logo Книжные новинки и не только

«Позволь мне выбрать» Светлана Казакова читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Светлана Казакова

Позволь мне выбрать

Глава 1

Настоящее время

Громкий звон городского колокола за окном напомнил о том, что время приближается к полудню. Значит, рынок скоро закроется и пора поторопиться. Вот только…

Я заглянула в кошелек, даже подкладку вывернула, но тот оказался совершенно пустым. Пришлось идти за копилкой. Массивная глиняная хрюшка, расписанная уже местами облупившимися красками, не поддавалась, и я даже хотела расколотить ее молотком, но тут надо мной будто кто-то смилостивился и из нее посыпались монеты.

Необходимо купить самое нужное. Не для себя — для Кая. И хорошо, что есть с кем его оставить, ведь на рынке соблазнов много, а пятилетнему ребенку непросто объяснить, что у меня нет возможности купить все, что так завлекательно разложено на лотках торговцев.

Из своей комнаты вышла Гельза. Я не успела убрать копилку, и, разумеется, та немедленно бросилась в глаза женщине.

— Неужто у вас закончились все накопления?! — ахнула она.

— Не все, — со вздохом объяснила я. — Есть еще несколько украшений, их можно продать. Не беспокойся.

— Да как же не беспокоиться? Вы ведь мне не чужая! А мальчик…

— Я никогда не позволю, чтобы мой сын голодал, — ответила я. Наверное, немного жестко, но так, чтобы не допустить и тени сомнений. Знаю я их — только дай слабину, так мигом заползут в душу и угнездятся там, как змеи.

Прежде чем выйти из дома, я задержалась перед зеркалом. Платье на мне и так было самое простое — хлопковое, застиранное, почти утратившее свой изначальный цвет, а сейчас я еще и надела уродующий меня чепец, низко натянув его на лоб и спрятав под ним убранные в пучок каштановые волосы. Теперь я походила на самую обычную небогатую горожанку, и никто не заподозрил бы во мне аристократку. Руки происхождения тоже не выдавали. Хоть они и изящной формы, но после стирок и после того, как я в попытке научиться шить исколола пальцы иголками, едва ли кто-то обратит на них внимание.

От бессонных ночей над кроваткой сына у меня под глазами залегли синие круги, губы побледнели, и теперь я больше не походила на ту, кому могли сделать предложение зарабатывать лежа на спине, как случилось некоторое время назад. Поначалу я даже не могла понять, о чем говорил собеседник — один из наших соседей. Затем, когда до меня дошел смысл его слов, кое-как сумела сдержать первый порыв отшвырнуть его с дороги одним из приемов боевой магии. Даже руки зачесались. Но нельзя — если уж скрываться, то не выдавая себя ничем, особенно способностями, с которыми рождался далеко не каждый. Ведь любое использование дара порождает вспышку в магическом пространстве, которую знающие люди с легкостью разглядят. Неизвестно, интересовала ли кого-нибудь моя скромная персона в настоящее время, но рисковать не хотелось.

Гельза только вздохнула, когда я, взяв корзину, вышла из дома.

Сделав несколько шагов по заросшему дикими розами и сорняками саду, я оглянулась. Покосившиеся перила крыльца, выщербленный камень серых стен, прореха в крыше, под которую в дождливые дни приходилось подставлять ведро… Так выглядит место, где я теперь живу.

А ведь когда-то я понятия не имела о том, как попадают на стол овощи и другие продукты, не умела стирать белье и мыть полы, а будущее виделось мне светлым и беззаботным. Я вприпрыжку мчалась по жизни, не умела унывать дольше нескольких минут и легко могла поддержать других в их печалях. А теперь поддержка нужна мне самой, вот только ради моего мальчика, спящего за унылыми стенами старого дома, я должна быть сильной.

Шагая по улице городка и вдыхая пахнущий морской солью воздух, я почти не смотрела по сторонам. Все вокруг было знакомым. Вымощенная брусчаткой мостовая, хилые деревца по ее обочинам, ряд вывесок. Башмачник, аптекарь, брадобрей. А вот и рыночная площадь. Шумная и даже почти не опустевшая, несмотря на скорое закрытие.

Все женщины на рынке казались непривычно взбудораженными. Сначала я не вслушивалась в разговоры, пропуская их мимо ушей в попытке найти товары подешевле. Иногда торопящиеся домой торговцы делали скидки, чтобы распродать свой товар, пока тот не испортился, и не слишком обеспеченные завсегдатаи вроде меня прекрасно об этом знали и пользовались возможностью. Порой я брала даже чуть вялую свеклу или подпорченные яблоки. Их можно обрезать и сварить компот или повидло, а свекла сгодится на суп.

