Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Сью Фортин

Девушка, которая лгала

Моей маме и дочерям — с вечной любовью


Часть 1

Про вчера я рассказывать не буду — потому что тогда я была совсем другая.

Льюис Кэрролл

Глава 1

Лондон, Англия

Я всегда этого боялась, и вот оно случилось. Все вернулось на круги своя. Мои пальцы теребили кулон в виде трискеля и по очереди трогали каждую из трех его оконечностей. Отец. Мать. Дитя. Я еще раз перечитала письмо.

...

От: Ройшн Маршалл

Кому: Эрин Хёрли

Тема: Встреча


Привет, Эрин.

Не стоит меня игнорировать. Ты же не думаешь, что сможешь вечно прятаться от всех и вся?

У меня есть для тебя кое-что интересное.

Позвони.

Ройшн.

Мой палец завис над клавиатурой. Мне хотелось просто удалить письмо. Если я не отвечу, может, она отвяжется. Оставит меня в покое. Я откинулась в кресле и сделала глубокий вдох. Тревога, дремавшая во мне все это время, зашевелилась, вытянула руки и крепко скрутила мне живот. Сколько раз я мысленно проигрывала этот момент, готовясь к встрече со своим прошлым, — и вот он застал меня врасплох.

— Ага! Попалась!

Голос за спиной заставил меня вздрогнуть. Я быстро щелкнула на иконку с входящей почтой и закрыла окно. Выдавив из себя улыбку, я повернулась лицом к Эду.

— Боже, как ты меня напугал, — мой голос звучал излишне бодро. — Давно ты здесь?

Я лихорадочно попыталась восстановить в памяти последние минуты. Сколько времени я сидела, уставившись в экран? Мог ли Эд увидеть почту и прочитать письмо?

Эд хохотнул.

— Эй, что ты там прячешь?

Конечно, это была шутка, но он попал в точку.

— Где это видано, чтобы девушка выдавала боссу и бойфренду все свои секреты?

Я рассмеялась в ответ. Но мой смех прозвучал ненатурально. Эд, склонив голову набок, изучал меня внимательным взглядом.

На столе зазвонил телефон, и я возблагодарила небеса за то, что мне не придется продолжать эту беседу.

— Салон красоты «Гамильтон», добрый день!

Я подняла взгляд на Эда, и тот, подмигнув, вышел из комнаты.

Прямая угроза миновала, но подспудный страх остался — а это значило, что мне надо действовать. Я не могу полагаться только на случайность и удачу: рано или поздно мне не повезет. И уж тем более нельзя позволить своей бывшей школьной подруге взять контроль над ситуацией.

Быстро закончив с заявкой на массаж спины, я повесила трубку и украдкой взглянула на кабинет Эда.

Он не отрывал взгляда от своего компьютера. Я снова открыла почту и нашла письмо Ройшн. Но вместо того чтобы ответить, переслала его на свой личный почтовый ящик. Придется дать ей этот адрес. Не хочу, чтобы она писала мне на работу. Я сверилась с телефоном — письмо дошло. Осталось только удалить оригинал на рабочем компьютере. Я знала, что какие-то следы удаленных файлов в любом случае остаются на жестком диске, но вряд ли их будет кто-то искать.

Все заняло не больше минуты — как раз перед тем, как появилась следующая клиентка. Восковая эпиляция ног.

— Одну минутку, я сейчас освобожусь, — проворковала я, еще раз убедившись, что злополучное послание исчезло из рабочей почты.

Весь оставшийся день я, как ни старалась, не могла выбросить из головы Ройшн и ее письмо. До сих пор мне удавалось ее игнорировать. Впрочем, зная Ройшн, наивно было думать, что она оставит меня в покое, если я просто не отвечу. Нет, она не сдастся. В ее первом письме не было никакой угрозы. Так обычно пишут людям, с которыми давно не виделись. Второе, как я сейчас понимаю, звучало более напористо. И вот уже третье: ясно, что она не отстанет, да и на приманку, которую она мне подкинула, — «кое-что интересное», — как я могу не отреагировать? Теперь, после всего, что я сделала?

Рабочий день кое-как закончился; я уже собиралась уходить и напоследок проверяла список дел на завтра, когда зазвонил телефон. Я вздохнула, надеясь, что звонок не займет у меня много времени.

— Добрый день, салон красоты «Гамильтон», — выдала я на автомате. — Чем могу помочь?

В трубке молчали, но я чувствовала, что на линии кто-то есть. Я слышала дыхание.

— Алло, чем могу помочь? — повторила я.

Во рту у меня вдруг пересохло, на шее выступили капли пота. Я знала, кто это звонит.

— Привет, Эрин, — произнес женский голос. — Это я. Ройшн.

Ее мягкий провинциальный говорок заструился из трубки и плавно вошел мне в ухо.

От моего ирландского акцента почти не осталось следа. За десять лет он практически исчез, и я не пыталась его удержать. Поначалу Эд смеялся над ним, и это была еще одна причина, чтобы поскорее от него избавиться. Еще одна ниточка из прошлого, которую мне хотелось оборвать. Я ответила с безупречным лондонским произношением:

— Прошу прощения. Наверное, вы ошиблись номером.

