Жанры

Дмитрий Коваленин — переводчик и востоковед, познакомивший русскоязычных читателей с таинственными мирами Харуки Мураками, — прожил в Японии 15 лет. Полное погружение в культурную среду и личное знакомство с Харуки Мураками позволили ему разобраться во всех головоломках и хитросплетениях, на которых строятся романы легендарного японского автора. Новая книга приоткрывает двери в «святая святых» японского «эго» — Ко́коро. Мы отправляемся в путешествие по Второму периоду творчества великого японского писателя: с трагической «Подземки» и душераздирающего «Кафки на пляже» до воздушного «Послемрака» и эпохального трёхтомника «1Q84». Скрытые авторские намёки и неизвестные японские мифы, параллельные миры и провалы во времени, потери и находки героями Мураками самих себя — в увлекательном трипе Дмитрия Коваленина по мирам Харуки.

Совершенно новое, дополненное и переработанное издание первой книги главного, как его называют фанаты, переводчика Харуки Мураками, посвященное великому современному японскому писателю. Автор исследует его феномен: почему он до сих пор так и не получил Нобелевскую премию по литературе, несмотря на то что входит в шорт-лист на протяжении последних 15 лет, почему его соотечественники считают его слишком «западным», а во всём остальном мире — «самым японским японцем», почему в его книгах так много джаза, а сами они настолько кинематографичны, что по ним невозможно снять ни одного фильма. Мы погружаемся в миры, придуманные Мураками, и слышим их песни ветра, чтобы взглянуть на нашу реальность совсем другими глазами.

Жан Бодрийяр (1929–2007) — изобретатель терминов «гиперреальность» и «симулякр», «великий провокатор» современной философии, автор произведений, совершенно изменивших само отношение к жизни современного общества, один из самых значимых мыслителей эпохи постмодернизма, которого, собственно, многие исследователи считают не иначе как «отцом-создателем» постмодернистской философии. Политика и экономика, культура и масс-медиа, искусство и даже мода — вот лишь немногое, на что, вольно или невольно, удалось радикально повлиять Бодрийяру.

Общество потребления — общество самообмана. Общество, которое гонится за бессмысленной и бессознательной иллюзией счастья. Общество, в котором сама необходимость потребления давно уже стала иррациональной самоцелью, «индустрия красоты» приравняла женское тело к «товару», а «философия успеха» обесценивает человеческую индивидуальность.

Работа Жана Бодрийяра, вышедшая в 1970 году, в буквальном смысле взорвала мироощущение молодых интеллектуалов всего мира. Абсолютную справедливость этой книги ежедневно доказывает в наше время сама жизнь современных цивилизованных стран — с ее дауншифтингом и «осознанным потреблением», неприятием «культа роскоши», возвращением к нематериальным ценностям, расцветом феминизма и даже медленной смертью «индустрии высокой моды» и «индустрии красоты».

2 августа 338 г. до н. э. около небольшого городка Херонея, расположенного в Центральной Греции, на обширной равнине встретились македонская армия под командованием царя Филиппа II и войска антимакедонской коалиции греческих городов-государств. В последовавшей затем битве эллины потерпели сокрушительное поражение. Наступила новая эпоха, связанная с завоевательными походами македонской армии на восток, которые возглавил сын Филиппа II Александр.

За три года воины Александра разгромили крупнейшую державу мира — Персидскую империю, после покорили Среднюю Азию и вторглись в Индию. За 10 лет войн Александр создал мировую империю, простиравшуюся от Греции до Индии.

Что позволило македонцам разгромить лучшие армии мира и покорить всю Ойкумену? Почему после смерти Александра Великого воины его победоносной армии оказались по разные стороны баррикад и сражались друг против друга? Была ли возможность сохранить великую империю Александра Македонского?

На эти и многие другие вопросы дает ответы в своей новой книге Михаил Елисеев.

Что скрывается за гротескной, местами комичной эстетикой Иеронима Босха? Какое отношение к современному ему обществу художник выражал через свои эксцентричные сюжеты? Чем инфернальное Средневековье Босха так цепляет нас? Откуда на холсте появился беременный император и почему, наконец, совы — не то, чем кажутся? Ответы на эти интригующие вопросы — на страницах этой книги, глубокого и насыщенного исследования творчества нидерландского мастера.

Легенда мировой живописи, Босх прославился не столько как талантливый рисовальщик, но как искусный мистификатор, изобретатель собственного живописного языка, в котором низменное переплетается с возвышенным, порочное безжалостно обличается, а повседневное и «нормальное» извращается в макабрической пляске. Познать Босха — значит заглянуть в сознание средневекового человека, понять, над чем он смеется, чего боится, что презирает, а перед чем благоговеет. Подобрать ключ к витиеватому символизму художника удалось Валерии Косяковой — автору нашумевшей книги «Апокалипсис Средневековья», кандидату культурологи, преподавателю РГГУ и сотруднику Центра визуальных исследований Средневековья и Нового времени.

В этой книге собраны костюмные биографии шести великих людей. Разделенные веками, все они были иконами стиля своего времени. Теперь мы можем увидеть их жизни сквозь призму моды и истории костюма — под новым, неожиданным углом. Ведь в одежде отражается и личность ее обладателя, и сама эпоха.

Безмолвным деталям костюма, запечатленным на старых фотографиях и портретах, Ольга Хорошилова помогает обрести голос.

Книга написана в том числе на основе неопубликованных архивных материалов.

Автор: Мария Кича

Впервые на русском языке многовековая история загадочного священного города — Мекки.

Мекка — запретный город для немусульман, место, куда не попадет большинство людей, никогда и ни при каких обстоятельствах. Это город, о котором можно только прочитать.

