Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Скляр Мордехай

Звено золотой цепи. Исторические повести о еврейском народе

דʼʼבס

[С Б-жьей помощью. — Прим. ред.]

Эта книга посвящается вознесению душ дорогих родителей: Скляра Авраама (Аркадия), сына Айзика; Скляр Перл (Полины), дочери Йоэля. Да будет благословенна их память!


Читателю


Порой дела нам кажутся «пустыми».
Не унывай и спорить не спеши!
Задумайся над строчками простыми,
Чтоб оправдать желания души.
И, проникая в суть чужих «сражений»,
Достойным стань подняться над судьбой.
Благословляю день твоих свершений
Длиною в жизнь, со смыслом — «вечный бой».
А если бой, так дать старайся «сдачи»
Дурным порывам. С поля не беги!
И, наполняясь радостью удачи,
Пример моих героев береги!
И сильным будь, взлетая над барьером,
Нежданным, но положенным в судьбе.
Тогда заслужишь стать для всех примером
И повести напишут о тебе!

Предисловие

У моей новой книги удивительная судьба. Несмотря на большой опыт в поэзии, о чём свидетельствуют увидевшие свет и получившие горячую признательность читателей поэтические сборники, я вслед за увлекательными рассказами «А птицы поют» снова вернулся к прозе, неожиданно избрав жанр исторической повести.

Начало работы совпало с трудными физическими и духовными испытаниями, что привело к ревностному общению с Небесным Отцом и открыло необыкновенный прилив творческого вдохновения как результат искреннего желания выразить бесконечную благодарность Творцу за наполненные ярким содержанием дни моей жизни.

Новое ощущение реальности увлекло бурную творческую фантазию в далёкие исторические времена: в эпоху зарождения еврейского народа, попавшего в тяжёлое рабство, в страну унижения и угнетения будущей свободной нации.

Так началась работа над повестью «Недотрога». Вопросы нравственной чистоты, воспитания еврейских девушек — будущих жён и матерей — одна из важнейших тем не только прошлого, но и настоящего.

Судьба еврейской девушки Билы, оказавшейся в небольшом поселении среди гор и равнин древнего Мидьяна, выросшей и жившей в окружении развратных идолопоклонников, увлекла неожиданными поворотами: взлётами и падениями, находками и утратами. Яркая жизнь героини, страдания пробудившейся души вызвали чувство уважения. Поставленная перед выбором: склонить голову перед ударами судьбы и пополнить ряды идолопоклонников или остаться самобытной представительницей жестоковыйного, но стойкого народа священников и Божественных служителей, моя героиня выбирает путь борьбы, а значит — молитвы, веры, терпения…

История — это не только прошлое. Неразрывная связь судеб героев древности, оставив след в вечной памяти избранного народа, как бесконечная прочная цепочка проходит и через наше непростое, наполненное радостью и тревогой время проживания в Земле Израиля…

Закончив работу над повестью «Недотрога», я почувствовал незавершённость своего труда: ведь появилась ещё одна важная тема — возвращение еврейского народа в Землю Обетованную. И, если Била благодаря самоотверженности родителей и стойкости своей души заслужила право на Землю Израиля, то молодым героям повести «Песня у моря» предстояло тяжёлое жизненное испытание в рабстве и лишениях, чтобы заслужить это право.

Жизнь в Египте прекрасных еврейских юношей Леви, Шимона и Менаше, представителей разных колен подневольного народа, захватила моё воображение, вызвав страстное желание докопаться до истинного понимания событий давно умчавшихся столетий.

Без связи с Всевышним нет у евреев полноценной жизни. Вдали от Творца мы даже не можем претендовать на какое-либо место в истории человечества.

Мои герои дорогой ценой страданий и потерь осознали жизненность этой связи. И вместе с ними я плакал и радовался, страдал и блаженствовал, сомневался и мужал.

Верность юношеской дружбе, искреннее желание помочь любой ценой, простота и скромность — далеко не все качества неразлучных друзей.

И ещё мне открылось следующее: эти повести не просто рассказ о далёких исторических событиях, это разговор о нас с вами, о наших проблемах и поисках жизненной позиции.

Сколько ещё евреев, дорогих братьев, проживают в далёких странах, задерживаются с возвращением в Землю Израиля, отодвигая полное освобождение. Как египтяне, не желавшие расстаться с исполнительными рабами в период Исхода, так и другие народы мешают евреям в местах рассеяния сделать правильный выбор.

