logo Книжные новинки и не только

«Девушка, которая играла с огнем» Стиг Ларссон читать онлайн - страница 11

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава 06

Воскресенье, 23 января — суббота, 29 января

Агентство «Милтон секьюрити» занимало три этажа офисного здания неподалеку от Шлюза. При помощи лифта Лисбет Саландер поднялась из гаража сразу на пятый — самый верхний из них. Для этого она воспользовалась пиратской копией универсального ключа, которой предусмотрительно обзавелась на всякий случай еще несколько лет назад. Выходя в темный коридор, она автоматически посмотрела на свои наручные часы. Было 03.10 ночи, воскресенье. Ночной дежурный сидел у пульта охранной сигнализации на третьем этаже, и она знала, что, вероятнее всего, кроме нее, на всем этаже нет больше никого.

Она, как всегда, удивилась про себя, что профессиональное охранное агентство допускает такие просчеты в защите собственной безопасности.

В коридоре пятого этажа за прошедший год мало что изменилось. Она начала с посещения собственного кабинета — маленького закутка, отделенного от коридора стеклянной стеной, который отвел в ее пользование Драган. Дверь была не заперта. Лисбет хватило нескольких секунд, чтобы убедиться, что в ее кабинетике ничего не изменилось, только у двери появилась картонная коробка с разным бумажным мусором. В комнатушке стояли стол, канцелярский стул, корзинка для бумаг и открытый книжный стеллаж. Техническое оснащение состояло из простенького компьютера «Тошиба» 1997 года с малюсеньким жестким диском.

Лисбет не заметила никаких признаков того, что Драган отдал это помещение другому служащему. Она приняла это как добрый знак, сознавая, однако, что он не много весит сам по себе. Для каморки площадью около шести квадратных метров, служившей ей кабинетом, трудновато было придумать другое применение.

Затворив дверь, Лисбет неслышными шагами прошлась по всему коридору, чтобы убедиться, что ни в одной из комнат никто не засиделся за работой. Она действительно была здесь одна. Прежде чем проследовать дальше, она остановилась перед кофейным автоматом, нажала на кнопку и запаслась стаканчиком капуччино. Затем она отправилась в кабинет Драгана Арманского и вошла туда, отперев дверь пиратским ключом.

В кабинете Арманского, как всегда, царил раздражающе идеальный порядок. Она быстро обошла всю комнату, по пути заглянула на полку, затем уселась за его письменный стол и включила компьютер.

Достав из внутреннего кармана новой замшевой куртки CD-диск, она вставила его в дисковод и начала вводить программу, которая называлась «Асфиксия 1.3». Программу она создала сама, и ее единственным предназначением было произвести апгрейд Интернет-Эксплорера жесткого диска в компьютере Арманского, чтобы тот принял более современный вид. Вся процедура заняла около пяти минут.

Закончив, Лисбет вынула диск и начала работу с новой версией Интернет-Эксплорера. Внешний вид программы остался прежним, и она вела себя совершенно так же, как это было при старой версии, но чуть-чуть увеличилась и работала теперь на одну микросекунду медленнее. Все установочные данные были идентичны оригинальным, включая дату инсталляции. По новому файлу не заметно было никаких изменений.

Она вписала ftp-адрес сервера, находящегося в Голландии, и получила kommandorute. Открыла окно со словом «копировать», вписала имя Armanskij/MiltSec и кликнула ОК. Компьютер тотчас же начал делать копию жесткого диска Арманского на сервер в Голландии. Часы на экране показывали, что процесс займет тридцать семь минут.

Пока шло копирование, Лисбет достала запасной ключ от письменного стола своего начальника, хранившийся в декоративной вазе на книжной полке. Следующие полчаса она посвятила изучению папок, лежавших в верхнем правом ящике письменного стола, в которых шеф держал текущие и срочные дела. Когда компьютер пискнул в знак окончания копирования, она положила папки на место в том же порядке, в каком они лежали раньше.

Затем она выключила компьютер, погасила настольную лампу и, забрав с собой пустой стаканчик из-под капуччино, покинула офис «Милтон секьюрити» тем же путем, каким и явилась сюда. Когда она входила в лифт, часы показывали 04.12.