— Отбор! Отбор у императора! — услышала я и невольно остановилась. Пальцы, сжимавшие ручки корзины, чуть дрогнули, и я сильнее уцепилась за нее, вся обратившись в слух.

Торговки и покупательницы обсуждали важное событие — впервые за несколько столетий объявили отбор невест для главы империи. Незамужние девицы из благородных родов вне зависимости от размера их приданого получали право отправиться во дворец и побороться за сердце императора.

— И почему я всего лишь дочь пекаря и портнихи? — захихикала румяная толстушка. — Непременно бы попытала счастья! Наш император такой красавчик!

— Размечталась! — насмешливо бросила в ответ ее спутница. — Представляешь, сколько там будет желающих носить корону? И все наверняка раскрасавицы ему под стать!

— А вот и не все! Видела я тут одну. Разъезжает в карете, вся в шелках и брульянтах, фу-ты ну-ты, задирает длинный нос! А у самой спереди плоско! Доска и доска! Матушка ей на платье пышные кружева пришивала, а белье набивала ватой, чтобы хоть видимость форм придать! — расхохоталась девушка. — Вот разочарование-то будущему муженьку!

— Ну, у императора и после женитьбы недостатка в любовницах не будет! — фыркнула вторая.

Осознав, что слишком долго прислушиваюсь к чужому разговору, я зашагала дальше. В голове ворочалась еще не окончательно сформировавшаяся мысль. Дерзкая и рискованная.

Слишком дерзкая. Даже опасная. Но если отбор — единственная возможность попасть во дворец императора, грех ею не воспользоваться…

Все прочие варианты я не раз уже рассматривала, подолгу в мыслях перебирая и взвешивая каждый из них. Прислугу во дворец обычным способом не набирали — почетная обязанность служить императору передавалась по наследству, из поколения в поколение. В придворные дамы меня тоже бы не взяли, к их назначению подходили еще более придирчиво и строго.

А вот отбор невест… Если для участия в нем требуется всего лишь текущая в жилах кровь одного из аристократических семейств империи, то здесь у меня имелся весомый шанс. Разумеется, представляться своим настоящим именем я не собиралась, но ведь можно же назвать и чужое.

Кузина Юханна. Она пропала два года назад. Почти все решили, что сбежала с каким-нибудь мужчиной. Я помнила, как мы с ней говорили о нашем прошлом, вспоминали детство и юность, плакали и смеялись, а затем она пожелала мне доброй ночи и поднялась в свою комнату в мансарде. Утром ее не оказалось дома, и некоторые вещи моей единственной родственницы тоже пропали. С тех пор о ней не было ни слуху ни духу. Поиски ни к чему не привели, да и дознаватели вскоре оставили их, переключившись на другие, более важные дела.

Я могла ее понять и не сердилась. Хотелось верить, что она встретила хорошего человека и счастлива с ним. А если с ней случилась беда? Несмотря на то что в нас текла одна кровь, я не могла чувствовать кузину на расстоянии. Никого не могла, кроме сына, чья боль порой терзала меня так, словно я сама испытывала ее. Но полностью забрать себе не могла. Такое даже целителям не под силу, а я училась на другом факультете — и прямо противоположному.

На обратном пути я заглянула в мэрию и обратилась к деловитому секретарю, который удивленно вскинул брови, услышав мой вопрос, но все же согласился изложить требования к претенденткам и другие подробности, которые я желала услышать. На просьбу записать меня молодой человек округлил глаза.

— Что-то не так? — нахмурилась я.

— Вы ведь знаете, что принять участие в отборе могут только аристократки.

— Разумеется, знаю.

— Но вы… не похожи.

— А у вас есть возможность проверить, — напомнила я, поморщившись от его снисходительного взгляда. Решил, будто мне вздумалось выдать себя за знатную особу? — Можете безотлагательно этим и заняться.

— Д-да, — запнулся он. — Конечно. Позвольте вашу руку.

Я протянула ему ладонь, терпеливо выдержала короткий укол в палец, и вскоре в распоряжении собеседника оказалось несколько капель моей крови.

— Передам магу. Результат проверки будет завтра. Как вас записать?

— Хан… Юханна. Юханна эль Ландри, — произнесла я, едва не назвав свое настоящее имя. Хорошо, что они похожи, отличаются всего лишь одной буквой. — А внешний вид, к вашему сведению, бывает весьма обманчив.

— Эль Ландри! — воскликнул юноша. — Я вспомнил! Ваш род обнищал после несчастного случая в море, а его глава, не вынеся позора, покончил с собой.

— Вранье, — процедила я сквозь зубы. — Он сильно заболел и умер, потому что у нас не осталось денег на услуги хорошего целителя. Почти все ушло на компенсацию семьям погибших моряков. А вы, работая в таком месте, лучше бы не слушали сплетни и тем паче не разносили их! Я приду завтра.