logo Книжные новинки и не только

«Язык небес» Стив Берри читать онлайн - страница 4

Knizhnik.org Стив Берри Язык небес читать онлайн - страница 4

Вилкерсон понимал такого человека, как Коттон Малоун. Он и сам во многом был на него похож. Стерлинг служил в военно-морском флоте 31 год. Лишь немногие получали звание капитана, а адмиралами становились единицы. В военно-морской разведке он служил одиннадцать лет, из них последние шесть — за границей, и поднялся до главы Берлинского отделения. Его послужной список изобиловал успешными командировками и выполнением сложных заданий. По правде говоря, ему никогда не приходилось прыгать с канатной дороги, с высоты в тысячу футов, но он не раз встречал опасность лицом к лицу.

Вилкерсон посмотрел на часы. 16:20. Жизнь была хороша.

Ему легко и недорого обошелся развод со второй женой. Она просто ушла, не испытывая никакого сожаления. После чего Вилкерсон похудел на 20 фунтов и перекрасился из блондина в шатена. Это позволило ему выглядеть на десять лет моложе своих пятидесяти трех. Благодаря французскому пластическому хирургу Вилкерсон избавился от морщин, а в глазах появился задорный блеск. Другой специалист избавил от необходимости носить очки, а знакомый диетолог научил, как увеличивать запас жизненных сил при помощи вегетарианской диеты. И Стерлинг был уверен, что его безупречный профиль, упругие щеки и четкие брови будут только способствовать его продвижению по карьерной лестнице и он наконец добьется повышения в звании. Адмирал. Такова была цель.

Вилкерсона уже дважды обошли стороной. Обычно военно-морской флот и не предоставлял больше шансов. Но Лэнгфорд Рэмси пообещал ему третий.

Его мобильный телефон нетерпеливо завибрировал.

— Малоун уже прочел этот отчет? — произнесли в трубке, когда он ответил.

— Несомненно, каждое слово.

— Подтолкните его.

— Таких людей нельзя торопить.

— Но их можно направлять.

— Это ждало уже больше тысячи лет.

— Давайте не будем заставлять ждать еще больше.

* * *

Сидя за своим столом, Стефани Нелл закончила читать отчет.

— Это фальшивка от первого до последнего слова?

Дэвис кивнул:

— Подводная лодка даже близко не подходила к Северной Атлантике.

— Что же произошло на самом деле?

— Риковер построил две лодки класса «НР». Они были его любимыми созданиями. Он истратил на них целое состояние в самый разгар «холодной войны», когда конструктору легко выделили двести миллионов долларов, чтобы только утереть нос Советам. Но он сэкономил. Безопасность не была главной задачей, нужны были только результаты. Черт возьми, тогда вообще мало кто знал о существовании этих подлодок. Однако затопление «НР-1А» принесло много проблем. Сама лодка. Миссия. Множество неприятных вопросов. Именно поэтому военные спрятались за ширмой национальной безопасности и состряпали ложную историю.

— Они что, послали только один корабль для поиска выживших?

Дэвис кивнул.

— Я согласен с тобой, Стефани. Малоун имеет право прочитать его. Вопрос только в том, должен ли он?

Она не сомневалась в своем ответе: «Абсолютно». Сейчас Стефани еще раз вспомнила свою боль от неразрешенных вопросов, связанных с самоубийством мужа и смертью сына. Малоун помог ей решить обе проблемы, что, собственно, и стало главной причиной, почему она была у него в долгу.

Рабочий телефон Стефани зазвонил, и секретарь сообщил, что Коттон Малоун срочно требует соединить с ней.

Стефани и Дэвис обменялись вопросительными взглядами.

— Не смотри на меня, — сказал Дэвис. — Не я дал ему этот отчет.

Нелл взяла трубку. Дэвис показал на кнопку громкой связи. И хотя Стефани это не понравилось, она нажала на нее, предоставив ему возможность негласно присутствовать при разговоре.

— Стефани, хочу тебя сразу предупредить, что я не в настроении выслушивать очередную чушь.

— И тебе здравствуй.