Две мои повести — обращение к евреям, проживающим во многих странах. Сможем ли мы заслужить новый мир Божественной гармонии и высшей справедливости, построенный на исполнении нестареющих законов, признавая власть Небесного Царя, выражая благодарность за чудесное спасение и избавление, подготовленные еврейскому народу?

Мы должны сохранить нашу самобытность, нашу преданность Синайскому откровению, опираясь на постоянную учёбу, которая поддерживает основы мира и является залогом существования народа Израиля. Проникновенные слова моих повестей, словно живая вода, призваны напоить жаждущие еврейские души, раскрывая величие и подлинное богатство вечных еврейских ценностей.

Испытываю огромную благодарность Небесному Отцу за творческое вдохновение, за возможность стать посланцем передачи откровенных и, надеюсь, трогательных размышлений.

Спасибо общине «Дор ревии» и её руководителю Йосефу Скляру, где рождаются и живут мои стихи, песни, рассказы и повести. Спасибо учителям, родным, близким, друзьям за поддержку в творческой работе, художнице Ольге Магазаник за чудесные иллюстрации.

Счастья, здоровья всем, радости от детей и внуков. Они — наша надежда и будущее!

...
Автор

Недотрога

Легенда об исторических событиях эпохи Древнего мира

Глава первая. Мáри

Жаркий летний день… Негде укрыться от палящих лучей солнца, лишь лёгкая прохлада ощущается у небольшого водоёма, питаемого подземным источником. Желанная тень падает покрывалом на сухую землю, тень от ветвистого дерева, получившего жизнь у водоёма, где глубоко в землю уходят его сильные корни.

Здесь, в тени дерева, нашли временный приют и отдых уставшие люди. Их изнеможённые лица, покрытые глубокими морщинами, руки и ноги со вздутыми венами, сухая кожа на загрубелых пятках свидетельствовали о социальном положении несчастных. Это были рабы огромной империи древности — Египта, евреи. Отдыхая под деревом, путники тихо переговаривались.

— Ты объясни мне, Хецрон, как удалось египтянам поработить нас, мы ведь так хорошо и достойно жили в Египте?

Мужчина моложе всех обращался к старшему товарищу, как будто искал поддержки. Его печальные глаза отражали глубокие душевные переживания.

— Мы сами заслужили свою участь, хотели быть как все; оставили провинцию Гошен, где жили; заполнили Египет, стали законопослушными подданными; хорошо, что имена еврейские не поменяли. Вот теперь влачим рабское существование, и это — наказание Небес!

— Но сколько нам ещё терпеть, Хецрон? — в разговор вмешался немолодой мужчина с безобразным шрамом на бледном лице. — Египетский царь купается в крови наших младенцев, надеясь излечиться от страшной болезни; а когда у строителей заканчиваются кирпичи, они хватают других младенцев и используют их тела для строительства стен. Жуткая картина: эти стены как будто кричат человеческими голосами… Египтяне совсем обезумели.

— И всё-таки Творец нас не забыл. — Хецрон успокаивает товарищей, прогоняя отчаяние, стараясь не думать о тяжести ненавистного рабства. — Наши женщины, верные жёны, поддерживают, навещают, приносят гостинцы; род еврейский не прерывается; никакое рабство не уничтожит потомков Авраама, избранных Творцом. В этом и кроется наша надежда.

Хецрон поворачивается спиной, давая понять товарищам, что разговор окончен. Лучше расслабиться, полежать и дать отдых уставшим телам, много сил нужно ещё в этот долгий день; они должны принести в лагерь собранную солому, необходимую для изготовления ненавистных кирпичей. Их дневные нормы не уменьшаются, а только растут…

Усталые путники задремали; вокруг застыла напряжённая тишина, словно Высшие силы, подчиняя законы природы, дали рабам небольшой отдых, послав ангелов охранять их чуткий сон. Но Небесный сценарий, утвердивший евреев на новые роли, предлагал неожиданные повороты, скрытые завесой времени и обстоятельств…

С высоты птичьего полёта, окинув взглядом живописный ландшафт, можно было увидеть общую картину надвигающихся событий, в которой различались два небольших сюжета ещё не сыгранной драмы. Со стороны водоёма, где росло тенистое дерево и дремали путники, по тропинке, проложенной у самой воды, шла миловидная девушка в простом платье, скрывавшем её стройную фигуру, с длинной светлой косой, небесного цвета глазами и напевала знакомую мелодию; а с другой стороны к водоёму мчался человек, поднимая тучу пыли, спасаясь от страшной погони. Чуть дальше, за небольшим холмом, различались фигуры двух всадников, погонявших уставших от бешеной скачки лошадей, чтобы любой ценой догнать и растерзать дерзкого беглеца!