Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Мы?

— Шериф Ларош.

— На нем же была хоккейная маска, — пробормотал Страйкер, чувствуя, как внутри все сжалось, словно сердце стянуло стальным обручем.

— Хеллоуин на носу.

— Но у него был пистолет! Твою мать, у него был пистолет!

— Пока мне нечего тебе ответить, — беспомощно всплеснула руками Фелиция. — Я просто передаю приказ.

— Передаешь приказ? — нервно рассмеялся Страйкер и прислонился к раковине. — О господи!

Он раз за разом прокручивал в голове эту сцену: Черная Маска держал пистолет, в этом сомнений быть не может!

Он держал хренов пистолет!

Точно держал!

Страйкер пытался припомнить все до мелочей, но вскоре сдался: утренние события казались совершенно нереальными. Он тряхнул головой, открыл холодный кран, плеснул водой в лицо и вытерся бумажным полотенцем.

Фелиция открыла еще один пакет. Страйкер снял брюки, протянул их напарнице и надел новые, которые ему одолжил Холмс, а потом закрепил на ремне кобуру.

— Джейкоб… — строго посмотрела на него Фелиция.

— Моего пистолета Ларошу не видать!

— Это приказ!

— Да пошел он вместе с его приказами! Фелиция, дело не закрыто! Этот псих на свободе и наверняка не остановится на достигнутом, я уверен! И ты это прекрасно знаешь! А когда опять что-то начнется, я не хочу оказаться без оружия! — заявил он, убирая свой «зауэр» и застегивая кобуру. — Если Ларошу нужен мой пистолет, пусть придет сам и возьмет — но не раньше, чем мы посадим этого урода за решетку! Ни секундой раньше!

На лице Фелиции застыло напряженное выражение, темные глаза сверкали, как тлеющие угли.

— Ты играешь с огнем…

— Нет, я пытаюсь потушить пожар!

— Джейкоб, — начала она, но не договорила.

Дверь распахнулась, и в раздевалку заглянул один из гражданских сотрудников техотдела. Этого худощавого мужчину с крючковатым носом и огромным кадыком все звали Икабод — в честь Икабода Крейна из «Сонной лощины». На его лице блестели капельки пота, он тяжело дышал, словно после марафонского забега.

— Господи, ребята, ну наконец-то я вас нашел!

— Что нарыл, Икабод? — повернулся к нему Страйкер.

— Пойдемте, вы должны это увидеть! Странно, очень странно!

Глава 11

Все органы чувств Красной Маски вышли из строя.

Быстрыми шагами он направлялся на восток по Пендер, вглубь района Чайна-таун. «Лексус» он уже давно бросил: машина больше не пригодится. Красная Маска не мог думать ни о чем, кроме пульсирующей боли в плече. Словно гигантская медуза, она впивалась своими щупальцами в каждую клетку тела. Один раз он уже упал в обморок и потерял из-за этого драгоценное время.

А такого он себе позволить больше не мог.

Ресторан «Улыбка фортуны» находился в самом центре Чайна-тауна. На грязной золотистой вывеске красовались кроваво-красные буквы названия. Ким Фам выбрал это помещение не из-за размера или планировки, а из-за адреса: номер дома 426, такие вещи очень важны.

Красная Маска толкнул стеклянную дверь, оставив на ней кровавый след, и вошел в ресторан. В нос ударил резкий запах крабов в имбирном соусе и фасолевой похлебки. Его чуть не вывернуло, но он подавил тошноту.

Завсегдатаи заведения глазели на него с разинутым ртом, но стрелок, не обращая на них внимания, быстро направился в сторону кухни. Посетители встревоженно загудели — их голоса напоминали жалобное чириканье потревоженных птиц. А вот на кухне ни повар, ни официантки даже бровью не повели, словно глядя сквозь него.

Как будто он был призраком.

В дальнем конце кухни находилась потайная дверь. Красная Маска толкнул ее и тут же поморщился от резкого запаха виски и тяжелого сигарного дыма. Гремели кубики для маджонга — как будто мраморные шарики со всей силы кидали о гранит.

Красная Маска обвел взглядом комнату. В дальнем углу Ким Фам, владелец заведения, собственноручно наливал клиентам изысканные сорта виски. Ему было около тридцати, одевался он всегда одинаково: белый костюм, белая рубашка, черный галстук и узкие темные очки в золотой оправе. Жирные черные волосы на концах были осветлены.

Завидев нового посетителя, Ким Фам встревожился и быстро приказал своим людям:

— Отведите его вниз! Позовите врача, и пошевеливайтесь, пошевеливайтесь!

Двое мужчин в ярко-желтых костюмах подхватили Красную Маску под руки и быстро отвели к лестнице, ведущей в длинный темный тоннель.

Ему показалось, что они спускаются бесконечно… Вниз, вниз, вниз…

Красная Маска повис на плечах у охранников. Голова вдруг стала пустой и легкой, словно улетающий в небо воздушный шарик. Все выше и выше, в то темное, ужасное место, где его не найдут даже духи…

Глава 12

Страйкер быстро вышел из мужской раздевалки и двинулся по коридору, оглядывая стены и потолок в поисках системы видеонаблюдения. Камеры он отыскал быстро — они были закреплены под потолком буквально на каждом углу. Модель старая — большие черные коробки. Они не оснащены датчиком движения, плохо дело…

Икабод и Фелиция шли в помещение охраны. Впереди послышался гнусавый голос Лароша, поэтому Страйкер решил срезать через актовый зал. В дальнем конце возвышалась пугающая своей пустотой сцена; казалось, позади занавеса бродят призраки.

Глазам предстало шокирующее зрелище: авансцена вся покрылась пятнами запекшейся крови, посреди валялся желтый костюм кого-то из героев сериала «Звездный путь», разодранный и испачканный в крови. Взглянув на актовый зал еще раз, Страйкер понял, что ошибался: стрельба началась не в столовой, а где-то тут: в коридоре или в классе. Утром здесь царила такая паника, что припомнить произошедшее в подробностях было сложно.

Под самым потолком обнаружилась еще одна камера. Эта модель оказалась поменьше, серо-серебристая — гораздо новее, чем те, в коридоре. Надо срочно узнать, что запечатлел ее объектив.

Через актовый зал Страйкер вышел в другой коридор. Не успела дверь за его спиной захлопнуться, как он на кого-то наткнулся. Ну конечно, даже не глядя, Страйкер понял, кто это. Худощавое тело, неестественно черные волосы, зализанные назад с помощью густого слоя геля, волосок к волоску.

Ларош…

— Страйкер! — вскрикнул шериф.

Детектив остановился и посмотрел на человека, столкновения с которым он всеми силами пытался избежать.

Шериф был небольшого роста, метр шестьдесят с копейками, и весил килограммов семьдесят. Маловато даже по средним стандартам, а по полицейским — так вообще замухрышка: как правило, стражи порядка были ростом не ниже метра семидесяти и весили килограммов под сто.

— Добрый день, сэр, — сухо поздоровался Страйкер.

— Искал тебя. Ты одежду сдал?

— Разумеется.

— А пистолет?

— У меня все в порядке, сэр, не стоит беспокоиться, — мрачно ухмыльнулся Страйкер.

— Что? — нахмурил лоб Ларош.

— Просто сообщаю вам: со мной все в порядке. Уверен, вас это очень волновало, ведь один из ваших офицеров попал в перестрелку, — съязвил Страйкер, но Ларош молчал, подбоченясь и выпятив грудь. — Не хотел, чтобы вы тратили драгоценное время и силы на такие пустяки — ведь вам одних пресс-конференций сколько надо посетить! Подумать только, такой стресс!

Шериф поджал губы, огляделся по сторонам — нет ли кого поблизости. Страйкер последовал его примеру и увидел несколько телекамер канала «Глобал» прямо перед главным входом, сразу за желтой лентой.

— Да-да, Страйкер, конечно, — откашлявшись, взял себя в руки Ларош, — прекрасно! Прекрасно, что ты не пострадал! Об этом я беспокоился в первую очередь.

— Ну разумеется.

Ларош молчал. Страйкер оглянулся на Фелицию, стоящую рядом со входом в актовый зал, — такого напряжения у нее на лице не было даже во время перестрелки.

— Фелиция тоже в порядке. Если вам это, конечно, интересно.