— Ты читала этот отчет перед тем, как отправить его мне?

— Нет. — И это было правдой.

— Мы были долгое время друзьями. Я ценю, что ты сделала для меня. Но мне нужно кое-что еще, и я не хочу, чтобы мне задавали вопросы.

— Я думала, что мы в расчете. — Стефани даже не пыталась скрыть раздражение.

— Запиши на мой счет.

Руководитель группы «Магеллан» уже знала, что ему нужно.

— Военный корабль, — сказал он. — «Холден». В ноябре 1971 года он был отправлен в Антарктиду. Я хочу знать, жив ли еще его капитан Захария Александр. И если да, то где он. Если же он мертв, можно ли найти кого-нибудь из его офицеров?

— Я так полагаю, что ты не собираешься мне рассказывать, зачем тебе это?

— Ты уже прочитала отчет? — спросил Малоун.

— Почему ты спрашиваешь?

— Я узнал об этом по твоему тону. Поэтому, видимо, не стоит объяснять, зачем мне это нужно.

— Мне буквально только что рассказали о происшествии на Цугшпице. Именно из-за этого я и решила прочитать отчет.

— Твои люди были там? У подножия горы?

— Нет, не мои.

— Если ты прочла отчет, тогда ты знаешь, что сенаторы солгали. Они оставили подлодку. Мой отец и остальные десять человек могли сидеть на обломках и ждать спасателей. Но никто так и не пришел. Я хочу знать, почему военные так поступили.

Он явно был зол. Как и она.

— Я хочу поговорить с одним или несколькими офицерами с «Холдена», — сказал Коттон. — Найди их для меня.

— Ты сюда приедешь?

— Как только ты их найдешь.

Дэвис кивнул, выражая согласие.

— Хорошо, я найду их.

Стефани Нелл устала от всего этого. Эдвин Дэвис был здесь не без причины. Очевидно, что Малоун был в игре. И, коли на то пошло, она тоже.

— Еще один момент, — произнес Малоун. — Раз уж ты знаешь о происшествии на подъемнике… Я сильно ударил женщину по голове, но мне необходимо найти ее и поговорить с ней. Они взяли ее под стражу? Или отпустили? Что именно?

Дэвис беззвучно прошептал: «Ты ему потом перезвонишь».

С нее хватит. Малоун был ее другом. Коттон остался с ней тогда, когда она действительно в этом нуждалась, поэтому пришло время сказать, что происходит. Черт бы побрал этого Эдвина Дэвиса.

— Не бери в голову, — внезапно сказал Малоун после короткого молчания.

— Что ты имеешь в виду?

— Я только что нашел ее.

Глава 7

Гармиш


Малоун стоял у окна второго этажа и смотрел вниз на оживленную улицу. Женщина из кабинки, Паня, спокойно шла к заснеженной парковке перед «Макдоналдсом». Ресторан спрятался в здании баварского стиля, и его присутствие выдавал лишь скромный логотип и несколько баннеров в больших зеркальных окнах.

Он вдруг понял, что крепко вцепился в кружевные занавески. Что она здесь делает? Может, сбежала? Или полиция ее просто отпустила?

Малоун схватил кожаную куртку и перчатки, засунул в карман пистолет, отобранный у нее, и вышел из номера. На первом этаже отеля он был уже совершенно спокоен и предельно собран.

На улице воздух был как внутри морозильника. Арендованная Коттоном машина была припаркована в нескольких футах от двери гостиницы. На другой стороне Малоун увидел, как женщина направилась к темному «Пежо». Машина уже выезжала со стоянки, моргая правым поворотником.

Малоун запрыгнул в свою машину и поехал за ними.

* * *

Стерлинг Вилкерсон допил пиво. Он увидел, как раздвинулись занавески в окне второго этажа, как только женщина из кабинки появилась перед рестораном. Расчет времени действительно играл важную роль.

Он думал, что Малоуном нельзя управлять. Но он ошибался.

* * *

Стефани было все равно.

— Я не собираюсь во все это влезать, — сказала она Эдвину Дэвису. — Я сейчас же перезвоню Коттону. Застрелите меня, но я не собираюсь лгать.

— Я здесь не как официальное лицо.

— То есть президент не знает? — Она с подозрением посмотрела на собеседника.

— Это личное, — кивнул Дэвис.

Нелл только однажды работала непосредственно с Эдвином Дэвисом, и он совсем не был заботливым парнем. Тогда он фактически подверг ее жизнь опасности. Уже позже Стефани поняла, что этот человек не был равнодушным карьеристом и дураком. Он защитил две докторские диссертации: одну — по американской истории, другую — по международным отношениям, и это вдобавок к прекрасным организаторским способностям. Всегда вежливый. Общительный, похожий на самого президента Дэниелса. Нелл видела, как люди, включая и ее, склонны недооценивать Дэвиса. Но это было их ошибкой. Стефани лично знала о том, что три министра иностранных дел обращались к нему за помощью, чтобы объединить свои хилые департаменты в одно ведомство. Теперь Эдвин работал на Белый дом, помогая администрации президента на протяжении последних трех лет. До этого момента типичный бюрократ-карьерист, сейчас он в открытую нарушал правила.

— Я думала, я тут единственная нонконформистка, — сказала она.

— Вам не следовало отсылать тот отчет Малоуну. Но как только я узнал, что вы сделали это, я решил, что не смогу без вас обойтись. Мне нужна ваша помощь.

— Зачем?

— Из-за долга.

— И теперь вы в состоянии его отдать? С вашей властью и рекомендациями из Белого дома?

— Что-то вроде того.

— Что вы хотите, чтобы я сделала? — Стефани вздохнула.

— Малоун прав. Мы должны найти информацию о «Холдене» и его экипаже. Если они все еще живы, мы должны найти их.

* * *

Малоун следовал за «Пежо». Пилообразные горы, разделенные на части прожилками снега, простирались до неба вдоль всего шоссе. Он ехал на север, по горному серпантину, оставив Гармиш позади. Высокие деревья с черными стволами настолько часто росли вдоль дороги, что создавалось впечатление бесконечно высокого и непроглядного ущелья. Описание столь живописной картины в каком-нибудь «бедекере» [«Бедекеры» — путеводители немецкого издателя Карла Бедекера (1801–1859), принесшие ему популярность за свою достоверность. Стало нарицательным обозначением для путеводителей.] ему, несомненно, понравилось бы. Здесь, на севере, быстро темнело — еще не было и пяти вечера, а дневной свет уже пошел на убыль.

Малоун схватил карту местности, лежавшую на пассажирском сиденье, и отметил, что впереди лежала альпийская долина Аммергебирге; она протянулась на мили от основания Этталер Мандл, внушительной горы высотой более пяти тысяч футов. Рядом с ней была обозначена маленькая деревушка, и Коттон сбросил скорость, как только «Пежо» подъехал к ее окраинам.

Он наблюдал, как его несостоявшаяся жертва резко въехала на парковку перед массивным двухэтажным зданием с белым симметричным фасадом и готическими окнами. Из центра поднимался высокий купол, по бокам расположились две небольшие башенки. Их верхушки были покрыты почерневшей медью, а из окон лился теплый свет. Бронзовая табличка гласила: «Монастырь Этталь».

Женщина вышла из машины и исчезла в арочном проходе. Коттон припарковался и последовал за ней.

Воздух здесь был заметно холоднее, чем в Гармише, подтверждая, что Малоун поднялся достаточно высоко. Ему следовало бы надеть теплое пальто, но он ненавидел такие вещи. Привычный образ шпиона в тренче был смешон. Выбор слишком ограниченных людей. Малоун опустил руки в перчатках в карманы куртки и взялся за пистолет. Снег хрустел у него под ногами, пока он шел по бетонной дорожке, ведущей к громадному монастырю. Женщина быстро шла по наклонной тропинке, ведущей прямо к дверям церкви. Здесь, как ни странно, было достаточно много людей.

Малоун поспешил, чтобы догнать ее, прорываясь сквозь тишину, нарушаемую лишь звуком подошв, шелестящих по морозному тротуару, и гудками дальних поездов.

Он вошел в церковь через готические ворота, на верхнем сложном тимпане [Ниша треугольной, полукруглой или стрельчатой формы, расположенная над горизонтальной перемычкой дверного или оконного проема, часто заполненная живописным или скульптурным декором.] были изображены библейские сцены. Его взгляд немедленно приковали к себе купольные фрески, изображавшие райскую жизнь. Внутри церковь была украшена богатой лепниной и барельефами многочисленных херувимов. И вся эта вычурная роскошь была в глянцевых оттенках золотого, розового, серого, зеленого. Они мерцали так, что создавалось впечатление бесконечного движения и мельтешения. Коттону уже доводилось видеть церкви в стиле рококо; в большинстве своем они были настолько перегружены деталями, что казалось, будто именно здание было построено для этих архитектурных излишеств, а не наоборот. Но весь его прежний опыт никак не повлиял на восприятие этого места. Здесь все было подчинено одной цели, все подчеркивало неповторимую красоту и величие этого места.

Вокруг толпились люди. Некоторые сидели на скамейках. Женщина, за которой он следовал, шла в пятидесяти футах справа от него, за кафедрой, держа курс на другой скульптурный тимпан. Она вошла и закрыла за собой тяжелую дубовую дверь.

Малоун остановился, чтобы подсчитать имеющиеся у него варианты. Выбора не было. Он подошел к двери и взялся за железную ручку. Правая рука все еще сжимала пистолет, находившийся в кармане. Коттон повернул ручку, и дверь легко поддалась.

Комната оказалась меньше, чем он думал. Сводчатый потолок поддерживали небольшие белые колонны. На стенах было много орнаментов, выполненных все в том же стиле рококо, но и здесь они не были неуместными или вычурными. Возможно, это была ризница. Пара высоких шкафов и два стола составляли всю обстановку. За одним из столов стояли две женщины, одну из которых Малоун уже видел сегодня утром в кабинке подъемника.

— Добро пожаловать, господин Малоун, — спокойно произнесла незнакомка. — Я ждала вас.

Глава 8

Мэриленд

12.15


В доме никого не было. Соседний лес был безлюден, но ветер продолжал шептать его имя.

Рэмси.

Адмирал остановился.

Это был не совсем голос — скорее шум, разносимый зимним ветром. Он вошел в дом через открытую заднюю дверь и теперь стоял в просторной гостиной, уставленной мебелью, накрытой грязной коричневой тканью. Окна на дальней стене открывали вид на широкий луг. В доме никого не могло быть. И тогда Лэнгфорд постарался убедить себя, что все это лишь игра воображения.

Лэнгфорд Рэмси.

Был ли это действительно голос или просто его мозг среагировал на всю эту жуткую обстановку?

Адмирал Лэнгфорд Рэмси уехал один со встречи с киванцами. И он был в штатском. Его работа в качестве руководителя военно-морской разведки требовала более тривиальной внешности, и именно поэтому он обычно избегал официальной формы и пользоваться услугами служебного водителя, предложенного правительством. Снаружи на холодной земле не было следов; ничто не указывало на то, что кто-то недавно здесь был. Колючая проволока давно проржавела. Дом, если его можно было так назвать, был практически полностью разрушен, окна разбиты, в крыше зияли дыры, их даже не пытались ремонтировать. И хотя в XIX веке это была элегантная усадьба, сейчас от былой роскоши не осталось ни следа.

Ветер продолжал свою бесконечную работу. Метеосводки показывали, что снежные тучи наконец-то накрыли восток. Рэмси посмотрел на деревянный пол, стараясь увидеть следы, но на нем были только отпечатки его ботинок.

Где-то в глубине что-то упало и покатилось. Разбился стакан? Лязгнул металл? Сложно сказать.

Адмирал расстегнул пуговицы пальто, достал автоматический «вальтер» и подкрался с левой стороны. Коридор перед ним терялся в глубоких тенях, и Рэмси невольно содрогнулся. Нужно было пройти этот коридор до конца.

