Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Светлана Кузнецова

Хранительница. Меч Дракона

ГЛАВА 1

Наконец-то долгожданный отпуск. Конечно, получить отпуск осенью — не самый лучший вариант, но, когда нет альтернативы, берем то, что дают. С начальством, как говорится, не поспоришь. Когда тебе двадцать пять лет, приходится из кожи вон лезть, чтобы чего-то добиться в жизни. Отсутствие детей и мужа, а также мои ночные бдения на работе были наконец-то замечены руководством, за два года работы на фирме я успела продвинуться по службе и теперь занимала должность начальника отдела. Из-за этого и пришлось идти в отпуск осенью, так как летом была самая горячая пора в прямом и переносном смысле. Работы — завались, а сотрудники поголовно рванули в свои законные отпуска. Ну а если законный не получился, то всегда есть районная медсестра, которая за небольшую мзду с радостью организует тебе больничный на две недели. Вот так и получилось, что «хмурое» время года стало моим отпускным. Ну, по крайней мере, можно отоспаться, заняться наконец-то собой и в кои-то веки привести в порядок квартиру, а то с этой работой ни до чего руки не доходят.

К счастью, в первый же день моего выстраданного отпуска погода расщедрилась на царский подарок. В ее многодневной хмурости случился кардинальный перелом в Лучшую сторону, что меня, естественно, не могло не порадовать. Выглянувшее из-за туч солнышко подсушило лужи и весело играло на свежевымытых окнах моей квартиры. Решив, что в такой день сидеть дома — просто преступление против себя, любимой, я быстро собралась и выбежала на улицу. Да здравствует свобода!

Планов было — громадье. Сначала в парикмахерскую, навести марафет и сделать маникюр. Потом марш-бросок по магазинам, приобрести себе что-нибудь приятное и совершенно бесполезное — очень, знаете ли, поднимает настроение. И на обратном пути нужно еще заскочить в супермаркет и прикупить чего-нибудь вкусненького себе и коту Прошке. Гулять так гулять!

С честью выполнив все намеченное, я шла домой с полными сумками и с чувством глубокого удовлетворения. Даже сентябрьский отпуск уже не казался таким уж плохим вариантом. Загрузив полный холодильник и выложив в Прошкину миску кусочки свежей печенки, села разбирать покупки. Чудесная легкая блузка с прозрачными вставками по бокам и с серебристой шнуровкой на рукавах и декольте заняла почетное место в гардеробе. Фарфоровый котенок, так похожий на моего Прохора, поселился на кухонной полочке. Все равно живой Прошка постоянно ошивается там же, вот пусть и смотрят друг на друга. Сделав себе несколько бутербродов с ветчиной и свежим огурчиком, я раскрыла новую книжку, приобретенную на лотке возле метро.

Я, конечно, понимаю, что это не высокоинтеллектуальное чтиво, и многие, увидев у меня в руках эту книгу, презрительно наморщат нос и начнут рассуждать о Шекспире и о мировой классике. Нет, я ничего против Шекспира не имею, мне и самой он очень даже нравится, но, когда ты с утра до позднего вечера загружена работой, мозг хочет отдохнуть. И тогда, чтобы развеяться, я покупаю какой-нибудь роман в стиле фэнтези и погружаюсь в мир приключений, веселья и опасностей, из которых герои ВСЕГДА выходят победителями. Жаль, что в настоящей жизни все не так, а намного прозаичней и обыденней. Никого не волнует, насколько ты смел, весел, находчив и любознателен. Самый главный критерий — это насколько ты благополучен в жизни (притом благополучие оценивается исключительно твоим материальным положением) и как хорошо справляешься со своей работой.

Грустные размышления прервал телефонный звонок.

Не дай бог — с работы. Тогда я точно скажусь больной и ни за какие коврижки не выйду, пусть хоть потоп. Имею я право наконец на свой законный отпуск?

К несчастью, звонок оказался не с работы (вернее, то, что это к несчастью, я поняла гораздо позже, а тогда просто обрадовалась). Это звонила моя подруга детства Наташа.