Ларош молчал, переваривая услышанное, а потом вдруг резко сказал:

— Оружие, Страйкер.

— Что — оружие?

— Оружие необходимо сдать.

— Вас понял, сэр. Сдам, как только инцидент будет исчерпан.

— Это не просьба, детектив Страйкер, — с прищуром посмотрел на него Ларош, — это приказ!

Страйкер наклонился вперед, нависая над начальником, вдохнул приторно-сладкий запах геля для волос и запах сигаретного дыма и отчеканил:

— Отлично сказано, сэр! Теперь моя очередь. Во-первых, радуйтесь, что я хотя бы одежду сдал. Во-вторых, мое оружие вы получите, когда дело будет закрыто — не раньше, не позже. И будьте добры, не надо мне тут рассказывать про правила, постановления и так далее, потому что безопасность превыше всего — имею право оставить оружие при себе в целях обеспечения безопасности.

— Это вряд ли…

— Мы еще не установили личность стрелявшего, его местонахождение, не знаем даже мотива, а я уже попал с ним в перестрелку. Скорее всего, он еще вернется. Поэтому я говорю вам: нет, никому я оружие не отдам! По крайней мере, до тех пор, пока мы не задержим убийцу или не будем иметь в наличии его бездыханное тело. Последний вариант представляется мне более желательным!

— В таком случае мы можем выдать вам другое оружие, детектив Страйкер, — скривился Ларош, как будто лимон съел.

— Ответ отрицательный, сэр. Конструкция моего пистолета подверглась сильным изменениям, и я к нему привык.

— Страйкер…

— Да получите вы мое оружие, не переживайте, но только тогда, когда дело будет закрыто, и ни секундой раньше! — воскликнул Страйкер и посмотрел на Фелицию, которая неловко переминалась с ноги на ногу рядом с Икабодом. — И даже не думайте отстранить меня от этого дела! Я не дал себя застрелить из пистолета и автомата AK — сорок семь, и благодаря этому вы смогли приехать сюда поиграть в Господа Бога. Это дело мое, я его веду дальше. Мне пришлось ради этого пройти по трупам, в прямом и переносном смысле!

— Нет, Страйкер, — покачал головой шериф, — ты отстранен, решение уже принято.

— Ларош, у меня есть видеозапись, — прошептал Страйкер ему на ухо, так чтобы больше никто не услышал. — Видеозапись, на которой ты наводишь красоту, пока мы тут пытаемся раненых детей спасать!

— Это что, угроза? — уставился на него Ларош.

— Наводишь красоту и ешь сэндвич. Как, кстати, вкусно? Ты какой брал, с ветчиной или с тунцом?

— Страйкер, хочешь вылететь из отдела?

— У меня тут не самая лучшая камера на свете, но качество вполне потянет, — продолжал Страйкер, помахивая своим «блэкберри» перед носом у Лароша.

Тот открыл было рот, но передумал и холодно произнес:

— Страйкер, это нарушение субординации. Я позабочусь, чтобы начальство об этом узнало. И в управление тоже сообщу.

— Отлично. Пусть сразу связываются с представителем профсоюза. Напрямую, — с показным спокойствием улыбнулся Страйкер. — Ларош, я ж не зря проработал в управлении пять лет. Свои права знаю уж никак не хуже, чем ты знаешь мои обязанности. Когда выясните, кто имеет настоящий авторитет в таких делах, приходите, шериф, вот тогда и поговорим!

Развернувшись, Страйкер двинулся по коридору в сторону помещения охраны. Не успел он сделать и десяти шагов, как за его спиной Ларош начал визгливым голосом отдавать приказы Фелиции. Страйкер даже не обернулся: сейчас его куда больше интересовало, что за улики удалось обнаружить Икабоду.

Глава 13

Вместе с Икабодом Страйкер вошел в помещение школьной охраны. В коридоре по громкой связи кто-то нервным голосом умолял всех учеников и учителей собраться в спортзале — это было единственное место, которое не опечатала полиция.

В колонках что-то затрещало, потом пошли громкие помехи. Страйкера это раздражало: слух его, как и прочие чувства, пришел в расстройство. Голоса казались ему то слишком тихими, то оглушительными, лампы дневного света в холле горели то слишком тускло, то слишком ярко. Вокруг пахло смертью.

