Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Здравствуйте, Юли Берн сторфф, — представилась она, одной рукой заправляя волосы за ухо и протягивая вперед другую. — Это я, кто…

— Я знаю, — прервал он, кивая. — Мы уже встречались.

— Ах да, помню, — сказала она, и глаза у нее забегали, что выдавало очевидную ложь.

— Прошлой весной, когда вы проходили собеседование у Кима Слейзнера, — помог он ей. — Мы встретились в коридоре, но тогда вы наверняка думали о чем-то другом. — По крайней мере он собирался дать ей шанс, прежде чем закрепится на своей позиции и найдет другого работника.

— Точно, вы правы. — Ее лицо осветила улыбка.

— В любом случае, добро пожаловать в команду! — Он коротко пожал ей руку и направился к «Мерседесу». Она может быть сколько угодно красивой — у него в команде это не дает никаких преимуществ.

— Извините, но я бы хотела кое-что…

— Вероятно, это может подождать до того момента, как мы разберемся с самым срочным, — перебил он, не останавливаясь.

— Не знаю, дело в том, что…

Он остановился и повернулся к ней.

— Послушайте, Юли. Я человек прямой. Единственное, что я требую, чтобы все делали свое дело, а когда речь идет о вас, как я понял, полном новичке, то для начала ваше дело — держаться на заднем плане. Слушать и запоминать, не привлекая внимания.

Он натянуто ей улыбнулся и пошел дальше.

Чего ему совсем не хотелось, так это быть как Слейзнер, невыносимым начальником, которому все улыбаются и заискивают, а в душе ненавидят больше всего на свете. Но прямо сейчас нет времени на разговоры с коллегами, разрешения на отпуск и все то, что тоже входило в его обязанности. Прямо сейчас на первом месте — расследование с двумя выловленными в гавани телами.

На данный момент, по тому немногому, что он знал, дело не выглядело каким-то особенно сложным. Он считал это большим преимуществом. Они только выиграют, если как можно быстрее и эффективнее его раскроют и продемонстрируют себе, а прежде всего Слейзнеру, что полностью готовы брать на себя ответственность. Что являлось необходимым этапом для получения в дальнейшем более сложных дел.

— Здравствуйте, Торбен! — протянул он руку Хеммеру, который как раз застегивал закрывающий все тело защитный комбинезон. — Вижу, вы уже приступили к работе, хотел просто поприветствовать вас в команде.

— Спасибо, но нет, спасибо. — Хеммер кивнул на его протянутую руку. — Не знаю, где вы с ней бывали, а уж чего мне не хочется, так это загрязнений в разгар осмотра места происшествия.

— Без вопросов, — кивнул Хеск, поднимая обе руки в воздух. — Но можете быть спокойны. Они так проспиртованы, что на них бы сработал датчик при проверке на дорогах. — Он рассмеялся. — Ну, по количеству промилле.

— Понятно, но, может, поговорим чуть позже, когда у нас не будет двух разлагающихся тел, которые, кстати, вон те ребята хотят забрать поскорее. — Хеммер кивнул на приближающуюся к ним скорую.

— Конечно, конечно, — Хеск отступил на шаг назад и почувствовал, как по телу прошла волна ненависти к себе. — Делайте то, что необходимо. Поэтому мы здесь. Я пока поговорю со свидетелями.

Он огляделся.

— Но где они? — Он повернулся к Берн сторфф. — Их разве не двое должно быть? Мужчина и женщина.

— Да, верно. — Берн сторфф кивнула. — Об этом я и хотела сообщить ранее. Я уже поговорила с ними.

— О’кей, то есть вы провели допрос по собственной инициативе, не посовещавшись, и даже меня не проинформировав?

Бернсторфф кивнула.

— Я приехала первой, а они очень замерзли и находились в шоке. Особенно женщина, которая была на грани срыва, так что я оценила, что ей нужна помощь и скорейшая госпитализация с седативными препаратами.

— О’кей. — Он кивнул и наконец почувствовал себя увереннее, теперь, когда внимание сместилось с неловкого разговора с Хеммером. — Но в следующий раз я бы попросил вас сначала связаться со мной.

— Я так и сделала. Пыталась дозвониться.

— Ах вот как.

— Да, но вы не отвечали.

Наверное, она звонила в разгар скандала с Лоне около дома. Черт возьми!

— Хорошо, ну, давайте к делу. Выяснили что-то достойное внимания?

— Ничего особенного кроме того, что мужчина пригласил свою девушку на раннюю прогулку на каяке, где она перевернулась как раз здесь из-за волн от круизного лайнера.

Хеск кивнул. Похоже, она права. Тут и правда больше ничего интересного.

— Да, ничего особенного. Надеюсь, вы не забыли взять их контактные данные.

