logo Книжные новинки и не только

«Язык небес» Стив Берри читать онлайн - страница 5

Knizhnik.org Стив Берри Язык небес читать онлайн - страница 5

— Человек должен вкладывать капитал, адмирал. Чтобы жить, нельзя полагаться только на зарплату. Фондовая биржа, недвижимость — лучшие способы подготовиться к старости.

— Потребуется целое состояние, чтобы привести эту развалюху в порядок.

— Что и приводит меня к следующему официальному заявлению. Из-за ожидаемого увеличения стоимости топлива, более высоких, чем ожидалось, цен на транспорт и общего увеличения накладных расходов и затрат мы вынуждены повысить цены на наши услуги. Вы также должны знать, что хотя мы и стремимся снизить затраты, но уровень наших услуг останется на прежнем высоком уровне. И последнее: наши акционеры требуют, чтобы мы сохраняли приемлемые размеры прибыли.

— Ты ошибаешься, Чарли.

— Помимо того, это место обошлось мне в целое состояние, а чтобы здесь все почистить, потребуется еще больше денег.

По официальным бумагам Смит проходил как платный агент, выполняющий специализированные наблюдения за границей, где законы допускали использование прослушивающей аппаратуры. Это касалось прежде всего Центральной Азии и Ближнего Востока. Поэтому адмиралу было не наплевать, сколько просит Смит.

— Пришли мне счет. А теперь слушай. Настала пора действовать.

Рэмси был рад, что подготовительная работа была проделана в течение последнего года. Вся информация собрана, планы определены. Он знал, что возможность рано и поздно представится, не когда или как, а просто что она будет. И вот время пришло.

— Начни с первой цели, как мы и обсуждали. Затем двигай на юг за остальными двумя.

Смит шутливо отдал ему честь:

— Да, да, капитан Воробей. Мы поплывем и найдем попутный ветер.

Адмирал проигнорировал дурацкую шутку.

— Никакого контакта между нами, пока они все не будут ликвидированы. Просто и чисто, Чарли. Действительно чисто.

— Исполнение гарантировано, или мы вернем вам деньги. Полное удовлетворение потребностей покупателей — наша главная забота.

Некоторые люди способны писать песни, романы, картины, быть скульпторами или художниками. Чарли Смит убивал с непревзойденным талантом. И если бы Чарли не был лучшим убийцей из всех, кого когда-либо знал адмирал, то он бы уже давно застрелил этого непроходимого идиота.

Успокоившись, Рэмси решил прояснить всю серьезность ситуации. Поэтому он взвел курок «вальтера» и направил дуло в лицо наемного убийцы. Рэмси был выше его на добрых шесть дюймов, поэтому посмотрел вниз и сказал:

— Не доводи меня. Я слушал тебя и позволил тебе весь этот спектакль, но! Не. Доводи. Меня.

Смит поднял руки в притворном испуге:

— Пожалуйста, мисс Скарлетт, не бейте меня. Пожалуйста, не бейте меня… — Его голос имитировал акцент южных штатов, грубая имитация выговора «Баттерфлай» Маккуин. [«Баттерфлай» Маккуин, Тельма (Thelma «Butterfly» McQueen) — американская актриса (1911–1995). В 1939 г. в роли служанки Присси снялась в знаменитой экранизации романа Маргарет Митчелл «Унесенные ветром».]

Адмиралу не нравился расистский юмор, поэтому он продолжал держать пистолет на прицеле.

Смит начал смеяться:

— Ох, адмирал, расслабьтесь.

А Рэмси подумал: что же может смутить этого человека? Он спрятал оружие под пальто.

— У меня есть еще один вопрос, — сказал Смит. — Это важно. Я действительно должен это знать.

Рэмси ждал.

— «Боксеры» или плавки?

С него хватит. Он развернулся и вышел из комнаты.

Смит снова начал смеяться:

— Давайте же, адмирал, «боксеры» или плавки? Или вы один из тех, кто открыт ветру? CNN утверждает, что десять процентов не носят вообще никакого нижнего белья. Это как раз про меня — я открыт ветру.

Рэмси продолжал шагать к двери.