Я не могла с ней говорить. Только не сейчас. Не на работе.

— О, я так не думаю, — ответила она.

В ее голосе слышались снисходительные нотки. Тот же покровительственный тон, который я помнила еще со школы.

— Не вешай трубку, ты должна послушать, что я тебе скажу.

Я оглянулась на дверь Эда. Она была закрыта. За матовым стеклом расплывался его силуэт: он сидел за столом.

— Чего тебе нужно? — я говорила тихо, почти шепотом.

Мне не хотелось, чтобы она уловила в моем голосе страх.

— Нам надо поговорить, — ответила Ройшн. — И брось ты свой акцент.

— Что тебе нужно? — повторила я, проигнорировав ее укол.

— Ты бы уже знала, если бы вовремя отвечала на письма.

Все это доставляло ей удовольствие, честное слово. И я сразу вспомнила наше детство. Как она любила все контролировать: в пять лет — во что нам играть на площадке, в двенадцать — какую музыку слушать, в пятнадцать — что надевать на вечеринку. Мы делали так, как хотела Ройшн. А я всегда ей уступала. Потому что она была хорошенькой, популярной и богатой: у нее было все, чего не было у меня. И она частенько меня дразнила — так же, как сейчас. Не считая того, что с тех пор я сильно изменилась. Мне больше не хотелось повиноваться.

— Вот что, Ройшн, — произнесла я твердо. Возможно, если дать ей отпор сразу, я все-таки смогу ее отшить. — Если тебе есть что сказать, выкладывай. У меня мало времени. Я уже ухожу.

— Только не строй из себя занятую особу, Эрин, — возразила она. — Я тут нашла одну твою вещицу.

— Да, и какую же?

Я понятия не имела, о чем она говорит, и мне было не по себе.

— Фотографию, — она выдержала паузу для пущего эффекта. Пауза сработала. Потом небрежно добавила: — Ту, где ты вместе с Найалом.

— Ройшн, давай к делу.

Сквозь стекло я увидела, что Эд встал из-за стола и собирается уходить.

— Знаешь что, я ее отсканирую и отправлю тебе по почте.

Я с трудом удержалась от вздоха. Нельзя, чтобы она заметила, что я на взводе. Эд уже надевал пиджак. Сейчас он выйдет из кабинета и подойдет ко мне. Завтра нерабочий день, и мы планировали сходить куда-нибудь вечером, а потом я обычно оставалась у него дома.

Надо избавиться от Ройшн.

— Только не на работу. Вышли на мою личную почту.

Я быстро продиктовала ей адрес.

— И не забудь ответить, — предупредила Ройшн. — Нам надо поговорить.

Я промолчала и положила трубку. Как раз вовремя — Эд вышел из кабинета. В одной руке у него была сумка, в другой — ключи от машины.

— Ну что, идем? — спросил он.

— Эд, я что-то неважно себя чувствую, — пробормотала я, стараясь не смотреть ему в глаза. — Мне нехорошо.

Это была наполовину правда. Меня мутило от мысли о том, что приготовила мне Ройшн.

— На тебя это не похоже, — Эд сдвинул брови. — Ладно, давай обойдемся без ужина. Сразу ко мне.

Я улыбнулась.

— Знаешь, мне лучше пойти домой. — Еще одна полуправда. — Все равно сегодня от меня не будет никакого толку. — Я взяла сумочку и сняла с вешалки пальто. — Извини.

— Ладно, все в порядке, — ответил Эд. — Доберешься сама или подбросить тебя до дома?

— Доеду сама. Все хорошо.

— Пришли мне сообщение, когда приедешь, ладно? — Он обнял меня и поцеловал в лоб. — А я позвоню Ральфу, может, пропустим с ним по стаканчику. Береги себя и напиши, когда будешь дома, хорошо? — Он пролистал список своих контактов и по пути к двери уже набрал номер. — Ральф, дружище! Есть планы на вечер?

Его голос затих в конце коридора.


Вернувшись домой — две съемные комнаты на верхнем этаже, — я на ходу поздоровалась с консьержкой и поднялась к себе. Стэйси, одна из моих соседок, приветствовала меня через дверь. Ее комната выходила окнами на улицу. Мы были дружелюбны друг с другом, но друзьями не были. Как и с тем парнем, что жил этажом ниже. Я даже не знала толком, кем он работает: он не распространялся о таких вещах. Каждый из нас жил своей жизнью, и меня это вполне устраивало. Лучше держать людей на расстоянии.

Добравшись до верхней площадки, я отперла дверь и вошла в свою «крепость». Я заварила зеленый чай и сразу села к компьютеру. Двигая мышь и целясь курсором в иконку почты, я заметила, что руки у меня дрожат.

Ройшн не тратила время зря. Ее письмо уже было во входящих. Скрепка справа указывала, что к письму приложен файл.