Пешком вернувшись на Мосебакке, Лисбет включила свой компьютер и, соединившись с находящимся в Голландии сервером, ввела туда копию программы «Асфиксия 1.3». Когда программа была запущена, открылось окно с предложением выбрать жесткий диск. Имелось четыре десятка вариантов на выбор, и Лисбет начала просматривать список. Среди них ей попался жесткий диск «Нильс Бьюрман», который она проверяла примерно раз в два месяца. Секунду она помедлила, дойдя до «МикБлум/лэптоп» и «Мик-Блум/офис». Она не открывала эти иконки уже больше года и даже подумывала о том, чтобы их стереть. Однако из принципиальных соображений решила все-таки оставить: поскольку она брала из них информацию, то было бы глупо эту информацию стирать, а потом, если понадобится, заново повторять всю процедуру. То же самое относилось и к иконке под названием «Веннерстрём», которую она также давно уже не открывала, поскольку носитель этого имени умер. Иконка «Арманский/МилтСек» появилась последней по времени и находилась в самом конце списка.

Она давно уже могла бы клонировать его жесткий диск, но так и не сделала этого, поскольку сама работала в «Милтоне» и в любой момент имела доступ к информации, которую Арманский попытался бы скрыть от остального мира. Ее налет на его компьютер не имел никаких враждебных целей: она просто хотела знать, над чем работает предприятие и как обстоят дела в настоящий момент. Лисбет щелкнула мышкой, и тотчас же открылась новая папка с новой иконкой, на которой было написано «Armanskij HD». Она проверила, открывается ли жесткий диск, и убедилась, что все файлы в нем на месте.

Читая докладные Арманского, его финансовые отчеты и электронную почту, она просидела за компьютером до семи утра. Наконец Лисбет задумчиво кивнула и выключила компьютер. Она пошла в ванную, почистила зубы, а затем отправилась в спальню, разделась, бросив одежду на полу, легла в кровать и проспала до половины первого.


В последнюю пятницу января правление «Миллениума» проводило свое ежегодное отчетное собрание. Присутствовали кассир предприятия, внешний ревизор, а также четверо совладельцев — Эрика Бергер (тридцать процентов), Микаэль Блумквист (двадцать процентов), Кристер Мальм (двадцать процентов) и Харриет Вангер (тридцать процентов). На собрание была приглашена также секретарь редакции Малин Эрикссон в качестве представителя сотрудников и председателя профсоюза издательства. Членами профсоюза были, кроме нее, Лотта Карим, Хенри Кортес, Моника Нильссон и начальник отдела маркетинга Сонни Магнуссон. Раньше Малин еще никогда не приходилось принимать участие в подобных мероприятиях.

Собрание правления открылось в 16.00 и завершилось через час с небольшим. Значительная часть времени ушла на доклады, посвященные экономическим вопросам, и на ревизионный отчет. Собрание постановило, что экономическая база «Миллениума» упрочилась по сравнению с периодом кризиса, который предприятие пережило два года тому назад. Ревизионный отчет показал, что предприятие получило прибыль в размере 2,1 миллиона крон, из которых примерно миллион принесла книга Микаэля Блумквиста о Веннерстрёме.

По предложению Эрики Бергер было решено один миллион отложить в специальный фонд на случай будущих кризисов, двести пятьдесят тысяч крон выделить на необходимые расходы по ремонту редакционного помещения, приобретению новых компьютеров и другого технического оборудования, а триста тысяч крон использовать для увеличения фонда зарплат и на то, чтобы принять сотрудника редакции Хенри Кортеса в штат на полный рабочий день. Из оставшейся суммы предлагалось перечислить по пятьдесят тысяч крон каждому из совладельцев «Миллениума», а также распределить сто тысяч крон поровну в виде бонуса между четырьмя постоянными служащими редакции, независимо от того, работают они на полной или на половинной ставке. Начальник отдела маркетинга бонуса не получал. Он работал по контракту, по которому ему причитались проценты доходов от рекламы, благодаря чему он время от времени становился самым высокооплачиваемым сотрудником «Миллениума». Предложение было единогласно принято.