— Нет, конечно. Я отправила вам по мейлу все данные вместе с конспектом допроса.

Значит, и это она уже успела. Ничего не скажешь, впечатляет.

— Отлично! — сказал он, пытаясь начать заново, когда дверь машины за ними закрылась. Он обернулся и увидел идущего типичной для него скованной и слегка нервной походкой Мортена Хейнесена.

Хейнесен был без сомнения тем коллегой, с которым он больше всех работал за годы в полиции. К тому же он был одним из немногих, кому он по ощущениям мог полностью доверять. Хейнесен не сплетничал за спиной и не вел какую-то тайную игру, чтобы подняться по карьерной лестнице. Единственное, что его заботило, это четко следовать всем правилам и выполнять работу как можно лучше.

И все-таки в нем всегда было что-то нервное. Будто над ним всю жизнь издевались и теперь ему нужно быть готовым в любой момент получить оплеуху. Из-за этого он незаслуженно получил репутацию одного из самых недалеких, хотя в реальности он просто боялся конфликтов и предпочитал держать свое мнение при себе, чем рисковать столкновением с кем-либо.

— Доброе утро, Мортен! — сказал Хеск с улыбкой, радуясь, что кто-то прибыл на место еще позже. — А тут у нас кое-кто, кому точно был необходим живительный сон.

— На самом деле он приехал сразу после меня, — заметила Берн сторфф.

— Да? Но как получилось, что…

— Я только что отвез свидетелей в больницу, — сказал Хейнесен.

— А, вот оно что! — Хеску захотелось провалиться сквозь землю. Утро началось хуже некуда. Он, кто никогда не умел шутить, дважды попробовал быть забавным, и оба раза закончились катастрофой. Чем он вообще занят? — Прости, я подумал, что ты тоже опоздал, как и я.

— Ничего страшного, — сказал Хейнесен, улыбнувшись. — Как дела тут? Нашли что-то интересное?

— Не знаю, — ответил он, надевая перчатки. — Хотел дать Торбену возможность спокойно начать работу. Но давай сходим туда и посмотрим.

Хейнесен кивнул и вместе с Берн сторфф они подошли к машине, у которой, наклонившись над поднятым капотом, стоял Хеммер и делал снимки.

Хеск в свою очередь обошел машину, открыл правую заднюю дверь и посмотрел на обнаженную женщину, лежавшую на спине на откинутом сиденье. Наконец к нему снова начало возвращаться спокойствие. Вот чем он должен заниматься. Концентрироваться на расследовании. Именно в этом он хорошо разбирается и чувствует себя уверенно. Лидерство придет со временем.

Женщина оказалась моложе, чем он думал. Возраст было определить сложно. Этнически она не была датчанкой, и ее гладкая золотистая кожа могла принадлежать как пятнадцатилетней, так и двадцатипятилетней. Если не тридцатилетней. В любом случае имело место удушение. На это указывали темно-синие пятна вокруг шеи.

Как человек с опытом, он знал, что практически любое расследование нужно начинать с самого очевидного. Что в 9,9 случая из 10 нет причин все усложнять и запутывать без необходимости. На самом деле реальность не похожа на кино, где сценарист из кожи вон лезет, придумывая один невероятный поворот за другим исключительно ради развлечения.

Конечно, бывают и исключения, подтверждающие правило. Как в случае с делами, которые за последние годы доставались тому Фабиану Риску с коллегами на шведской стороне пролива. Но в более широкой картине они представляли лишь отклонение в графике.

В реальности большинство мест преступления выглядели точно так, как и совершались. Крайне редко убийству предшествовал продуманный план или план в принципе, а когда трагедия уже случилась, исполнитель почти никогда не тратил время на заметание следов. В тех редких случаях, когда он все-таки это делал, чаще всего он оставлял новые, которые было еще проще расшифровать.

Он повернулся к Хеску, когда тот, раздвинув женщине ноги, делал серию снимков. Сам он ощущал себя всегда немного грязным, когда видел мертвую женщину с оголенными половыми органами. Хеммер, напротив, на вид не особо размышлял об этом, а наклонился еще ближе и продолжил заполнять карту памяти фотоаппарата.

— Доброе утро, доброе, как у вас тут дела?

Хеск выглянул над крышей автомобиля и увидел идущую в компании двух работников скорой женщину с короткими рыжими волосами, в белом медицинском халате.

— Меня зовут Трин Блад, я из отделения судмедэкспертизы, — продолжила она и подняла руку в знак коллективного приветствия.

— Так вы временно замещаете Оскара Педерсена? — спросил Хейнесен.

— Нет, скорее я его новая коллега. Я бы передала от него привет, если бы он знал, что мы будем здесь. Но что скажете? Не против, если мы займемся телами?

— Чуть позже, — ответил Хеск. — Дайте нам пару минут.