины вышел констебль Крис Пембертон — во всей красе своих ста пятидесяти килограммов на метр восемьдесят роста. Страйкер, при росте метр восемьдесят один, много времени проводил в качалке, но на фоне Пембертона выглядел совершенно заурядно. Пембертон работал патрульным уже пять лет, однако вскоре его должны были перевести в спецподразделение.

— Никого не впускать, кроме нас и криминалистов, — коротко проинструктировал подчиненного Страйкер. — Вести учет всех, кто приедет. Если заявится Ларош, пусть распишется по приходу и уходу. Этот идиот повсюду готов наследить, — добавил Страйкер, и Пембертон понимающе кивнул. — Когда прибудет подкрепление, пусть прочешут весь сектор с севера на юг: свидетели, видеозаписи — все сгодится! Как только что-нибудь всплывет, звони на мобильный, я на связи!

— Будет сделано, шеф!

Страйкер еще раз взглянул на брелок со смайликом: в этом есть какой-то смысл… Брелок оказался здесь не просто так, остается только понять почему. Как Красная Маска умудрился уронить его в грязь? Просто потерял? Или дала о себе знать рана? А может быть, он допустил первую ошибку?

Страйкер положил ключи в коричневый бумажный пакет, запечатал его и оставил на пассажирском сиденье для Лапши. Потом вылез из «хонды», стянул перчатки и мрачно посмотрел на Фелицию:

— Больше нам тут делать нечего…

— Да, он ушел, — неохотно признала напарница.

— Далеко не уйдет.

Широкими шагами детектив направился к машине, за ним следовала Фелиция. Они выехали из переулка и повернули на юг. Что ж, придется вернуться на исходную точку. В то место, где начался этот кошмар и где могут найтись новые зацепки.

Настал черед школы Святого Патрика.

Глава 8

Кортни Страйкер стояла перед зеркалом в примерочной проката костюмов «Уорвик» и хмуро смотрела на свое отражение. Костюм медсестры сексапильный — то, что надо, ведь ей хотелось, чтобы в пятницу на Параде заблудших душ все парни смотрели только на нее. С другой стороны, костюм слишком заурядный, банальный, ну и вообще не в ее стиле.

К тому же медсестрой собиралась нарядиться Рейн, а значит, этот вариант отпадает! Если не считать несколько выпирающего живота, фигура у Рейн была лучше, чем у Кортни: она на пятнадцать сантиметров выше, и ноги у нее длинные и стройные, а у Кортни — покороче и более мускулистые.

Грудь у Рейн тоже была больше, прям-таки вываливалась из декольте, а у Кортни — маленькая, остроконечной формы.

У Рейн кожа карамельная, а у Кортни — молочно-белая.

У Рейн карие глаза, которые словно просят: «Трахни меня», как вчера выразился капитан хоккейной команды Бобби Райан.

А вот у Кортни глаза голубые: не «васильковые», не «цвета зимней лазури», не «голубые словно лед» — просто самые обычные голубые глаза.

Черт побери, если подумать, так у Рейн все лучше, чем у нее!

От этих мыслей настроение у Кортни резко упало, и она принялась расстегивать платье. Не успела она справиться и с половиной пуговиц, как занавеска отдернулась и в примерочную заглянула Рейн:

— Корт, ну как?

— Лучше что-нибудь еще, — недовольно пожала плечами Кортни.

— Да ладно тебе! Мы же будем как двойняшки! Две медсестры-двойняшки! Это же офигенно! Особенно вечером, когда на концерт пойдем!

— Нет, мне нужно что-нибудь другое!

— А как тебе вот это? — Рейн протянула ей другой костюм. — Ну, та принцесса из диснеевского мультика, Ариэль, с рыжими волосами? По-моему, идеально!

— Русалочка, что ли? — Кортни взглянула на упаковку, но там была нарисована какая-то супермодель с длинным хвостом и в зеленом бикини из ракушек. — Это, пожалуй, чересчур, — покраснев, отказалась она.

— Маленькая Бо-Пип? — предложила Рейн, протягивая следующий пакет.

— А почему здесь написано «Костюм для взрослых»? — еще сильнее покраснела Кортни.

— Упс, этот с прорезью сама понимаешь для чего! — в восторге захихикала Рейн. — Ой, я знаю! Это тебе точно понравится!