— Алло, привет, Наташка-промокашка. — Это старое прозвище моей подруги, и иногда, когда у меня хорошее настроение, вот как сейчас, я позволяю себе немного ее поддразнить.

— Привет, Ликуся, скажи, тебя можно поздравить с первым днем отпуска? Или, не дай бог, твое начальство опять передумало?

— Да нет, Наташ, у меня все в порядке. Я отоспалась, пробежалась по магазинам и сейчас чувствую себя просто превосходно, валяясь на диване. Какой же это кайф, никуда не надо рано вставать, никуда не надо бежать, я просто в полной эйфории!

— Надеюсь, ты уже все приготовила на завтра? Смотри, завтра собираться времени не будет, выезжаем с самого утра! — Звонкий Наташкин голос так и горел энтузиазмом.

— И куда это мы должны завтра выезжать? Я вообще-то на ближайшие несколько дней ничего такого не планировала. Может, ты обойдешься без меня? — Я почувствовала, что хорошее настроение начинает куда-то быстро-быстро уползать.

— Ну, ты даешь, подруга! А кто неделю назад, в выходные, громче всех кричал, что Вадик абсолютно прав и всем нам надо вспомнить детство, и «Айда все за грибами!»? А теперь что же, в кусты? Ну уж нет, сказала «а», говори теперь «б». Тем более что твой отпуск только начался, успеешь еще и отоспаться, и на диванчике отлежаться. Еще и пролежни належишь!

И какой черт меня дернул пообещать этому придурку Вадику отправиться с ним завтра с утра за грибами? Я ведь ненавижу вставать рано утром, и еще более сомнительное удовольствие плестись по мокрому лесу, стряхивая с себя паутину и мелких жучков, в насквозь промокших по колена джинсах. Спокойно можно купить кучку подосиновиков и белых и объявить, что грибная охота прошла как можно лучше. Во всем виновата та безбашенная попойка, а ведь как все начиналось замечательно…

Очередной выход в Интернет ознаменовался поиском бывших одноклассников, а заодно и одногруппников, в результате откликнулась куча народа (причем как известного, так и неизвестного), договорились встретиться в кафе на Тимирязевской. Хорошо посидели, но, как водится, показалось мало, и все плавно переместились к какому-то милому мальчику Паше, у которого оказаласьйршер-шенно свободная квартира, недалеко, у метро «Савеловская». Дальше уже помнится с трудом, последние воспоминания — это то, что поход за грибами было решено воплотить в жизнь посредством выезда на двух машинах через недельку, в следующие выходные. И вот теперь настали эти самые выходные, и я обязана вставать в несусветную рань, так как одной из этих машин была моя малолитражка, а отвертеться от столь почетной обязанности у меня не получилось. Так что вопиющий глас народа в лице тех же Вадика и Пашки и подпевающего хора из Наташки, двух девчонок и какого-то незнакомого парня не оставил мне никаких шансов.

Натянув джинсы, я покормила кота, который лениво посмотрел на меня и решил, что его хозяйка явно сошла с ума, раз поднялась в пять утра в такой мерзкий день (за окном опять моросил осенний дождик). Прихватив с собой термос с горячим кофе, я храбро вышла в стоявшую на дворе осеннюю хмарь. Разогрев машину и погрузив нехитрый скарб (корзинку, рюкзак, бутерброды), я уже решила, что можно со спокойной совестью отправляться досыпать, однако моим мечтам не суждено было сбыться. Рядом припарковался раздолбанный «мерсюк», и Пашка бодрым голосом возвестил о начале крестового похода.

— А чтоб тебя! — с досады я сплюнула прямо себе на кроссовки.