— Да пребудет с вами Сила, адмирал! — прокричал Смит вдогонку. — Рыцарь-джедай никогда не проигрывает. И не беспокойтесь, они все будут мертвы до того, как вы об этом спросите.

Глава 9

Малоун обвел взглядом комнату. Каждая деталь имела значение. Открытая дверь справа заставила его насторожиться, а особенно — темнота, притаившаяся дальше.

— Здесь только мы, — сказала хозяйка. Ее английский был хорош, хотя чувствовался мягкий немецкий акцент.

Она кивнула, и женщина из кабинки встала прямо перед ним. Как только та подошла, Малоун заметил, что его недавняя противница потирает синяк на лице, как раз в том месте, куда он ударил.

— Возможно, однажды мне представится шанс отплатить вам, — сказала она.

— Думаю, что он у вас уже был. Очевидно, я в игре.

Она удовлетворенно улыбнулась и ушла, закрыв за собой дверь.

Малоун рассматривал оставшуюся с ним женщину. Она была высокой, пепельные волосы были коротко подстрижены, открывая тонкую шею. Розовая, со сливочным оттенком кожа была безупречна. Глаза цвета кофе со сливками, такого он никогда не встречал раньше. И вся она светились таким обаянием, что ему было трудно противостоять.

Она была великолепна и знала это.

— Кто вы? — спросил Коттон, доставая пистолет.

— Уверяю, я не представляю для вас никакой угрозы. Мне стоило немалых хлопот встретиться с вами.

— Если не возражаете, с оружием в руке я чувствую себя намного увереннее.

Она пожала плечами:

— Как вам будет угодно. Отвечаю на ваш вопрос. Меня зовут Доротея Линдауэр. Живу здесь неподалеку. Мы баварцы. История нашей семьи корнями уходит к Виттельсбахам. Мы — обербайеры, жители Верхней Баварии, неотделимые от гор. У нас также семейные и давние связи с этим монастырем. Такие крепкие, что бенедиктинцы дали нам некоторые привилегии.

— Например, убивать людей, а затем прятать убийцу в этой ризнице?

— Среди прочих. Но вы должны признать, что это великие привилегии, — нахмурилась Линдауэр.

— Откуда вы узнали, что я буду сегодня на горе?

— У меня есть друзья.

— Мне нужен более точный ответ.

— Меня интересует военный корабль США «Блазек». Я тоже хотела узнать, что там произошло на самом деле. Полагаю, что вы уже прочитали отчет. Скажите, он был достаточно информативным?

— Я ухожу. — Коттон повернулся к двери.

— У нас есть кое-что общее, — продолжила Доротея.

Коттон, не оборачиваясь, приближался к двери.

— Наши отцы были на борту той подводной лодки, — догнала его фраза.

* * *

Стефани нажала кнопку на телефоне. Она все еще была в своем кабинете с Эдвином Дэвисом.

— На линии Белый дом, — проинформировал ее помощник через громкую связь.

Дэвис хранил молчание. Она немедленно ответила.

— Кажется, я снова остался в дураках, — рокочущий голос раздался одновременно и в ее наушнике, и в комнате. Стефани не отключала громкую связь. Президент Дэнни Дэниелс.

— И что я натворила на этот раз? — спросила она.

— Стефани, будет легче, если мы сразу обратимся к сути.

Новый голос. Женский. Диана Маккой. Еще один заместитель советника президента по национальной безопасности. Такой же, как Эдвин Дэвис, и она тоже не была подругой Стефани.

— А в чем дело, Диана?

— Двадцать минут назад ты загрузила досье на капитана Захарию Александра, ушедшего на пенсию офицера военно-морского флота США. Все, что мы хотим знать, почему военно-морская разведка уже расследует твой запрос? И почему ты разрешила копирование засекреченного отчета по расследованию гибели подлодки, пропавшей тридцать восемь лет назад?

— Кажется, есть вопрос получше, — спокойно ответила Стефани. — Почему так переживают в военно-морской разведке? Это же такая древняя история.

— Тут мы с тобой согласны, — сказал Дэниелс. — Я бы сам хотел ответить на этот вопрос. Я просмотрел то самое личное дело, ты его только что получила, и не нашел в нем ничего. Александр был компетентным офицером, он отслужил двадцать лет, а потом уволился.

— Господин президент, почему вы вмешались в это дело?

— Потому что Диана пришла в мой кабинет и сказала, что мы должны позвонить тебе.

Проклятье. Никто не мог указывать Дэнни Дэниелсу, что ему делать. Он избирался губернатором на три срока и на один срок сенатором, он занимал кресло президента Соединенных Штатов Америки уже второй срок. И не был дураком, хотя некоторые именно так о нем и думали.

— Прошу прощения, сэр, но, насколько мне известно, вы делаете только то, что вы хотите сделать.

— Привилегия моей работы. Так или иначе, если ты не хочешь отвечать на вопрос Дианы, ответь на мой. Ты не знаешь, где Эдвин?

Дэвис помахал рукой, показывая, что его нет в комнате.

— Он пропал?

Дэниелс захихикал.

— Ты устроила тому сукину сыну, Бренту Грину, настоящий ад — и, вероятно, этим спасла мою шкуру. Честность. Вот что у тебя есть, Стефани. Но с этим делом у нас проблема. Эдвин совершил глупость. У него есть личный интерес к происходящему. Он внезапно взял пару выходных и уехал вчера. Диана думает, что если он появится тут, то исключительно для того, чтобы встретиться с тобой.

— С чего бы? Мне он даже не нравится, да и он почти убил меня в Венеции.

— Съемка охранных камер с первого этажа показывает, — сообщила Маккой, — что в этот момент он находится с тобой в одном здании.

— Стефани, — встрял Дэниелс, — когда я был маленьким мальчиком, мой друг рассказал нашей учительнице, как они с отцом пошли на рыбалку и ловили по 65-фунтовой рыбине каждый час. Учительница не была дурой и возразила, что это невозможно. Чтобы преподать моему товарищу урок о вреде лжи, она поведала ему следующую историю. Медведь вышел из леса и напал на нее, но был атакован маленькой собачкой; ей удалось прогнать медведя всего лишь при помощи лая. «Веришь ли ты в это?» — спросила учительница. «Конечно, — ответил мой друг. — Потому что это была моя собака».

Стефани улыбнулась.

— Эдвин — моя собака. Все, что он делает, имеет ко мне самое прямое отношение. А в данный момент он в куче дерьма. Не можешь ли ты мне помочь с этим делом? Почему тебя интересует капитан Захария Александр?

Хватит. Она зашла слишком далеко, думая, что просто помогает сначала Малоуну, потом Дэвису. Поэтому она сказала Дэниелсу правду.

— Потому что Эдвин посоветовал мне этим поинтересоваться.

Лицо Дэвиса скривилось в кислой полуулыбке.

— Дай-ка мне с ним поговорить, — приказал Дэниелс.

И она передала трубку.

Глава 10

Малоун стоял лицом к лицу с Доротеей Линдауэр и ждал объяснений.

— Мой отец, Дитц Оберхаузер, был на борту «Блазека» в день исчезновения подлодки.

Коттон заметил, что она постоянно упоминает именно выдуманное название лодки. Либо она знала не так много, либо просто играла с ним. Впрочем, он отметил в ее словах одну важную деталь. В отчете следственной комиссии было имя полевого специалиста Дитца Оберхаузера.

— Что там делал ваш отец? — спросил он.

Ее властное лицо несколько смягчилось, но ее невероятные глаза продолжали сверлить Коттона, словно два буравчика. Доротея напоминала ему другую женщину, Кассиопею Витт, у которой получилось надолго завладеть его вниманием.

— Мой отец исследовал зарождение современной цивилизации.

— И это все? Я подумал о чем-то более важном.

— Я знаю, господин Малоун, что юмор — это инструмент, позволяющий разоружить противника. Но фигура моего отца, как я уверена, и вашего не то, над чем бы я стала смеяться.

Эти слова не произвели никакого впечатления на Коттона.

— Ответьте все-таки на мой вопрос. Что он там делал?

Вспышка гнева озарила ее лицо, но Доротее удалось мгновенно ее подавить.