Короткую дискуссию вызвала выдвинутая Микаэлем Блумквистом идея сократить оплату материалов от независимых журналистов, с тем чтобы в дальнейшем можно было взять еще одного репортера на половинный оклад. Микаэль имел в виду Дага Свенссона, который мог найти в «Миллениуме» базу для своей журналистской деятельности, а впоследствии и стать полноправным сотрудником журнала. Эрика Бергер возражала, поскольку считала, что журналу требуется много текстов, поступающих от внештатных репортеров. Эрику поддержала Харриет Вангер, а Кристер Мальм отказался принять участие в голосовании. Кончилось тем, что решили не трогать деньги, отведенные на оплату независимых журналистов, но посмотреть, нельзя ли выйти из положения за счет других расходов. Всем очень хотелось принять Дага Свенссона хотя бы на половинный оклад.

После короткого обсуждения будущей стратегии и планов развития журнала Эрика Бергер была переизбрана председателем правления на следующий год. После этого собрание было закрыто.

Малин Эрикссон за все время не сказала ни слова. Произведя в уме расчеты, она поняла, что сотрудники получат от прибыли бонус в размере двадцати пяти тысяч крон, то есть сумму, превышающую месячную зарплату, и не видела причин возражать против этого решения.

Сразу после отчетного собрания правления Эрика объявила внеочередное совещание совладельцев журнала. Поэтому Эрика, Микаэль, Кристер и Харриет задержались в конференц-зале после ухода остальных сотрудников. Как только закрылась дверь, Эрика начала совещание:

— На повестке дня стоит только один вопрос. Согласно договору, заключенному с Хенриком Вангером, Харриет становилась совладелицей журнала на двухлетний срок. Сейчас срок нашего контракта истекает. Поэтому мы должны решить, останется ли за тобой, а вернее, за Хенриком право на статус совладельца.

Харриет кивнула:

— Мы все знаем, что решение Хенрика стать совладельцем журнала было принято импульсивно под влиянием совершенно особенной ситуации. Ныне этой ситуации больше не существует. Что вы предлагаете?

Кристер Мальм раздраженно мотнул головой. Он единственный в этой комнате не знал, в чем именно заключалась эта особенная ситуация. Он понимал, что Микаэль и Эрика что-то от него скрывают, но Эрика объяснила ему, что речь идет об очень личном деле, касающемся Микаэля, которое она ни при каких обстоятельствах не согласится обсуждать. Кристер был не дурак и догадывался, что молчание Микаэля как-то связано с Хедестадом и Харриет Вангер. Он знал также, что для принятия принципиальных решений ему нет необходимости знать правду, и слишком уважал Микаэля, чтобы поднимать из-за этого шум.

— Мы втроем обсудили этот вопрос и пришли к общему мнению, — сказала Эрика. Она сделала паузу и посмотрела в глаза Харриет. — Прежде чем объявить наши соображения, мы хотим знать, что ты думаешь по этому вопросу.

Харриет Вангер поочередно перевела взгляд с Эрики на Микаэля и Кристера. Затем ее взгляд остановился на Микаэле, но она так ничего и не прочитала по выражению их лиц.

— Если вы хотите выкупить мою долю, то это будет стоить вам около трех миллионов крон плюс проценты, ибо столько семейство Вангер вложило в «Миллениум». Хватит у вас средств на это? — приветливо спросила Харриет.

— Хватит, — ответил Микаэль с улыбкой.

За работу, выполненную по поручению Хенрика Вангера, старый промышленный магнат заплатил ему пять миллионов. По иронии судьбы часть этой работы заключалась в розысках Харриет Вангер.

— В таком случае окончательное решение за вами, — сказала Харриет. — В контракте сказано, что с этого дня вы вправе выкупить долю Вангеров, если пожелаете. Я бы на месте Хенрика никогда не составила контракт с такими непродуманными формулировками.

— Если нужно, мы могли бы выкупить свою долю, — сказала Эрика. — Так что вопрос в том, что ты собираешься делать. Ты управляешь индустриальным концерном, по сути дела, двумя концернами. Какой интерес для тебя связываться с таким маргинальным предприятием, как «Миллениум»? Мы проводим совещания правления ежеквартально, и ты честно отсиживала их и каждый раз приходила вовремя с того дня, как заменила на этом посту Хенрика.