Короче, приехали мы в лес, аж на сто одиннадцатый километр. Именно на данном километре, по словам Пашки, грибов было ну просто завались. Интересно, откуда он начинал считать? По моим скромным подсчетам, мы отмахали за сто сорок кэмэ (судя по карте), хотя Пашка с пеной у рта доказывал, что я как представительница женского пола просто не могу разбираться в картах и спорить с мужчинами не имею права. Тем более что прямо у обочины дороги стоял какой-то совершенно непонятный покосившийся знак с цифрами «111 км», на который мне и было указано с соответствующим апломбом. Решив не заострять внимания на таких мелочах, я с ужасом обозревала затянутый осенней хмарью лес, еле проглядывающий сквозь мокрый туман. А потом, тихо постанывая, взвалив на себя свои вещи, еще черт знает сколько шла в компании таких же несчастных, как и я, подгоняемых преувеличенно бодрым голосом Пашки, по полю до этого самого леса, так как никакой возможности подъехать ближе не было.

Дорога отсутствовала в принципе, а жилья здесь, похоже, отродясь не было, и спросить, куда мы приехали, оказалось совершенно не у кого. Даже вездесущие грибники отсутствовали, и по этой причине я уже готова была поверить в то, что грибы мы все-таки соберем. Но, как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. В общем, пока дошли до леса, не только я, но и все остальные, включая Наташку, готовы были этого Пашку пристрелить (Ленка, зараза, ехать отказалась, сославшись на больную маму в самый последний момент). Короче, мои бутерброды были сожраны в две секунды, так как никто другой свои запасы из машины предусмотрительно не забрал, видимо, собираясь заправиться на обратном пути. Интересно, а со мной кто-нибудь поделится? Сосны, ели и кучи валежника, может, кого-то и вдохновляют на поэзию, но на меня все это подействовало крайне удручающе. Какого черта, я ведь не сайгак, чтобы прыгать по всем этим валежинам и выискивать с лупой среди жухлой листвы коричневые шляпки опят. Преувеличенно бодрые голоса моих попутчиков не могли вселить бодрость и в меня, так как ноги уже гудели немилосердно, а в обратный путь что-то никто пока не собирался. Растерянно посмотрев на стремительно расползавшихся в разные стороны спутников, я судорожно вцепилась в подвернувшуюся под руку Наташку и категорически заявила всей нашей гоп-компании:

— Я готова поделиться всем, что найду в этом лесу, — ну там грибами, ягодами, орехами, — главное, не бросайте меня, а то я в лесу ориентируюсь, как свинья в апельсинах. Еще мой бывший муженек говорил: «Дорогуша, у тебя топографический кретинизм». И он был прав.

После озвучивания этого монолога вся гоп-компания твердо пообещала из виду меня не выпускать и вообще быть всегда начеку. На этой благой ноте все дружно и ломанулись в лес. Первые часа два ничего интересного не происходило. Нельзя же назвать интересным то, что я промокла по пояс, так как одна из всех умудрилась забрести в болото (потом долго все удивлялись: «И где это ты его нашла?») и подцепила клеща (хотя клещ в сентябре — огромная редкость). После моих истошных криков и последующей возни с вытаскиванием мерзкого насекомого все дружно сообщили мне, что по пустякам больше не будут сбегаться, а то получается не поиск грибов, а действия службы спасения МЧС.

Правда, компасом меня обеспечили и как пользоваться им показали, а также — в какой стороне находятся наши машины и то злополучное поле, которому нет конца и края. Ну и фиг с вами со всеми, неужели я не смогу грибов найти, в конце концов не такая уж сложная наука, всего-то и надо пройтись по лесу и собрать в корзину эти «дары природы», выделяющиеся блестящими коричневыми шляпками. По мне, так куда сложнее выторговать на рынке у махрового торгаша существенную скидку, а у меня это всегда получается. Даже знакомые предпочитают идти со мной на рынок или в магазин, так как только тогда могут быть уверены в своей удачной покупке. Они даже прозвище мне дали «Контрольная закупка» (за глаза конечно, думая, что я не знаю).

Топая по буреломам и буеракам и попутно пиная ярко-красные мухоморы (почему-то только они и попадались мне на глаза), начинаю сочинять особо несусветную гадость для друзей и боевых подруг, особенно для любимой подружки Ленки, чтоб ей икалось. И тут я натыкаюсь на какой-то горб, нога запинается о корень дерева, и я лечу кувырком прямо в откуда-то взявшуюся воронку. Мои вопли и мат должны были слышать и в соседнем лесу, однако, столь трогательно отзывавшихся в первые полчаса на любое мое оханье и ауканье друзей на этот раз не слышно и не видно. Повертев головой, я с удивлением замечаю черный провал в левой стенке воронки, появившийся, вероятно, вследствие моего падения. Любопытство всегда было моей большой проблемой, и, не в силах его побороть, я подползла поближе и заглянула в провал. Когда глаза привыкли к темноте, увидела обыкновенную полуразрушенную землянку, наверное, оставшуюся еще со времен Великой Отечественной войны. Почему-то захотелось залезть внутрь и посмотреть поближе, что я и сделала.

Осмотр меня разочаровал и зародил подозрение в ее еще более раннем создании. Не знаю, что я надеялась там увидеть, однако полная убогость жилища (земляные стены, земляной пол, сырость и запах прелой листвы), а также его частичное обрушение (сквозь щели в крыше или то, что в данном случае ею служило, местами пробивался дневной свет) не смогли привести меня в восторг. Уже выползая наружу, я краем глаза вдруг заметила в стороне мерцающий зеленоватый огонек. Повинуясь своему неуемному любопытству, я вернулась, подползла ближе и дотронулась до стенки, от которой шло свечение. Ковырнув ее несколько раз перочинным ножичком, предназначенным для срезания грибов, я засунула руку в образовавшуюся нишу и нащупала какой-то угловатый предмет. Дрожа от нетерпения, осторожно потащила его к себе и с удивлением уставилась на деревянную резную коробочку, от которой за три километра несло древностью. Сразу же захотелось открыть и посмотреть, что там внутри. Крышка долго не хотела открываться, но если я поставила перед собой какую-то цель, то даже атомная война не сможет мне помешать! Бог знает, с какой по счету попытки, крышка все-таки поддалась. Я задержала дыхание, открывая… Резкая вспышка ударила по глазам и… все, дальше ничего не помню…

ГЛАВА 2

Очнулась я на поляне. Как выбралась из землянки и воронки — понятия не имею. Голова болит как с перепоя. В глазах мутно, и птичек готова поубивать за их невыносимо громкий концерт. Как меня найдут друзья, если эти пернатые заразы так сильно орут, что даже мысли ворочаются с трудом, так как пугаются непривычного шума? В руке зажата какая-то ерундовина, сильно напоминающая крышку от бутылки «Туборга», только поизящней и с каким-то вытянутым зеленым камнем в центре. Этот своеобразный кулон подвешен на цепочку из белого металла очень необычного плетения (каждое колечко подкреплено дополнительной защитой в виде трех других колец разного размера и толщины, сцепленных между собой совсем уж невообразимым способом). Но, в общем, ничего себе так, стильненькая вещичка. Недолго думая, я повесила ее себе на шею и посмотрела по сторонам на предмет обнаружения друзей, грибов, ну или еще чего знакомого. Непередаваемый запах свежести и молодая зеленая листва на деревьях наводили на совершенно бредовую мысль, что вокруг царит поздняя весна, когда уже достаточно тепло, но жара и нудная мошкара еще не начали досаждать. В общем, полный абзац, как сказал бы мой друг детства Колька. Либо я головой приложилась гораздо сильнее, чем показалось сначала, либо я уж и не знаю что… Покричав пару раз для проформы и не услышав ответа, я попробовала определиться со своим местоположением. Ничего страшного, но и ничего утешительного.

Вообще-то довольно-таки милое местечко, птички поют, солнышко припекает. Сейчас бы бутылочку холодненького пивка и сигаретку с ментолом. К сожалению, ни того ни другого в наличии не имелось. Пива с собой не взяла, так как была за рулем, а курить я решила бросить и вот уже месяц стоически терпела нечеловеческие муки, но упорно не сдавалась. Все-таки ящик коньяку пятилетней выдержки проигрывать совершенно не хотелось.

