Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Никакой ты не дракон, — Ив фыркнула и снова принялась рассматривать жука.

— Дракон! — мальчик сжал кулаки, но с места не сдвинулся. Не драться же ему с девчонкой, пусть даже такой вредной, как Ив. Да еще и такой крошечной. Ей уже пять лет, а она ему едва достает до пояса. Хоть руки и чесались врезать ей подзатыльник, но нельзя, отец будет сердиться. Он сын короля, Эйнар Астурийский, наследник Героны, а она обычная девчонка. Но какая же вредная! И смелая. Смотрит на него безмятежно, будто знает, что он ее не тронет. Как жаль, что она не мальчишка, вот бы он всыпал ей тогда!

— Я дракон, Ивейна, — повторил Эйнар, — только я еще не умею обращаться. Мама говорит, мне нужно подрасти и набраться сил.

— А почему тогда Арчи летает? И Лерр, и Севи?

— Ну ты сравнила, глупая! Они же птицы, они родились птицами. А я человек. Мне нужно много сил, чтобы обернуться драконом. А еще мне нужна иллама, ты знаешь, что такое иллама, Ив? Это сила пламени, она рождается вот здесь, — Эйнар прикоснулся к груди и ко лбу, — и здесь.

Ивейна смотрела на него с любопытством, но Эйнар видел, что девчушка понимает в лучшем случае половину из того, что он говорит. Он вздохнул, что поделать, никого более подходящего для игр поблизости все равно нет, а Ив даром что мелочь, зато у нее есть ручные орланы, целых три. Эйнару самому не помешали бы такие орланы, хоть бы один, да где ж их взять? Даже у отца нет своего орлана, а он король целой Героны!

Ив подошла ближе, достала изо рта обслюнявленный пальчик и с интересом прикоснулась чумазыми ладошками к до недавнего времени белоснежной рубашке мальчика, туда, где он показывал.

— Здесь? — она с любопытством разглядывала узкую грудную клетку и худые плечи наследника Героны. — Как здесь может быть огонь?

Ив коснулась головы мальчика.

— У тебя там должен быть ум, а не огонь, — сказала она важно, — как огонь может быть в голове?

— Может, — Эйнар гордо расправил плечи и развернул грудь. Внезапно он дернулся, из его горла вырвался странный гортанный звук, больше похожий на хрип, и мальчик упал на четвереньки.

— Ив, что со мной, помоги мне, Ив! — рубашка треснула на его груди и разорвалась пополам. Он корчился и извивался на лужайке, хватаясь руками за горло, из которого вырывались тонкие струйки пепла.

Ивейна закрыла руками лицо и в ужасе закричала. С ветки соседнего дерева сорвались три орлана и метнулись в сторону дома, видневшегося на пригорке. Эйнар бился о землю, издавая страшные рыкающие звуки, теперь над ним вздымался целый столб дыма и пепла. Ивейна спряталась под старым трухлявым пнем, не переставая надрывно кричать.

Когда на поляну вбежали королевские гренадеры, мать Ивейны Тона и сам король с королевой, они увидели забившуюся под пень вопящую от страха Ивейну, накрывшую голову руками. На пне сидели три нахохлившиеся орлана, распростершие над ней крылья, а посреди поляны извивался дракон. Такой юный, что через его тонкую кожу проглядывали огненные струйки, чешуя даже на вид была мягкой, а перепончатые крылья на солнце просвечивали насквозь.

Тона Верон бросилась к дочери и схватила ее на руки. Ивейна, дрожа всем телом, прижалась к матери, умолкнув, но продолжая со страхом смотреть на дракона. Так значит он не врал, этот наследный принц?

— Эйнар, мальчик мой, — воскликнула королева и протянула к дракону руки.

— Не бойся, Эллирия, я сейчас верну его обратно, — проговорил король Сагидар и осторожно начал подступать к сыну. — Спокойно, Эйнар, спокойно, не двигайся. Не трать силы. Я сейчас помогу тебе.

Дракон скосил на них мутноватый глаз, затем повернул голову, потоптался на месте, расправил крылья и издал грозный рык. Внезапно из его пасти вырвался огненный сгусток и опалил стоящее напротив деревце. Королева Эллирия вскрикнула и рухнула наземь, к ней бросились несколько гренадеров, остальные замерли, боясь шелохнуться.

Сагидар раскинул руки, наклонил голову, и через миг посреди поляны возвышался огромный дракон с багрово-красной чешуей. По сравнению с ним юный Эйнар казался неоперившимся птенцом. Драконы обменялись рычащими звуками, подергали шиповаными хвостами, затем отец взмахнул крыльями, сын повторил его движение, и перед оцепеневшими наблюдателями предстали в своем человеческом обличье король Героны Сагидар Астурийский и маленький принц, совершенно обессиленный, отец едва успел подхватить его на руки.

— В дом, быстро, — отдал приказ король, — вы можете идти, сенора Тона? Я надеюсь, принц Эйнар не причинил вреда маленькой сенарине. Может, вы передадите ее кому-то из моих солдат?

