Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Тальяна Орлова

Хана драконьему факультету

Глава 1

А со мной так обычно и случается — представишь что-то, просчитаешь все шаги, убедишься в очевидности, успокоишься, а потом прохватываешь хлопот от судьбы, которая будто всегда навеселе. Как бы я хотела, чтобы жизнь потекла по простому сценарию, обрисованному Сатом еще в академической больничной палате.

Нам выделили целых четыре месяца на каникулы, после чего заново начнется предыдущий семестр — это время необходимо для полного ремонта зданий после восстания магов. Я планировала успеть посетить любимое село, рассказать наконец-то семье, что мне пришлось пережить, представить им Сата — хоть и безо всякой уверенности, что моя простоватая родня способна принять настолько высокопоставленного возлюбленного. Но даже в такой мелкий вопрос вмешались другие проблемы. Сат восстанавливался слишком долго, трудное путешествие было запрещено ему лекарями, да и сложно спорить со специалистами, когда видишь собственными глазами — он и через пару недель после ранения едва ходил, с трудом передвигая ноги.

Тема путешествия всплыла сама, когда Сата переводили в родовой замок для продолжения лечения. Разумеется, он тут же предложил мне присоединиться — первый и богатейший дом Дикранов уж точно сможет выделить мне хоть десяток гостевых спален. И в этот момент мой внутренний сумбур достиг вершины:

— Я не могу, — прошептала неуверенно. — Ты сам не понимаешь, насколько подобное двусмысленно? Более того, твои родители как будто и не спешат разделять это приглашение…

— Они пока в шоке, — Сат ответил спокойно. — И это превосходная возможность для них узнать тебя лучше. Рано или поздно состоится общий совет эйров по твоему вопросу, и к тому времени будет неплохо, чтобы мои родители прекрасно осознавали прочность наших с тобой отношений.

В любви Сата я не сомневалась, но определенно не была готова ставить его мать или отца перед фактом — мол, вот, держите, ваша будущая невестка: или ешьте такую новость с удовольствием, или она съест вас, как было обещано в предсказании. Мысль эта не давала мне покоя. Зачем же швыряться козырями? Особенно в ситуации, когда при мне был целый мешочек золотых, позволяющий провести в столице хоть год безбедного существования, не принимая ничьей помощи.

Я знала, что обижу его отказом, и именно потому вставила отговорку:

— Прости, Сат, я очень хочу навестить своих родных!

— Но… — он с трудом сел на кровати. — Я думал, что мы отправимся туда вместе. Уже через пару дней я буду готов!

Он врал — и знал об этом сам. После такой травмы обычный дракон вовсе бы не выжил, но и для эйра удар оказался слишком серьезным. Самое последнее, на что я морально была готова, — добить больного путешествием только с той целью, чтобы не проводить каникулы в его родовом замке. Пусть уж лучше он мучается с моей родней, чем я — с его. В конце концов, кто из нас спокойный и уверенный в себе эйр, которого с детства учили самообладанию? Чур не я!

В итоге я настояла на этом варианте: знакомство с моей родиной можно и отложить, а каникулы уже текут, беспощадно перебирая время. Сат согласился, но порывался мне еще какую-то охрану приписать, а я ужаснулась, как представила: заезжает такая Лорка в золотой карете и вываливается на деревенскую дорогу в парчовом платье, а следом за ней из лесной чащи появляется легион. Сначала драконы — чтобы охранять меня, потом волки — чтобы защищать драконов, а затем уже начинаются тысячи простых смертных, которым очень надо выслужиться и перед драконами, и перед волками. Замыкать процессию будут, конечно, лисы. Где вы видели волков без лис, издали их донимающих? Вот ровнехонько после такого зрелища моего родного села и не станет: кто из жителей не помрет сразу от сердечного приступа и кого не затопчут ненароком, тот откинет ноги чуть позже — от голода, поскольку по деревенским традициям гостей встречают хлебом и солью, а там за последнюю тысячу лет столько соли не собралось бы. В общем, я представила, расхохоталась, опомнилась, что Сат ждет ответа, и уже после аргументированно отказалась.

Ему моя решительность не нравилась — он всякий раз пытался подстроиться, однако наше с ним воспитание сильно различалось, оттого и возникало часто недопонимание.

— Лорка, — Сат говорил мягко, пытаясь убедить. — У меня все еще сохраняется подозрение, что ты не можешь представить нас вместе.

— Как же? — я удивилась. — Мы с тобой уже вместе. Не я ли которую неделю сижу рядом с твоей постелью и держу тебя за руку?