Звук возник снова. Скребущий. Справа от него. Еще один звук. Металл по металлу. В задней части дома. По-видимому, в доме все же был кто-то еще.

Оказавшись в главном зале, Рэмси решил, что более решительные действия дадут ему необходимое преимущество, особенно если они — кем бы те ни были — продолжат действовать ему на нервы непонятным скрежетанием.

Он вздохнул, приготовил пистолет и ворвался в кухню.

В десяти футах, вольготно расположившись на одном из столов, на него смотрела собака. Это был большой пес, скорее всего, обыкновенная дворняга — большая голова, округлые уши, рыжая шерсть со светлыми подпалинами.

Пес зарычал. Показались острые клыки, и Рэмси подумал, что он может прыгнуть на него в любой момент.

И тут из холла донесся громкий лай. Две собаки?

Первая спрыгнула со стола и выскочила наружу через дверь кухни. Адмирал бросился назад, в холл, и как раз тогда, когда он достиг цели, другая собака впрыгнула через разбитое окно.

Он выдохнул.

Рэмси.

Казалось, будто ветер сам превратился в голос и заговорил. Шепотом.

А было ли это?

Адмирал приказал себе игнорировать все эти нелепости и вышел в коридор, проходя мимо вздувшихся обоев и упакованной мебели. Старое пианино было раскрыто. Картины отливали призрачным светом, просачивающимся через оберточную бумагу. Рэмси считал, что разбирается в искусстве. Он остановился, чтобы рассмотреть их поближе. Рисунки времен Гражданской войны, выполненные сепией. Один изображал Монтичелло, другой — Маунт-Вернон.

В столовой он остановился и попытался представить, как было здесь два столетия назад. Званый обед, бифштексы и теплый пирог. Возможно, виски с содовой подавали уже позже, в гостиной. Наверное, играли в бридж, пока камин наполнял комнату теплом и ароматом эвкалипта. Естественно, предки Рэмси находились снаружи, замерзая в жалких домишках рабов.

Адмирал посмотрел вдоль длинного коридора, комната в конце заставила его идти вперед. Он опять бросил взгляд на пол, но и здесь только пыль покрывала доски.

Он остановился в конце коридора, не заходя в комнату.

Еще один вид бесплодного луга неясно вырисовывался через грязное окно. Вся мебель, за исключением стола, была накрыта упаковочной бумагой. Старая потрескавшаяся столешница из эбенового дерева была густо покрыта серо-голубой пылью. Оленьи рога цеплялись за стены темно-серого цвета, а коричневые простыни закрывали то, что при ближайшем рассмотрении оказалось книжными шкафами. Пыль легко кружилась в воздухе.

Рэмси.

Но это был не ветер.

Адмирал определил источник звука, ринулся к креслу и сдернул ткань, вызвав тем самым еще одно пылевое облако. И обнаружил магнитофон, лежавший на ветхой обивке; лента была наполовину промотана.

Его пальцы сжались на пистолете.

— Вижу, ты нашел моего призрака, — сказал знакомый голос.

Рэмси развернулся и увидел в дверном проеме человека. Невысокого роста, чуть за сорок, круглое лицо, кожа бледна как снег. В его тонких черных волосах, расчесанных на прямой пробор, серебрилась седина. И он улыбался. Как всегда.

— Нуждаешься в представлении, Чарли? — спросил Рэмси, убирая пистолет.

— Так гораздо забавнее, чем просто сказать «здравствуй». И я люблю собак. Им, кажется, здесь понравилось.

Пятнадцать лет они работали вместе, а адмирал даже не знал его настоящего имени. Он знал его только как Чарльза С. Смита-младшего, с ударением на «младший». Однажды Рэмси попытался расспросить о Смите-старшем и в ответ получил получасовую семейную историю, явную ложь от начала до конца.

— Кто владелец этого места? — спросил Рэмси.

— В данный момент — я. Купил его месяц назад. Подумал, что недвижимость — это хорошая инвестиция. Подумывал привести дом в порядок, назвать его «Бэйли Милл» и сдавать по высокой цене.

— Разве я недостаточно тебе платил?