Книга содержит уникальный материал, впервые переведенный на русский язык (заметки путешественников, ученых, философов — как восточных, так и западных).

Вы найдете в книге множество увлекательных бытовых подробностей (быт мекканцев, их распорядок дня, увлечения, занятия, времяпрепровождение, кухня, архитектура, источники дохода, войны и политика, отношения друг с другом и с окружающим миром). Этого не видят и не знают даже те, кто совершил паломничество в Мекку.

Профессор НИУ ВШЭ Олег Воскобойников станет вашим проводником по завораживающему миру Средневековья и расскажет, чем же люди, жившие много веков назад, отличались от нас, а чем — были похожи, откуда черпали вдохновение, как любили, как выстраивали иерархию власти, как воевали. Вы отправитесь в средневековый храм и узнаете, как найти частички Средневековья в современных музеях, сможете посмотреть на историю под новым углом и найдете ответы на множество любопытных вопросов.

Книга посвящена бытованию в культуре трех основных психоэмоциональных состояний — страха, скандала и безумия. Ведущие специалисты из России, Франции, Америки и Израиля предлагают читателям увидеть скрытые смыслы, лежащие в основе хорошо знакомых произведений: «Ревизор», «Преступление и наказание», «Идиот», «Дядя Ваня», «Мелкий бес», «Лолита» и многих других. Фигуры Гоголя, Достоевского, Чехова, Набокова предстают перед читателем в новом свете. Страх является сильным толчком в развитии личности человека. Но он может стать причиной ее коренного изменения, разрушения, а иногда и гибели. Литературные скандалы вскрывают новые подробности писательских биографий и культурного быта эпохи, что находит воплощение в творчестве литераторов и артистов. И пожалуй, самая интригующая часть книги, вводящая в мир литературного безумия, рассказывает о письме как патологии. Об эпигонах и подражателях, о психически нездоровых героях книг, бреде и галлюцинациях, выполняющих, однако, важные художественные задачи в произведениях.

Автор: Мурад Аджи

Книгу эту я писал лет двадцать, а шел к ней всю жизнь. Судьба? Наверное. Ибо «что должно произойти, то — неизбежно». Так и случилось, ход жизненных событий сам, шаг за шагом, и не всегда по моей воле, открывал тайнопись лабиринтов Времени. Осторожно, порой наощупь я продвигался вперед по бесконечному пути в прошлое.

Автор книги с иронией рассказывает, кто, как и зачем использовал алкоголь в изобразительном искусстве (от Античности с ее дионисийским и вакховским культами) и до мировых шедевров Ван Гога и Пикассо. Что пили литераторы, кинематографисты и другие деятели культуры? Это и многое другое в эксклюзивной дебютной книге от Максима Жегалина.

В книге “Застолье Петра Вайля” собраны выступления знаменитого писателя на Радио Свобода — с 1986-го по 2008 год. О себе и других; о литературе, музыке, кино, театре, телевидении, политике, кулинарии и сексе.

В предисловии Иван Толстой заметил: “Хотя никто не назвал бы Петра приверженцем студии, тем не менее, радио удивительно гармонировало с его натурой. Здесь по определению военная дисциплина: это почтальон может переждать дождик под деревом, а радиоведущий, хочешь — не хочешь, открывает рот при включении красного фонаря. В эфире не должно быть пауз. И это Вайлева стихия”. Так же бесспорно, что и сам Вайль — стихия. Публикуемые в книге воспоминания тех, кто близко знал Вайля, подтверждают это.

Сергей Аркадьевич Иванов — профессор Национального исследовательского университета “Высшая школа экономики”, специалист по культуре Византии, популяризатор науки. Его книги и лекции обладают уникальной особенностью: они делают живыми и близкими вещи вроде бы нам знакомые, но не до конца понятные. “Блаженные похабы” не исключение. Здесь такое общеизвестное и вместе с тем загадочное явление, как юродство, рассматривается с точки зрения истории культуры.

В своей книге профессор Кэролин Ларрингтон рассказывает о происхождении мифов в дохристианской Скандинавии и о том, как они сохранились в археологических артефактах и письменных источниках: древнескандинавских сагах и стихах, а также в менее одобрительных описаниях средневековых христианских писателей.

Она прослеживает их влияние на творчество Вагнера, Морриса, Толкина и даже Мартина, который полностью описал в «Игре престолов» Великую зиму из скандинавского мифа.

Автор: Мэри Бирд

Идея «цивилизации» всегда обсуждалась. В основе этих дискуссий лежит большой вопрос о том, как наши предки — от древности до наших дней — изображали себя и других, как людей, так и божеств. Выдающийся историк Мэри Бирд исследует, как искусство формировалось и создавалось людьми, создавшими его. Как мы смотрели на эти изображения? Почему они иногда были такими спорными?

В первой части она исследует, как человеческая фигура изображалась в одном из самых ранних произведений искусства в мире — от гигантских каменных голов, вырезанных ольмеками Центральной Америки, до статуй и глиняных изделий древних греков до терракотовой армии первого императора Китая. Она объясняет, как одна конкретная версия представления человеческого тела, которая восходит к древнему миру, все еще влияет (и иногда искажает) то, как люди на Западе видят свою собственную культуру и культуру других. На протяжении всей этой истории она интересуется не только художниками, которые делали изображения, но и теми, кто их использовал, просматривал и интерпретировал. Другими словами: как мы выглядим?

Во второй части Мэри Бирд обращается к отношениям между искусством и религией. На протяжении веков религия вдохновляла искусство: от индуистского храма в Ангкор-Вате до христианской мозаики Равенны и изысканной каллиграфии исламских мечетей.