— Вполне вероятно, из благодарности. И я не о том, — он перевел задумчивый взгляд на потолок. — Ты не можешь вовлечься в ту жизнь, которая нам предстоит, когда мы поженимся. Супруга эйра, уж тем паче первого наследника рода, путешествует с помпой, как бы забавно это ни выглядело со стороны обывателей. Чистокровные бросают всем в лицо свое положение — это и наш статус, и наше обычное бытие. Если некий эйр явится перед тобой без золотой вышивки на сюртуке — не верь ему, он не эйр. Понимаешь, к чему я веду? Ты и так будешь бельмом на глазу у привычного общества, так хотя бы смирись с непринципиальными мелочами. Если это вообще возможно.

— Мне нужно время, чтобы привыкнуть к этому ощущению, — ответила я вкрадчиво, но при том понимала — привыкнуть будет не так-то просто, поскольку прямо сейчас я не могла назвать разницу между нами «непринципиальными мелочами». Однако это все-таки были мелочи, если учесть, что больного лишний раз лучше не волновать. Обсудим драконью помпезность чуть позже, когда я явлюсь обратно в столицу, а Сат вновь превратится в самого себя. Дождалась его кивка и продолжила: — Я вернусь задолго до начала семестра, мы успеем провести еще много времени вместе.

— Хорошо. Я обещал принимать всю тебя, какая ты есть, потому спорить не собираюсь. Просто пообещай мне быть осторожной.

Вот именно за это я его и полюбила — зашоренные драконы крайне редко смотрят дальше привычного, но Сат один из немногих, кто еще до знакомства со мной мыслил шире. И именно из-за его необычности наши отношения стали возможны. Так что еще посмотрим, что там случится после нашей свадьбы — может, и он начнет путешествовать по стране в скрипящей повозке!

Я сгладила чуть отяжелевшую атмосферу иронией:

— Неужели без золотого шитья никак нельзя? Вы дышать перестаете без контакта с драгоценными металлами?

— Даже на нижнем белье, — я не поняла, пошутил он или нет, но все же рассмеялась. — Предлагаю в срочном порядке в этом убедиться. Я достаточно здоров для демонстрации. Лекари настаивают на постельном режиме — я очень ответственно отношусь к их предписаниям. Иди покажу.

— Сложи обратно крылья! — я погрозила пальцем. — А то ишь, два бодрых шага сделать не может, но так и норовит любой блондинке все свое золотое шитье показать!

— Не любой, но в остальном согласен, — у Сата только глаза отражали задор, а тон оставался мягким. — Иди скорее, Лорка, я очень хочу тебя испортить до отъезда — тогда и на душе будет спокойнее.

— Ага. А потом ректор меня пришибет за то, что я добила его племянничка вслед за ним. Мы с твоим дядей станем великолепной командой по уничтожению первых наследников родов! Кто там следующий по родовитости — Кайран Нокран?

— Тьфу, ты же его видела — ни одной блондинки не заслужил. Да он и не первый наследник их рода, у него четыре старших брата.

— Ох, нелегкая мне предстоит работа всех-то перебрать, — я расшутилась окончательно.

— С меня начни, Лорка. Я буду тренировочным материалом для устранения всех эйров. Но я постараюсь, чтобы у тебя сил больше ни на кого не осталось.

— Звучит самоуверенно! Эх, Сат, тебе с самомнением надо что-то делать, оно неистребимо. А пока только прощальный поцелуй!

Сат хоть и скривился недовольно, но на ласку ответил так, будто вовсе ни о чем не беспокоился. Конечно, ему не хотелось расставаться. Но в поцелуе он без труда мог угадать, что не хочется расставаться и мне.

* * *

Как бы там ни было, но путешествие мое серьезно отличалось от первого. Все-таки с горстью золотых монет я и повозку могла нанять поприличнее, и забить ее до отказа подарками для семьи.

Мое появление в родных местах на сельской дороге было встречено шумом и криками. Соседи выскакивали из домов приглядеться, кто это там такой к ним пожаловал, а потом, рассмотрев, кричали еще громче. Я и на землю спрыгнуть не успела, когда меня потащили в разные стороны, зазывая на чай и столичные сплетни, хлопали по плечам, приговаривая, что и ткань хороша, и сама я пока роскошной жизнью фигуру не испортила. Увернулась от друзей и знакомых со смехом, побежала к родному дому… да там и застыла, лишь теперь удивившись, что мамку в толпе встречающих не увидела. И теперь холодела от вида заросшей травой калитки и маленьких окон, забитых досками.

Я ведь почти год здесь не была, записки только слала в надежде, что торговцы их родителям вслух зачитают. Ответов не получала — у нас в селе грамотных не водилось. А за год какой только беды не могло случиться…

С трудом перевела глаза на соседку, но та выглядела счастливой и, в ответ на просящий взгляд, быстро объясняла: