Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Светлана Кривошлыкова

Приключения Мохнатика и Веничкина в школе Великого Волшебника


Глава 1

Ведьма и чертёнок затевают неладное

— Наконец-то вернулся! — Увидев в окошко чертёнка Луканьку, Ведьма выбежала на крыльцо. — Рассказывай скорее, как всё прошло? Удалось от Мохнатика и Веничкина избавиться?

Чертёнок обрадовался такой тёплой встрече, однако хвост под мышку подобрал. Так, на всякий случай. Ведьмы — народ непростой. Настроение у них меняется быстро, особенно когда новости плохие узнают.

— Хорошо выглядите, тётушка. Приоделись. Платок шерстяной приобрели. Тёплый, наверное, — с завистью прохрипел он.

Зима в этот год выдалась суровая. А в дремучем лесу за Лысой горой, где как раз и жила Ведьма, было ещё холоднее. Тут даже волки не водились, а деревья от холода почернели и скрючились. Вот какой холод стоял.

— Ну, говори скорее! С чем вернулся?

— Так что ж, тётушка, и в дом не пустите? Холодно на улице-то. Я закоченел весь, пока к вам добирался, — чертёнок демонстративно чихнул: — Апчхи! Заболею ещё. Кто на вас работать будет… бесплатно?

— Ты долг отрабатываешь! Забыл? Десять лет и три года! Нечего было зелье летательное воровать, — недовольно проворчала Ведьма, в платок ещё больше закуталась. — Ладно, заходи. Дома поговорим. И правда холодно.



Ведьма первой зашла в ветхую мрачную избушку. Чертёнок забежал вслед за ней, семеня копытцами и шмыгая синим пятачком, тут же прижался хвостиком к горячей печке. Разомлел.

— Ты время-то не тяни. Рассказывай. Скоро камни волшебные у меня будут?

У Луканьки глаза так и забегали… Что сказать? Что соврать?

— Тётушка, вы, главное, не нервничайте, говорят, это вредно для здоровья, — засуетился чертёнок, пододвинув табуретку. — Присаживайтесь, в ногах правды нет.

— Ты подозрительно любезен, — заметила Ведьма, села и вдруг как гаркнет: — Говори уже!

Даже пол содрогнулся, а шкаф со склянками за её спиной зашатался и зазвенел.

— Тихо, тихо. Всё, что нажито непосильным трудом, разобьёте, — деловито сказал чертёнок, ловко поймав несколько склянок. — Мохнатик и Веничкин опять перехитрили, гав-гав! — загавкал он и вспомнил слова Великого Волшебника: «Ничего о том, что случилось, Ведьме не рассказывай, а то гавкать начнёшь!» — Гав-гав-гав! — Луканька испугался и закрыл рот рукой.

— Ничего не понимаю! Ты можешь толком объяснить? — спросила Ведьма.

— Что-то вы, тётушка, невежливая какая-то. — Луканька посмотрел на себя в зеркало, убедился, что не превратился в собаку, успокоился. — Нет чтобы с дороги меня чаем напоить, накормить, а потом и допрашивать. Гав! Я устал, пообтрепался. Во какой непрезентабельный стал! — Луканька для убедительности продемонстрировал весьма упитанный хвостик с гладкой густой шёрсткой. — Вся шерсть выпала на нервной почве. А теперь ещё глаз дёргается. — Ведьма потянулась за кочергой. — Минуточку… — остановил он её и щёлкнул пальцами. Перед ним появились три огромных тома, каждый толщиной с самого чертёнка: — Вот, пункт две тысячи тринадцатый…

Ведьма насупилась, сердито топнула, договор исчез.

— Ты мне зубы не заговаривай. Где волшебные камни?

— Понял, понял! Читать вы не любите, — простонал Луканька, отошёл подальше, на безопасное расстояние: — Хорошая новость! Мафия отдала волшебные камни вашей Насте. Гав-гав-гав! — Чертёнок испуганно прикрыл рот. Лай становился всё громче.

— Прекрасно! — обрадовалась Ведьма. — Значит, уже сегодня я стану самой Всесильной Ведьмой Планеты! — Она мечтательно закатила глаза, но тут же встрепенулась: — Во сколько Настенька приезжает? Надо же её встретить!



Чертёнок отошёл ещё на пару шагов:

— Она скоро будет дома… Но есть ещё одна новость — стабильно отрицательная, с перспективами развития.

— Стабильно? — удивилась Ведьма. — Это хорошо. Как дипломат выражаешься. Не зря в командировки летаешь. Растёшь над собой! Молодец! — Она потрепала Луканьку по голове.

— Да, да, — безрадостно улыбнулся чертёнок. — Так вот, про отрицательную стабильность… Настя вместе с этими негодяями, Мохнатиком и Веничкиным, вернула камни Великому Волшебнику. Гав-гав-гав! Так что ваш бессмысленный и беспощадный план опять провалился. Впрочем, как и все предыдущие.

— Ах ты, чёрт лохматый! — Ведьма схватила метлу.

Луканька только и успел отскочить к печке под лавку — она за ним, он на печку — она его метлой. С печки на стол, со стола на окно, с окна на пол — и бежать из кухни. Визжит, пищит, айкает. А Ведьма за ним по комнате бегает, так и норовит метлой огреть. Но чертёнок ловкий — не угнаться. Увернётся, взвизгнет, то на стол, то под кровать залезет. Ведьма никак догнать не может.