— Я предельно серьезна. Он уехал, чтобы найти новую, не известную до сего времени цивилизацию. Этому исследованию он посвятил всю свою жизнь.

— Мне не нравится, когда мной играют. Я сегодня из-за вас убил человека.

— Это его собственный просчет. Он был чрезмерно старателен. Или, быть может, недооценил вас. Но то, как вы повели себя утром, подтверждает все, что я о вас слышала.

— Вы, кажется, легко воспринимаете убийства. Я — нет.

— Но, исходя из того, что мне говорили, убийство для вас не в новинку.

— Видимо, эта информация от ваших многочисленных друзей?

— Они хорошо информированы.

Доротея жестом указала на стол. Малоун еще раньше заметил на нем старинную книгу, лежащую на ребристой дубовой столешнице.

— Вы торгуете книгами. Взгляните на эту.

Малоун подошел ближе и убрал пистолет в карман пальто. Ему в голову пришла утешительная мысль: если бы госпожа Линдауэр хотела его смерти, то он был бы уже давно мертв.

Книга была размером примерно шесть на девять дюймов и два дюйма в толщину. Его аналитический ум быстро отметил ее происхождение. Коричневая обложка из телячьей кожи. «Слепое тиснение» без использования золота и краски. Оборот без украшений, что сразу указывало на ее солидный возраст. Книги, сделанные в раннем Средневековье, при хранении клали переплетом вниз, и поэтому их не особо украшали.

Малоун аккуратно перевернул обложку и увидел потрепанный и потемневший пергамент древних страниц. Он изучил их и заметил странные рисунки на полях и понял, что не только не может прочитать ни слова и определить язык, но даже отнести написание букв к какому-либо известному алфавиту.

— Что это?

— Позвольте… Для того чтобы ответить на ваш вопрос, нужно рассказать, что случилось к северу отсюда, в Ахене, в воскресенье в мае, через тысячу лет после рождения Христа…


Оттон III наблюдал, как были сокрушены последние препятствия на пути к его императорскому трону.

Он стоял при входе дворцовой капеллы, священном здании, возведенном двумя столетиями ранее. И сейчас он собирался попасть в склеп человека, построившего эту часовню.

— Все сделано, сир, — сказал фон Ломелло.

Граф вызывал раздражение у Оттона III, поскольку был убежден, что королевский палатинат [Палатинат — княжество в Германии.]содержится должным образом в отсутствие императора. Но это было далеко не так. Да и Оттону не нравилось бывать здесь. Император не любил германские леса и горячие источники Ахена, морозные зимы и полное отсутствие цивилизации. Он предпочитал блаженное тепло Рима и благословленную культуру Средиземноморья.

Рабочие унесли последние обломки каменного пола.

Они не знали точно, где копать. Склеп был запечатан очень давно, и указаний на точное место входа не сохранилось. Изначально планировалось уберечь могилу от вторжений викингов, и эта хитрость сработала. Когда норманны разграбили часовню в 881 году, они так ничего и не нашли. Но фон Ломелло провел целое исследование перед прибытием Оттона, и ему удалось найти наиболее вероятное место.

К счастью, граф оказался прав.

У Оттона не было времени на ошибку.

В конце концов, это год Апокалипсиса, первый в новом тысячелетии, когда многие уверовали, что Христос снова придет и будет судить их.

Рабочие были заняты. Два епископа молча наблюдали за работой. Гробница, куда они собирались войти, не открывалась с 29 января 814 года, с того самого дня, когда умер Милостивейший Август, коронованный Богом, великий император-миротворец, правитель Римской империи, милостью Божьей король франков и лангобардов. К тому времени он уже считался мудрейшим из всех смертных, вдохновителем чудес, защитником Иерусалима, провидцем, железным человеком, епископом епископов. Один поэт заявил, что никто не может быть ближе к апостолам, чем он. При жизни его звали Карлом. Сначала приставка «Великий» появилась из-за его роста, но сейчас она обозначала его величие. Самым часто употребляемым стал французский вариант его имени, сливший воедино «Карл» и «Великий», при его произнесении снимали шляпы, и понижали голоса, как если бы говорили о наместнике Бога на земле.

