logo Книжные новинки и не только

«Замуж срочно!» Соня Дивицкая читать онлайн - страница 8

Knizhnik.org Соня Дивицкая Замуж срочно! читать онлайн - страница 8

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Об уникальной программе своего подчиненного завкафедрой узнал, когда от гения пришла заявка на участие в международной конференции. Старый лис сразу понял, что дело пахнет космосом и золотом, и его обеспокоило, что такие конфетки проплывают мимо. Он предложил аспиранту поделить проект пополам, то есть просто хотел записаться в соавторы.

«У вас все равно без меня ничего не получится. Ты думаешь, что ты один такой умный? Ты знаешь, сколько проектов написаны в стол? На какие ты гранты надеешься? У нас все связями решается. А связи у меня. Обращайся, я всегда открыт к взаимовыгодному сотрудничеству. Чего нахмурился? Я же не о себе, я о вас забочусь. Ты же знаешь, вы для меня все как дети. Да и куда ты без английского собрался? У тебя какой английский? «Май нейм из Вася»? Ты за границей-то ни разу не был. Эх, дети, дети… Но в целом я не против… Работайте, ребята. Если что, я всегда буду рядом». Про этот разговор Арчи тоже знал, эта беседа состоялась в купе, уже в поезде, по дороге в Москву, под чаек-коньячок. Старый лис рассказывал про былые времена, когда за границу выпускали только самых надежных, а он и был одним из самых надежных. Обычно перед загранкомандировками кандидатов на выезд приглашали на турбазу, куда привозили подставных баб. Под водочку эти женщины уводили радостных выезжающих в лесок, и все, кто засветился в том лесу, за границу уже не ехали, командировка отменялась, так как кандидат считался неблагонадежным. «Я не попался ни разу», — говорил старый лис. Лола над этим только смеялась: «Что он несет вообще? Не может забыть свои былые успехи. Все, прошли те времена, он никак не хочет понять, что теперь мы и без него обойдемся».

Лола тоже поехала на эту конференцию, лично у нее тогда особенных научных успехов не было, но она подавала заявки на все интересные конференции, участие в которых оплачивалось университетом. С английским у нее проблем не было, а почему бы и не прокатиться, мир посмотреть, себя показать, так она рассуждала. Ее доклад одобрили, на конференцию взяли. Арчи она задиристо и весело сообщила, что у нее билеты в одном купе с начальником и что, если Арчи будет в том же темпе ее матросить, она выйдет замуж за старого лиса. А почему бы и нет? Он давно в разводе, дети у него взрослые, дача, квартира, должность, доход, связи опять же, все вообще на мази… Она шутила, но Арчи эти шуточки раздражали. Ему казалось, что таким образом она его прессует. Про странного коллегу, про «молчаливого гения» он не думал вообще, поэтому в тот вечер, в последний, он все еще не верил ни в Австралию, ни в суперпрограмму, ни в то, что вот сейчас Лола лежит в его спальне, на его кровати, как лежала все эти три года, а завтра почему-то ее уже не будет рядом с ним.

Арчи обнял ее, погладил все рельефные места, прикидывая автоматически, не поправилась ли она случайно где на килограммчик. Нет, не поправилась, все было в норме, и самое удивительное, что в ее взгляде было прежнее нетерпение и возбуждение, с которым она всегда к нему приходила.

— Ну, расскажи мне, расскажи все по порядку… — Он развернул ее на спину. — Я вижу, ты мне хочешь рассказать…

— Да я тебе уже сто раз рассказывала… Ты же помнишь, я тебе рассказывала, что помогаю ему сделать доклад, на английском. Ну… для той конференции. Ему презентацию нужно делать, а он не может доклад прочитать, как он вообще кандидатский экзамен сдавал, я не понимаю… Я тебе говорила, что пишу ему все выступление русскими буквами… Мы неделю возились, наверно, ты забыл? Написать, перевести и потом отрепетировать, чтоб более-менее произношение… А потом, когда к нему пришли все эти приглашения, я помогала отвечать…

— Молодец, все успела, — Арчи начал ее целовать. — Все успела… Все правильно сделала…

— Успела, да… — Она вздохнула, прижимаясь к нему теснее. — Мы вчера сразу же в Сидней позвонили, ну… после того, как ты меня отпустил… Он их попросил, чтобы они его ставку на две поделили, чтобы взяли нас обоих на одно место. Я буду теорию читать, он практику будет вести… А через полгода он свой английский натаскает… В общем, они согласились. Ты понимаешь… Он им нужен, он перспективный…

— Да, я все понимаю… И что ты хочешь мне сказать, что вы прямо только вчера пожениться решили?

— Нет… Мы не решали ничего… Как-то все само собой… Что тут решать? Он сразу мне сказал, что я ему нравлюсь, что вдвоем будет проще, у нас одна специальность… Как только они приглашение на двоих переделали, он сразу сказал: женимся и едем, что тут особо решать…

— Ты думаешь, я поверю, что раньше между вами ничего не было?

— Не было…

Он пролез к ней под юбку, захватил резинку и начал стягивать колготки.