Харриет Вангер дружелюбно посмотрела на председательницу совета. Она молчала довольно долго. Наконец посмотрела на Микаэля и ответила:

— С самого своего рождения я всегда была владелицей чего-то. И я провожу свои дни, руководя концерном, в котором закручено столько интриг, сколько не встретишь в любовном романе на четыреста страниц. Когда я начала участвовать в собраниях, я делала это по обязанности, от которой не могла отказаться. Но за истекшие восемнадцать месяцев я поняла, что мне интереснее состоять в этом правлении, чем во всех остальных правлениях, вместе взятых!

Микаэль задумчиво кивнул. Харриет перевела взгляд на Кристера:

— «Миллениум» — словно игрушечное предприятие. Все проблемы здесь маленькие, понятные и легко обозримые. Оно, конечно же, хочет получать прибыль и приносить деньги — это обязательное условие. Но цель вашей деятельности состоит не в этом — вы хотите что-то создать.

Она сделала глоток минеральной воды и перевела взгляд на Эрику.

— Что именно является вашей целью, как раз не совсем ясно. Постановка задачи расплывчата до неряшливости. Вы не политическая партия и не организация, объединенная на основе общих интересов. У вас нет ни перед кем обязательств, на которые нужно было бы ориентироваться в первую очередь. Но вы критикуете недостатки общества и любите вступать в споры с видными деятелями, которые вам не нравятся. Вы часто стремитесь что-то изменить или на что-то воздействовать. Хотя все вы прикидываетесь циниками и нигилистами, у вашего журнала есть правила, и я не раз уже на конкретных примерах убеждалась, что мораль у вас своя собственная. Не знаю, как это назвать, но у «Миллениума» есть душа. И это единственное правление, работой в котором я горжусь.

Она замолчала и молчала так долго, что Эрика вдруг рассмеялась.

— То, что ты сказала, было приятно слышать. Но ты так и не ответила на наш вопрос.

— Мне хорошо в вашей компании и ужасно понравилось быть членом вашего правления. Это приключение заметно украсило мою жизнь. И если вы согласны оставить меня здесь, я с удовольствием останусь.

— О'кей, — сказал Кристер. — Мы долго судили и рядили и пришли к единому мнению. Мы разрываем с тобой контракт и выкупаем твою долю.

Глаза Харриет чуть заметно расширились.

— Вы хотите расстаться со мной?

— Когда мы подписывали контракт, мы лежали головой на плахе и ждали удара топора. У нас не было другого выбора. Мы с самого начала считали дни, когда наступит срок, чтобы выкупить долю Хенрика Вангера.

Эрика открыла лежащую перед ней папку, достала из нее документ и передала Харриет Вангер вместе с чеком, на котором была проставлена в точности та сумма, которую назвала Харриет в качестве выкупа ее доли. Харриет пробежала бумагу глазами, потом, не говоря ни слова, взяла со стола ручку и поставила свою подпись.

— Ну вот, — сказала Эрика. — Все прошло безболезненно. Я хочу поблагодарить Хенрика Вангера за то время, когда действовал этот контракт, и за ту помощь, которую он оказал «Миллениуму». Надеюсь, что ты ему это передашь.

— Обязательно передам, — ответила Харриет Вангер спокойно.

Она ничем не выдала своих чувств, но в душе переживала горькую обиду и разочарование. Ведь они вынудили ее сказать, что она хотела бы остаться у них в правлении, а затем так легко выгнали ее вон. Могли бы, черт возьми, и обойтись без этого!

— И одновременно я хочу предложить тебе совершенно другой контракт, который, может быть, будет тебе интересен, — сказала Эрика Бергер.

Она достала новую пачку бумаг и пододвинула их через стол к Харриет.

— Мы хотим спросить тебя, не желаешь ли ты лично стать членом правления «Миллениума». Сумма по контракту такая же, какую ты сейчас получила. Разница состоит в том, что в этом договоре не прописано никаких временных ограничений и дополнительных условий. Ты входишь в предприятие в качестве равноправного совладельца с такой же ответственностью и обязанностями, как и все остальные.

Харриет приподняла брови:

— Зачем было обставлять это такими сложностями?

— Потому что рано или поздно это нужно было сделать, — сказал Кристер Мальм. — Мы могли бы возобновить старый контракт, продлив его на год до следующего заседания совета или до первого случая крупных разногласий в совете, и тогда вышвырнуть тебя вон. Однако у нас был подписанный контракт, и нужно было сначала исполнить его условия.