Этот запах не давал ему покоя.

Фелиция наконец-то догнала его, и дальше они пошли вместе по тому самому коридору, где с утра пытались засечь и перехватить нападавших. Страйкер осмотрелся: неужели и правда погибло так много детей? Кажется, их куда больше одиннадцати: он уже успел насчитать четыре тела, прикрытые коричневой простыней.

Как будто кто-то в спешке накидал на пол мешков с песком, чтобы преградить путь потокам крови.

Неужели во время перестрелки у него было настолько тоннельное зрение? Или эти несчастные пытались спастись, но добежали только сюда? Второй вариант казался более реальным, но полной уверенности не было. Чем сильнее он старался припомнить произошедшее в мельчайших подробностях, тем больше белых пятен обнаруживал в своей памяти.

Он прошел мимо еще трех тел под окровавленными простынями — это уже семеро! Страйкера затошнило, ему захотелось отвернуться, но он взял себя в руки и внимательно посмотрел в лицо каждому ребенку, отогнув край простыни. В чертах отпечаталось выражение ужаса, безумное напряжение застыло, словно предсмертная маска.

Страйкер долго всматривался в них, пытаясь принять весь кошмар произошедшего, но это лишь укрепляло его решимость найти убийцу. Этих детей он запомнит навсегда, запомнит эти образы, эти чувства и, как только поймает негодяя, который сделал это с ними, заставит его поплатиться за все.

— Джейкоб! — окликнул чей-то голос.

Он оторвал взгляд от тела юной девушки с каштановыми волосами и гладкой белой кожей. В дверях кабинета директора стояла Фелиция и махала ему рукой. Страйкер взглянул на жертву в последний раз, осторожно убрал волосы с ее лица, прикрыл простыней и зашел в кабинет.

Там резко пахло табачным дымом и ментолом. Директор Майерс отвернулась к окну и облокотилась на подоконник, ее трясло, ноги подкашивались. Страйкер подошел ближе и взглянул на нее: белое словно мел лицо застыло в напряжении, как будто вот-вот потрескается, волосы прилипли к вспотевшему лбу, пустые глаза смотрели в никуда. Сигарета резко дергалась в дрожащих пальцах.

— Кэролайн… — обратился к ней Страйкер, но она молчала. — Кэролайн, — сказал он более твердо.

— О боже мой, мои дети, мои дети! — словно очнувшись от забытья, прошептала она. — Бедные мои дети!

— Кэролайн, мне нужны списки, — тихо произнес Страйкер, слегка обняв ее за плечи. — Начни с тех, кто не пострадал и сейчас находится в спортзале. Перечисли всех, о ком что-то известно. Потом отдельный список погибших. Констебль Кольски уже ведет переговоры с пожарными и «скорой», просто передай ему фотографии детей, и он займется опознанием. Когда закончим, станет ясно, кого не хватает.

— Да-да… список… конечно, — обессиленно кивнула она.

— Еще тебе придется составить отчет о круге общения погибших: с кем они дружили, в каких клубах состояли, какими видами спорта занимались, кого ненавидели, кто ненавидел их. И все это нужно мне прямо сейчас.

Кэролайн не ответила, поэтому Страйкер взглянул на Фелицию:

— Можешь этим заняться?

— Не вопрос.

Страйкер повернулся к Икабоду, который сосредоточенно щелкал по клавиатуре компьютерных терминалов в дальнем углу.

— Икр, что там у тебя? Что накопал?

— Понимаешь, школьная система безопасности не сработала! — воскликнул Икабод, подняв взгляд от клавиатуры. В мягком голубоватом свете от экранов его лицо казалось покрытым еще более нездоровой бледностью, чем обычно. — Кто-то вырубил ее как раз перед началом стрельбы!

— Ты хочешь сказать — отключил? — прищурился Страйкер.

— Нет, вырубил.

— Не понимаю…

Икабод почесал скулы обеими руками: то ли у него был тик, то ли Страйкер раздражал его.

— Все камеры выведены из строя, — терпеливо объяснил он. — Их дезактивировали. Насколько я могу сказать, это произошло сегодня, рано утром, — добавил он, и его пальцы замелькали по клавиатуре, выводя на экран историю манипуляций с системой и отсканированные электронные страницы. — Скорее всего, около восьми утра. Если быть точным — в восемь ноль семь, судя по журналу.