— Врет, как пишет… — приговаривал он. — Врала мне неизвестно сколько… И думает, что я поверю… Ага, конечно… За два часа они решили пожениться…

— Я не врала! Раньше ничего не было! Только после этой конференции началось… И то… случайно, не всерьез. Ты на меня забил тогда!.. Не помнишь, как ты играл в «Бойцовский клуб», когда я приходила?

Лола не врала. Этот ее молчаливый гений был слишком занят работой, чтобы вообще к кому-то приставать. Он ничего вокруг не замечал: и собственный развод, и то, что свитер грязный, что пирожок ему в буфете черствый сунули и что над ним все время похохатывает вся кафедра. Когда работа была закончена, он встал, размялся и обнаружил, что рядом с ним все время крутится веселая активная красотка. Впервые он посмотрел на Лолу как на женщину только на той самой конференции, на банкете, куда она явилась в специально сшитом коктейльном платье.

Арчи с раздражением вспомнил, что она говорила, упоминала: «Я иду к портнихе. Мне нужно к портнихе. Ты знаешь, у меня фигура нестандартная, мне нужно платье…» Какое платье, по какому поводу, он не спросил, ему все это было неинтересно. Он уже немного устал от своей активной партнерши, на третий год его немного утомлял ее темперамент. Он сам заметил, что другие девушки в кафешках, на улице стали его все больше и больше интересовать. Когда Лола уехала на эту конференцию, он был немного даже рад. Пусть она развеется, Арчи подумал и тоже где-то отдыхал, но где и с кем, не помнил, никого интереснее Лолы он давно уже не встречал.

Она смеялась радостно, откидываясь на спину, разбрасывая руки по его подушкам, рассказывала, как злился старый лис, когда им пришел контракт на двоих. И все эти переговоры заняли вчера ее день и вечер тоже. И теперь она пришла к нему, спокойная, уверенная, пришла уже не как к любовнику, а скорее, как к другу, уверенная, что он эту радость тоже с ней сейчас разделит. Он обнял ее крепче и стал щекотать.

— Арчи! Хвати! Прекрати! — она завизжала. — Ты знаешь, я боюсь щекотки! Хватит!

Он знал, что она терпеть не может щекотки, но его как будто заклинило, он зажал ее, так что она не могла освободиться, и щекотал. Чем громче она визжала, тем крепче он ее удерживал, пока в порыве злости она не ударила его хорошенько по шее.

— Прекрати! — разозлилась Лола. — Ты что, не рад? Хоть улыбнись! Представь, как все удачно вышло! Теперь тебе не нужно будет слушать мое нытье про свадьбу! И ты не будешь говорить, что я тебя прессую…

Арчи был немного удивлен. Немного. Чего-то такого подобного от этой девушки он вполне мог ожидать. Совсем недавно кто-то из знакомых, тут как всегда нашелся добрый человек, сказал ему, что Лолу видели где-то с каким-то длинным и страшным. Предчувствие было. Он на нее взглянул внимательнее, стараясь прочитать что-то особенное в ее глазах, но ничего не обнаружил, только радость. И он опять удивился, как она искренне рада, довольна предстоящим отъездом с другим человеком, хотя еще вчера вполне могла бы выйти замуж за него, и тогда она сообщала бы всем, что выходит замуж за Арчи, и такая же радость была бы в ее глазах. Она накинула ему на спину свою крепенькую ножку, покачивая и дразня его носочком. И он, как прежде, взял ее за круглое колено, придвинул к себе и спросил:

— У вас вчера был секс?

Она посмотрела на него и ответила просто:

— Угу.

— Тебе понравилось?

Она кивнула. Он начал спрашивать дальше, всякие суетливые глупости, которые посыпались сами собой. Когда у них случился первый раз, на конференции на той же, он предположил, в отеле? И сколько раз они потом еще встречались? Как ей было сразу и с ним и с тем? Не совмещала ли она их обоих в один день или разносила по расписанию?

Лола его остановила:

— Тебе какая разница?

Игривый тон погас. Она оттолкнула его, сказала, что ей некогда, и начала одеваться. Он не хотел отпускать. Не только тогда, в тот последний вечер, а вообще не хотел отпускать. Он это понял, когда закрылась дверь. С работы вернулась его мама, Лола с ней поздоровалась, спросила маму, как дела, мама спросила ее, все ли нормально. Она ответила ей торопливо, что у нее все хорошо, что как-нибудь попозже поболтаем, и убежала. Дверь хлопнула, и вот тогда ему вдруг стало жалко, что она ушла. И он опять удивился.

Чего жалеть? Вчера ведь он ее спокойно отпустил. Он сам сказал ей: хочешь замуж — выходи. И это не только шутка была, он не хотел свадьбу, он правда не собирался на ней жениться в ближайшее время. И когда его мама спрашивала: «Сынок, ну, может, пора уже? Девчонка-то хорошая, чего перебирать?» Он не знал, что ответить. Он не мог решиться, а почему он не мог, сам не знал. И почему сейчас, когда она ушла, внутри все сжалось, он не понял. Мама все поняла, по его глазам все прочитала.