Харриет откинулась на спинку кресла и устремила на Кристера изучающий взгляд. Затем она посмотрела по очереди на Микаэля и Эрику.

— Дело в том, что контракт с Хенриком мы подписали под давлением экономических трудностей, — сказала Эрика. — Контракт с тобой мы подписываем потому, что мы этого хотим. И в отличие от старого контракта, теперь тебя будет не так-то легко вышвырнуть из правления.

— Для нас это очень большая разница, — тихо добавил Микаэль.

Это были единственные слова, произнесенные им за всю дискуссию.

— Видишь ли, мы просто считаем, что ты даешь «Миллениуму» нечто большее, чем экономические гарантии, которые приносит фамилия Вангер, — пояснила Эрика Бергер. — Ты человек умный и рассудительный и часто подсказываешь конструктивные решения. До сих пор ты держалась все время в тени, как сторонний наблюдатель. Но с тобой это правление обрело небывалую прежде прочность и устойчивый курс. Ты разбираешься в деловых вопросах. Ты однажды спросила, доверяю ли я тебе, тот же вопрос и я хотела тебе задать. Теперь мы обе знаем ответ на него. Я отношусь к тебе с симпатией и доверием: и я, и все остальные. Мы не хотим, чтобы ты присутствовала на особо оговоренных условиях, в рамках дурацких искусственных правил. Мы хотим, чтобы ты была нашим партнером и полноправным членом правления.

Харриет пододвинула к себе контракт и на пять минут углубилась в чтение. Внимательно прочитав его, она подняла голову.

— Так это ваше единогласное общее решение? — спросила она.

Все трое дружно кивнули. Харриет взяла ручку и поставила свою подпись. Затем послала чек через стол к Микаэлю, и тот его разорвал.


Потом совладельцы «Миллениума» отправились обедать в «Горшок Самира» на Тавастгатан. Образование правления в новом составе они отпраздновали тихим застольем с хорошим вином и кускусом с ягнятиной, сопровождаемым мирной беседой. Харриет казалась взволнованной, и все это напоминало первое свидание, смущенные участники которого знают, что что-то должно случиться, но что именно, еще не понимают.

Уже в половине восьмого Харриет Вангер собралась уходить. Она извинилась, сказав, что хочет вернуться в гостиницу и лечь в постель. Эрике Бергер нужно было возвращаться домой к мужу, и она сказала, что пойдет с Харриет, так как им по пути. Они расстались у Шлюза. Микаэль и Кристер остались одни и посидели еще немного, потом Кристер тоже сказал, что ему пора домой.

На такси доехав до «Шератона», Харриет Вангер поднялась в свой номер на седьмом этаже. Она разделась, приняла ванну и, облачившись в гостиничный халат, села у окна, за которым виден был Риддархольм. Открыв пачку «Данхилла», Харриет закурила. В день она выкуривала всего три-четыре сигареты и считала себя практически некурящей, так что могла потихоньку насладиться несколькими затяжками, не мучаясь угрызениями совести.

В девять часов в дверь постучали. Она отворила и впустила Микаэля Блумквиста.

— Ах ты плут! — сказала она.

Микаэль улыбнулся и поцеловал ее в щечку.

— На секунду я и впрямь поверила, что ты хочешь меня выгнать.

— Мы никогда не сделали бы этого в такой форме. Ты понимаешь, почему мы решили переписать контракт?

— Да. Это нетрудно понять.

Микаэль просунул руку под ее халат, положил ладонь на грудь Харриет и осторожно сжал.

— Ах ты, плут! — повторила Харриет.


Лисбет Саландер остановилась перед дверью, на которой была написана фамилия By. С улицы она видела, что в окне горит свет, а сейчас до нее из-за двери долетали звуки музыки. Фамилия осталась прежняя. Поэтому Лисбет Саландер сделала вывод, что Мириам By по-прежнему живет в той же однокомнатной квартире на Томтебугатан возле площади Санкт-Эриксплан. Дело было вечером в пятницу, и Лисбет с надеждой думала, что Мимми, наверное, не окажется дома, что она отправилась куда-нибудь искать развлечений и, когда она придет, в квартире будет темно и пусто. Теперь оставалось выяснить, не обиделась ли Мимми на нее окончательно, одна ли она сейчас и захочет ли вообще разговаривать.