Шарлемань. [Непереводимая игра слов. Автор имеет в виду, что при слиянии двух латинских имен Carolus и Magnus во французском языке возник вариант Charlemagne (Шарлемань).]

Рабочие отошли от черного провала в полу, и фон Ломелло проверил их работу. Странный запах заполонил помещение — сладкий, затхлый и какой-то болезненный. Оттон знал, как пахнет протухшее мясо, испорченное молоко и отходы, жизнедеятельности человека. Этот запах был иным. Воздух, остававшийся на страже того, что обыкновенные люди не должны были видеть.

Зажгли фонарь, и один из рабочих вытянул руку, чтобы, осветить пробитую дыру в полу. Когда мужчина кивнул, снаружи принесли деревянную лестницу.

Сегодня был праздник Святой Троицы, и чуть раньше капелла была заполнена верующими. Оттон был на богомолье. Он только что вернулся от гробницы своего старого друга Адальберта, епископа Праги, похороненного в Гнезене, где, как император, он возвысил статус этого города до архиепископства. Сейчас Оттон пришел посмотреть на останки Карла Великого.

«Я пойду первым», — приказал Оттон остальным.

Ему было едва за двадцать, человеку, принадлежащему к сословию правителей. Сын германского короля и греческой матери. Коронованный на трон Священной Римской империи в возрасте трех лет, первые семь он правил при регентстве матери, а еще три — при бабушке. Последние шесть лет он правил единолично. [Оттон был сыном Генриха XIII и внуком герцога Оттона II. Благодаря его матери Елизавете фон Унгарн он имел право на венгерский престол. По завещанию отца с 1290 года Оттон был единовластным герцогом Нижней Баварии, и даже его братья Стефан I и Людвиг III, которые были его соправителями с 1294 года, во всем подчинялись ему. Одну из задач своей внешней политики Оттон видел в присоединении Штирии. Он проводил антигабсбургскую политику, поэтому встал на сторону Адольфа Нассауского в борьбе против будущего германского короля Альбрехта I. В 1298 году Оттон принял участие в неудачной для него битве с Альбрехтом, но получил ранение, а Адольф погиб. Став королем, Альбрехт отнял у Оттона крепости, прежде подаренные Гогенштауфенами: Паркштайн и Вайден. В 1301 году Оттону была предложена корона св. Иштвана, но он первоначально отказался из-за трудного внутреннего положения Венгрии. В это время он поддерживал принца Вацлава в борьбе против Альбрехта. В 1305 ему еще раз предложили корону, новый германский король Вацлав III уступил ему свое право на венгерский престол. На пути из Праги в Венгрию лежала принадлежащая Альбрехту Австрия, поэтому Оттон, переодетый купцом, 11 ноября 1305 года прибыл в Пешт. 6 декабря того же года был коронован в Секешфехерваре королем Венгрии и Хорватии под именем Бела V. Вся политика Оттона терпела неудачу. В 1307 году он был арестован приверженцами претендента на венгерский престол Карла Роберта Анжуйского и был доставлен к нему. В октябре 1307 года он передал права на престол Карлу Роберту. Затем он немного задержался у своего двоюродного брата Генриха фон Глогау, обручившись с его дочерью Агнессой. В феврале 1308 года он вернулся в Ландсхут, а 18 мая 1309 года женился на Агнессе. Конфликт с Габсбургами, приведший в 1310 году к опустошению баварского города Бургхаузен, закончился 2 февраля 1311 года миром, подписанным в Зальцбурге. У Оттона начались большие финансовые трудности, в связи с чем он увеличил налоги. В разное время имел четырех соправителей: Людвига II, Стефана I, Оттона IV, Генриха XIV. Оттон умер 9 сентября 1312 года и был похоронен в главном монастыре Ландсхута.]Его целью была «Реставрация Империи», [Буквальный перевод с латинского выражения Renovatio Imperii, означающего попытки восстановления древней Римской империи.] христианской Римской империи, куда вошли бы германцы, латиняне и все славяне. Совсем как при Карле Великом, под общим правлением императора и Папы Римского. То, что сейчас лежало перед Оттоном, могло превратить эту мечту в реальность.