— Она сильно испугалась, ваша светлость, — ответила Тона, крепко прижимая дочку, и при этом умудрившись поклониться королю, — лучше будет, если я сама ее понесу. Давайте скорее осмотрим его высокородие, да и ее светлости тоже нужна моя помощь.

Королева уже пришла в себя и, поддерживаемая гренадерами, смотрела на мужа и сына глазами, полными слез и надежды.

— Сагидар, — позвала она, — скажи, Сагидар, это правда? Мы это правда видели? Он Огнедышащий? Что скажет амир Болигард, когда узнает?

— Не делай поспешных выводов, Эллирия, — осторожно ответил ей муж, — Эйнара должны осмотреть королевские девины и верховный магистрат. Не стоит напрасно беспокоить его величество. А себя тешить пустыми надеждами, — добавил он тише, и широко шагая, направился к дому Абидала и Тоны Верон.

Глава 2

Двумя неделями ранее

Абидал вбежал в дом, размахивая руками, не в силах вымолвить ни слова.

— Что с тобой, муж мой? Чем ты так встревожен? — Тона вышла навстречу, вытирая руки о фартух.

— К нам идет король, Тона, чем мы так провинились? — наконец сумел он выдохнуть.

— Ты говоришь глупости, Аб, наш правитель разумный человек, если он идет сюда, значит у него к нам дело. Если бы мы перед ним провинились, он послал бы за нами своих гренадеров. Надень чистую сорочку, а я сменю фартух и повяжу Ивейне новую ленту. И поторопись, негоже заставлять его светлость поджидать нас у порога.

Когда его светлость король Сагидар Астурийский с королевой Эллирией и наследным принцем Эйнаром в сопровождении гренадеров, растерянных старейшин и благоговейно взирающих на весь этот кортеж селян подошел к дому Абидала Верона, хозяева уже стояли у двери, почтительно склонившись перед своим королем и его светлейшим семейством. Маленькая Ивейна тоже присела в поклоне, но из любопытства поглядывала по сторонам из-под выбившихся кудрей. Над ними, на самой крыше восседали три белоснежных орлана, горделиво выпрямившись, словно статуи в королевском саду. Сагидар на минуту остановился, невольно залюбовавшись величественными птицами.

— Мир вашему дому, сенор Абидал, сенора Тона, сенарина Ивейна, — поприветствовал король Героны подданных Геронской короны и Андалурского трона.

— Да хранит Небесный Бог светлейшего короля Сагидара, светлейшую королеву Эллирию и его высокородие принца Эйнара, — низко поклонился Аб, — и дарует все блага великому амиру Эррегору. Мой дом ваш дом, мой король.

Первыми внутрь вошел придворный магистр с парой гренадеров и осмотрели дом, затем само светлейшее семейство с хозяевами. Принц Эйнар девяти лет от роду был бледен и явно нездоров, но старался держаться прямо и лишь время от времени покусывал бескровные губы.

— Мы пришли за помощью, сенора Тона, — без предисловий начал король, лишь только все разместились в небольшой комнате вероновского дома, — ваша слава целительницы достигла столицы, о вас слагают целые легенды.

— Люди любят придумывать небылицы, — неспешно ответила Тона, сложив руки на коленях, — я простая травница, ваша светлость, мне далеко до королевских девинов.

— Мои девины не могут помочь моему сыну, несмотря на все свои магические штучки, — перебил ее король, — наследник слаб и теряет силы изо дня в день, в нем нет ни искры илламы, а они только Советы собирают.

— Помогите нам, сенора, — тихо попросила королева, — не как подданная своим сюзеренам, а как добрая мать отчаявшимся родителям.

Тона внимательно посмотрела на королеву и, чуть заметно кивнув, повернулась к принцу.

— Вы позволите, ваше высокородие?

Король сделал знак, и все покинули дом, оставив короля с королевой и наследником наедине с травницей. Лишь об Ивейне забыли, а все потому, что она заранее спряталась за сундук, уж больно хотелось ей посмотреть, как матушка будет лечить принца. И этот худосочный бледный мальчишка их принц, наследник всей Героны? В жизни бы не подумала. Принцы на картинках в книжке, которую отец подарил Ивейне на ее пятилетие, были все до единого большими и прекрасными. А еще они были драконами.

Тона осторожно стянула сорочку с худенького принца, долго мяла ему живот, выкручивала руки, прощупывала спину, а потом даже прижалась ухом к узкой груди, дав всем знак сидеть тихо. Наконец она выпрямилась, помогла наследнику надеть сорочку и вновь сложила руки на коленях.

— Ваш сын не болен, светлейший король, светлейшая королева. Ваши девины могут совещаться сколько угодно, а я скажу одно. Ему нужен свежий воздух, простая еда и отвар из драконьей лапчатки с корнем тысячелистника, и через год вы его не узнаете.