Страйкер не очень разбирался во всей этой компьютерной терминологии, но суть уловил. Обернувшись, он взглянул на директора Майерс: та стояла неподвижно у окна, ментоловая сигарета догорела почти до фильтра.

— У кого есть доступ к этой системе?

— Вообще-то… — моргнув, вернулась из забытья она, — вообще-то, только у меня… и моего заместителя Смита.

— Смита, значит… И где он сейчас?

— Мм, кажется, в Канкуне.

— Давно уехал?

— С неделю назад… Вернется где-то через неделю.

— Не нравится мне все это! И больше ни у кого доступа к системе нет? Вообще ни у кого?

Сигарета догорела, столбик пепла упал директрисе прямо на туфлю, но она даже не заметила.

— Ну, у нас есть ученики-ассистенты, двое, но они…

— Имена, Кэролайн, — перебил ее Страйкер, доставая ручку и блокнот.

— Нава Сангера и Шерман Чан, но они хорошие ребята. Нава сейчас в больнице, ей должны удалить аппендицит. А Шерман никогда бы…

— Пошли кого-нибудь в больницу к Наве, — повернулся к Фелиции Страйкер, — а с Шерманом постарайся поговорить сама. Посмотрим, что он скажет. Если тебе не удастся с ним связаться, добудь мне хотя бы его фотографию.

— Я должна быть здесь, — сделав шаг назад, запротестовала Фелиция. — Вести следствие вместе с тобой!

— Ты должна найти Шермана! Чем меньше людей будет в курсе происходящего, тем лучше! Пожалуйста, Фелиция, делай, как я говорю, и побыстрее!

Она покраснела и обиженно посмотрела на Страйкера: чего это он так раскомандовался! Тот уже было приготовился к затяжному спору, но Фелиция повернулась к директору Майерс:

— Кэролайн, в какой больнице лежит Нава?

— Кажется, в больнице Святого Павла…

Фелиция записала всю необходимую информацию в блокнот, захлопнула его и засунула во внутренний карман куртки, а потом без единого слова покинула кабинет, оглушительно хлопнув дверью.

— Ничего себе! — тихо присвистнул Икабод. — Прямо как в старые добрые времена!

Страйкер промолчал, глядя в окно: Фелиция вихрем пронеслась по коридору, свернула за угол и исчезла из виду. Ей не угодишь! Нашла время выяснять отношения! Да и момент, мягко говоря, не самый подходящий! Он подумал, не догнать ли ее, но решил, что не стоит.

Усилием воли он заставил себя забыть о неприятной стычке с напарницей и снова посмотрел на плоские мониторы, в три ряда висевшие на дальней стене. Все экраны мигали голубым светом, кроме темных мониторов в нижнем ряду — те были вообще отключены.

— Икабод, это хорошая система? — спросил Страйкер у консультанта, который сосредоточенно щелкал клавишами.

Тот оторвался от выведенной на экран истории операций и нервно сглотнул, так что кадык запрыгал вверх-вниз, как йо-йо.

— Отличная система, хоть и аналоговая. «Вижн-пять», производства компании «Секьюкорп», нам в отдел такую установили пару лет назад. Но об этом я бы на твоем месте особо не распространялся.

— Не переживай, не сболтну, — успокоил его Страйкер и повернулся к директору Майерс.

— Пойду подготовлю списки, которые ты просил, — тихо сказала она и удалилась.

Страйкер с облегчением вздохнул, подошел к мониторам и задумчиво потер подбородок:

— Слушай, Икабод, а эту систему могли взломать? Ну, типа хакеры какие-нибудь? Или как у вас там это называется…

— Вряд ли, — покачал головой Икабод. — Только если мы имеем дело с настоящим гением. С настоящим гением, понимаешь? Вроде Билла, мать его, Гейтса! Это очень крутая штука, чувак! Код двести пятьдесят шесть бит. Даже профессионалу со всеми наворотами понадобится не один месяц… Ну или по крайней мере несколько недель. Тот, кто вырубил эту малышку, наверняка знал пароль.