— Я для чего тебя в Италию отправляла? А? Вот я тебе дам!

— Ай! Больно! Гав-Гав!

— Негодяй! Все проворонил! Как я теперь самой Всесильной Ведьмой Планеты-то стану? Кто мне теперь вернёт мою красоту и молодость? — Ведьма со всей силы пнула помойное ведро.

Оно опрокинулось, отходы разлились по полу.

— Зря вы так завелись, тётушка! — Чертёнок еле успел отпрыгнуть, чтобы не испачкать свои копытца. — Если всё дело в вашей красоте, так мы найдём способ. Молодильные яблочки могу вам достать.

— Э-э-эх! Яблочки! — Запыхавшись, Ведьма плюхнулась на диван у окна. Отдышаться не может. Сердце так и колотится. — Ничего ты не понимаешь. Без камней этих ничего у меня не получится. Яблочки лишь временно помогают. Я и без них, кстати, на несколько часов могу красавицей себя сделать. А мне долгосрочный эффект нужен. Замуж я хочу.

Луканька выглянул из-за печки, убедился, что Ведьма больше за ним не гонится. Расхрабрился, вышел из хоронушки. Встал посреди комнаты, подбоченился:

— Напрасно вы, тётушка, расстраиваетесь. Великий Волшебник… Гав-гав…

— Не такой уж он и великий! — тут же оскорбилась Ведьма.

— Хорошо, хорошо. Я вам ещё про перспективы не рассказал. Ваш брат, Великий Волшебник, подарил какую-то книгу Мохнатику. Гав-гав! — Чертёнок скривился. Гавканье ему уже изрядно надоело. — И велел домовёнку беречь её как зеницу ока!

— Что за книга? — оживилась Ведьма.

— Ну, я не расслышал. Нелегко, знаете ли, вороном столько времени летать. Все уши перьями забились. — Чертёнок для убедительности вытащил из уха ворох чёрных перьев и протянул Ведьме.

— Убери эту гадость от меня! — Ведьма недовольно отмахнулась. — Как бы у тебя самого, с перьями в ушах, перспективы не стали стабильно отрицательными…

— Вас понял, тётушка, — испугался чертёнок и быстро спрятал перья под печку. — Книга действительно непростая. Гав-гав. — Луканька подбежал к порогу, открыл дверь, выглянул в сени. Убедился, что никто их не подслушивает: — Волшебник велел домовёнку передать книгу хозяевам лично в руки. Гав-гав! В книге записаны какие-то тайные знания, которые сделают всех детей добрыми волшебниками! Представляете? Всех! Доб-ры-ми! Гав! — Чертёнок развёл руками и присел.



Ведьма скривила нос, сложила руки за спиной и начала ходить из угла в угол:

— Это что ж получается, если все станут волшебниками, я буду никому не нужна? А я только бизнес наладила! Что же делать? — Она подбоченилась и посмотрела на чёртика.

— Верно, верно, тётушка. Это где же видано, чтобы простые люди волшебству научились? В вас надобность совсем тогда отпадёт. По миру пойдёте. И так за последний месяц только на хлеб с маслом и чёрной икрой заработали. Остальные доходы на налоги ушли. — Луканька с сожалением покряхтел и закачал головой.

— Не причитай и помалкивай. Следи за тем, что говоришь. Видишь какое время-то пришло? Книгу надо срочно украсть. И хватит гавкать! Ты не собака! — шикнула она на тявкающего Луканьку.

— Гав-гав! Не могу перестать лаять! Это Волшебник меня так наказал — за то, что всё вам рассказываю! Он, кстати, велел передать, чтобы вы, тётушка, от Мохнатика и Веничкина отстали. Они теперь на него работают. Или учатся у него. Так и не понял.

— Ух, хитрец какой! — Ведьма взяла с полки прозрачный пузырёк с густым чёрным зельем: — Вот. Пей! Против лая. Сама приготовила.

Чертёнок выпил залпом жуткую чёрную смесь, сморщился, выкинул пустой пузырёк в ведро:



— Ну и гадость… Бррр… — Луканьку аж передёрнуло от горечи. — Как-то мне нехорошо, тётушка… Ай-ай! — Он взглянул на себя в зеркало и закричал ещё громче: — Смотрите, у меня лохматость повысилась! Ужас-то какой!

— Ничего страшного: мёрзнуть перестанешь и лаять не будешь! — Ведьма подбоченилась, засмеялась. — В панику не впадай! Это побочный эффект такой. Скоро всё пройдёт.

— И во рту всё пенится! Что же делать? Что делать? — не унимался чертёнок.

— Ну всё. Хватит! — приказала Ведьма, и Луканька тут же забыл о своей лохматости. — За дело! Надо книгу эту украсть, пока она в руки к людям не попала. А я пока подумаю, как волшебные камни достать.

— Отличный план, тётушка!

— Быстрее лети к аэропортовому Бантику. Скажи, что я в гости его зову! Разговор важный есть.


Чертёнок тут же прыгнул на печку, обратился вороном да вылетел в трубу. Летит, а сам думает: «Скорее бы она уже эти волшебные камни заполучила, а там, глядишь, красоту свою вернёт, подобреет. А я ей пока мужа найду. Замуж выйдет — может, и отпустит меня домой — к папе и маме, в избушку на бесовских копытах. Вот тогда напрыгаюсь по болотам, с братьями и сёстрами в салочки на косточках наиграюсь вдоволь».