Месяц назад, на дне рождения Ленки, мы поспорили, что если я в течение полугода не буду курить, то получу ящик коньяку по своему выбору (не особо, конечно, наглея). Ну а если проиграю, то тот же ящик коньяка и еще одно желание на ее выбор. А, учитывая непредсказуемый характер Ленки, желание могло быть ого-го-го!!! Так что курева у меня в наличии не имелось, впрочем, как и спичек, и запасной сухой одежды, и сухпайка. Короче, надо выбираться отсюда, пока не покрылась плесенью от испарений (мои куртка и брюки насквозь промокли после шатания по сырому лесу, ползанья за грибами, а на солнышке от всех моих шмоток ощутимо повалил парок). Разоблачившись до мятой футболки и трусов и развесив вещи на ближайших кустах, я занялась анализом сложившейся ситуации. Спичек нет, мобильник не работает, есть хочется зверски, а в рюкзаке только пустой термос из-под кофе, и понять, где я нахожусь, сам черт голову сломит. Фэнтези я, конечно, уважаю и даже изредка почитываю, пытаясь уйти от жестокой действительности нашей жизни, но всерьез поверить во что-то подобное у меня фантазии не хватает. Наверное, я слишком приземленный человек, и жизнь приучила ко всему относиться с оглядкой, но то, что я видела вокруг, ни в одни каноны не укладывалось. Если только я не попала на какой-нибудь засекреченный полигон, где проходят испытания, связанные с глобальным потеплением и отражением этого самого потепления на нашу матушку-природу. Однако если это засекреченный полигон, то где тогда охрана и каким образом меня сюда занесло? Ой, чувствую, мне эти выходные и грибочки в лукошке еще аукнутся! Ладно, надо определяться с направлением и куда-то двигаться. Немного подумав и отдав предпочтение южному направлению, я постаралась припомнить, на какой стороне дерева должен расти мох — на севере или на юге. Подойдя к ближайшему дереву и обследовав его на ни предмет, с тоской поняла, что ничего похожего на виденный мною ранее пушистый коврик от ботаники не наблюдается вообще. Ну и что прикажете теперь делать? Ладно, бог с ним! Сидеть и распускать нюни нет смысла, все равно никто не пожалеет и к груди не прижмет. Надев вставшие колом джинсы и повязав на поясе высохшую куртку, я решительно зашагала куда глаза глядят (а точнее, ломанулась, как лось, сквозь непролазную чащу).

Где-то через полчаса импровизированного марш-броска начался нестерпимый зуд на шее и тупая накатывающая боль в висках. Завидев впереди прогалину, я из последних сил вывалилась на поляну, практически идентичную той, с которой не так давно сбежала. Боль в висках стала уже нестерпимой, и, плюхнувшись на мягкую травку, я только блаженно закрыла глаза, как тут же провалилась в небытие, напоследок успев отметить начинающееся жжение в груди. Сознание как будто засосало в воронку, что-то наподобие смерча. Ощущение, прямо сказать, не из приятных. Внутренним зрением я видела какие-то сполохи, бегущих людей, эльфов, гоблинов и еще черт знает кого. Кто-то что-то кричал, а потом все… темнота. Очнулась в сумерках, голова не болела, и сначала я долго не могла вспомнить, что со мной произошло и даже как меня зовут. Господи, ведь приснится же такое!.. Потянувшись, я перевернулась на спину и плавно перетекла в сидячее положение. Оглянувшись по сторонам, увидела, что меня окружает вековой лес (если это не вековой, то уж и не знаю, как он должен выглядеть). Дубы в три обхвата (а моих так и все пять, а может, и десять будет), кусты в рост человека, травка правда мягонькая такая. Я похожую, только меньшей высоты, видела на даче одного ухажера моей школьной подруги Ирки, когда он нас пригласил на шашлыки. Только там эту травку подстригали чуть ли не три раза в неделю, плюс различные средства для хорошего роста, строго по часам полив и все прочие радости жизни ботанических насаждений на участках наших олигархов. А здесь травка гораздо пышнее, мягче и гуще, без всяких благ цивилизации, прямо посередине леса. Чудно…