Она задернула занавеску и исчезла. Кортни молча продолжила расстегивать пуговицы, думая, не купить ли лифчик посерьезней, чтобы уравнять шансы. Хотя нет, не поможет… Так нечестно! Рейн же просто великолепна! Она роскошна! Ее все хотят!

Господи, что же делать…

Кортни сняла платье, повесила на крючок и грустно уселась на пуфик в примерочной в одном лифчике и трусиках. Посмотрим, что там еще откопает Рейн…

В примерочной было тесно, почти не повернуться, и пахло чем-то вроде корицы — наверно, от ароматических свечек или освежителя воздуха. Кортни такое на дух не переносила. К тому же кондиционер работал на полную, и она начала замерзать. Скорей бы уж Рейн принесла хоть какой-нибудь прикид, в котором она будет круто выглядеть!

— На, примерь! — Внезапно Рейн отдернула занавеску и протянула Кортни очередной наряд.

Вздрогнув от неожиданности, Кортни хихикнула и посмотрела на костюм из красного атласа и черного шелка в руках у подруги.

— Это еще что?

— Красная Шапочка! К твоим волосам идеально подойдет!

— Ну не зна-а-ю… — протянула Кортни, рассматривая короткую юбку, и нервно сглотнула. — По-моему, коротковато…

— Вот именно! В комплекте сапоги на огроменном каблуке! Поверь мне, это будет офигенно!

— Уверена?

— Ну конечно! Посмотри, оно как раз в обтяжку на талии, а у тебя же самый плоский живот во всей школе, парни будут просто без ума! Передерутся за право первому выпить «Маргариту» из твоего пупка!

Кортни улыбнулась, взглянула на платье и на этот раз почувствовала себя более уверенно. Только она собралась примерять наряд, как зазвонил телефон. Господи, ну пусть это будет Бобби Райан, он такой красавчик! Посмотрев на дисплей, Кортни нахмурилась: «Папа».

— Не отвечай, — вмешалась Рейн, увидев, кто звонит. — Он тебе скажет идти домой!

— Уж поверь мне, никуда я не пойду!

Кортни дождалась, пока телефон перестанет звонить, и просмотрела список пропущенных вызовов: папа искал ее уже четыре раза.

— Наверное, директор Майерс ему позвонила…

— Значит, он знает, что ты прогуливаешь!

— Я попала! — в ужасе воскликнула Кортни, прислонившись к стенке примерочной. — Попала! Он наверняка запретит мне выходить из дома! Все испортит! А как же вечеринка, концерт? Если бы мама была жива…

Девочки замолчали. Через минуту Рейн решила взять дело в свои руки, приложила платье к груди Кортни, присвистнула и озорно улыбнулась:

— Темный насыщенный красный, детка, о да! Подчеркивает цвет волос! А еще красный — это очень-очень сексуально!

— Думаешь? — улыбнулась ей Кортни.

— А то! Бобби Райан будет просто в отпаде!

Обе девочки захихикали в полном восторге, но тут Кортни взглянула на ценник и поперхнулась:

— А ты видела, сколько оно стоит?!

— Ну и что?

— У меня нет… нет столько денег… — покраснела Кортни.

— А зачем тебе деньги? — Рейн многозначительно посмотрела на подругу.

— Нет! — нервно взглянув на стоявшего рядом с примерочной продавца, возмутилась Кортни. — Я не могу просто взять и украсть его! — прошептала она.

— Ну и ладно, — визгливо хихикнула Рейн, — я тебе его подарю!

— Да оно же двести баксов стоит!

— Корт, чтобы сексуально выглядеть, надо заплатить, — улыбнулась Рейн.

— Ты что, не расслышала? Оно стоит почти две сотни баксов!

— Две сотни, три сотни — какая разница!

— Погоди… — Кортни взглянула на платье, а потом на Рейн. — У тебя что, есть такие деньги?

— У меня нет, а у мамы есть! — рассмеялась Рейн. — Ну же, Корт, примерь его! — ласково шепнула она подруге, прежде чем та успела возразить.

Кортни не устояла: надела платье, чувствуя нежное прикосновение шелка и атласа к телу. Прекрасно сидит! Действительно, выглядит очень секси! Она повернулась к Рейн, чтобы та застегнула молнию на спине, а потом распустила свои длинные каштановые волосы с медным отливом.