logo Книжные новинки и не только

«Созданы друг для друга» Татьяна Алюшина читать онлайн - страница 2

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Почему тогда он так кричит?

— Проснулся, испугался, наверное, — предположил мужчина. — Да и мамаша его из коляски достала, трясет, прижимает к себе и рыдает.

— Да такую мамашу надо прав на ребенка лишать! — переключилась на новый объект активная бабулька. — Это ж надо ума не иметь, чтобы такое творить: дебильники в уши, в телефон пальцем тыкает и пошла ребенка под машину катить! Разве ж это мамаша! Это ж отродье какое-то, а не мамаша!

— Помогите мне встать, — попросила Дина.

— Полежите еще чуть-чуть, — сказал с легким приказным нажимом мужик, — вон уже «Скорая» едет, слышите?

Дина прислушалась. Да, едет, на всю улицу знакомый вой сирены разноситься. А ей и гибэдэдэшная подпевает где-то с другой стороны.

Ну ладно, полежим в таком случае, подождем. А то и правда, мало ли что там с позвоночником, она пока от шока, видимо, даже боли еще не ощущает, но отлично знает, что чуть спадет адреналин в крови, и она такое почувствует… во всех подробностях и деталях, о-ей-ей.

Так что полежим.

— Вы меня сбили? — спросила она мужчину, почему-то все так и продолжавшего сидеть возле нее.

— Я.

Даже односложное, короткое слово, произнесенное им, звучало у него весомо.

— Как? — спросила она, интересуясь подробностями.

Он понял, о чем именно она спрашивает.

— По касательной, в левое бедро. Вы успели дернуться в последний момент, а я успел-таки довернуть. Повезло. На встречке народ среагировал правильно: кто затормозил, кто ускорился и успел проскочить вперед, оставили мне место для маневра. — И вдруг, совершенно неожиданно, он погладил ее по голове, жалея и подбадривая, с какой-то особенной нежностью, и похвалил: — Вы молодец. Вы просто поразительная умница.

И посмотрел прямо в глаза своими странными, казавшимися Дине очень знакомыми темно-янтарными глазами.

На всю улицу надрывался вой сирен приближающейся «Скорой помощи» и машины гибэдэдэшников, ехавшей с другой стороны ей навстречу. Ребенок заходился в истошном крике, мать его громко рыдала и что-то зло отвечала какой-то женщине, отчитывающей молодую мамашу противным менторским тоном. Въедливая бабка выступала за порядок и справедливость, дедок вторил той баском, добавляя напряженности в атмосферу. Машины гудели, пытаясь объехать образовавшуюся пробку, а они смотрели в глаза друг другу, зависнув на какое-то мгновение во времени…

И вновь время ускорилось, события закружились одно за другим. Отодвинув мужчину куда-то в сторону из поля зрения Дины, над ней склонился доктор «Скорой помощи».

Четко, кратко и по существу отвечая на расспросы врача, Дина попыталась повернуть голову, чтобы увидеть, куда делся сбивший ее водитель, но именно в этот момент ее организм решил, что пора показать, как ему плохо, и выстрелил болью во всех пострадавших местах одновременно, да с такой злой интенсивностью, что у Дины перехватило дыхание и невольно брызнули слезы из глаз.

— Ничего, ничего, — поспешил успокоить врач, заметив реакцию девушки на легкое движение и эти ее предательские слезы, — сейчас обезболим и в больничку повезем.

— Что с ней, доктор? — спросил сбивший ее водитель, внезапно появившись рядом с ней.

— Сотрясение, предположительно переломы левого бедра и правой руки, ушибы тела и головы, скальпельная рана, — перечислил доктор. — Точнее после обследования в больнице. Нужна срочная госпитализация.

— Я помогу, — безапелляционным тоном сообщил мужчина.

Очень споро, ловко и быстро Дину перенесли на каталку, спасибо, что достаточно аккуратно — к тому моменту у нее уже боль была настолько сильной, что она боялась снова потерять сознание. Но загрузку каталки в машину «Скорой помощи» остановил гибэдэдэшник, который спросил данные пострадавшей у врача, а потом обратился непосредственно к Дине:

— Заявление писать будете? — И объяснил подробнее, видимо, специально для стукнутых головушкой: — Претензии к наехавшему на вас водителю имеются?

— Какие претензии? — округлила глаза Дина. — Он всех нас спас, ему благодарности надо выносить, а не претензии предъявлять.

— Положим, всех нас спасли именно вы, а не я, — спокойным, ровным тоном возразил ей водитель внедорожника.

И Дина удивилась: оказывается, он никуда не делся, так и стоит рядом с каталкой.

— Ну кто кого спас, это мы разберемся, — проворчал гибэдэдэшник и продолжил опрос пострадавшей: — А к гражданке Володиной претензии предъявлять будете?

— Это мамаша с коляской? — уточнила Дина.

— Да, виновница дорожно-транспортного происшествия, — внес полную ясность полицейский.

— Пока не знаю, — честно призналась Дина.

Что-то ей совсем хреновенько стало, голова поплыла-а-а, в затылке выстрелило острой болью, сильно замутило, а левый бок заболел как-то совершенно нестерпимо.

— Так, все, — прервал разговоры доктор.

И каталку с Диной вкатили в машину.

— Куда вы ее? — спросил водитель внедорожника.

— В Склиф, — ответил доктор.

А мужик вдруг совершенно неожиданно для всех шагнул следом за каталкой в машину «Скорой помощи», склонился над Диной, взял ее за руку и пообещал:

— Я приеду. Сейчас разберусь тут с гибэдэдэшниками и приеду к вам.

— Ладно, — ничего не поняла Дина, но почувствовала что-то необъяснимо приятное от этого его обещания.

А он уже выскочил на дорогу к гибэдэдэшнику, сказавшему ему что-то недовольным тоном.

Только машина «Скорой» отъехала от места происшествия и набрала скорость, как запел смартфон Дины мелодией песенки про Умку.

— О господи, — встрепенулась Дина, — я совершенно забыла!

— Немудрено с такой аварией и ушибом головы, — заметила женщина-фельдшер и протянула Дине ее сумочку.

— Мамулек, — посмеиваясь, сказал ей в трубку сын. — Ты где? Мне тебя все-таки ждать или ты зависла в делах?

— Не ждать, Кирюш, — постаралась придать голосу максимальное спокойствие и даже улыбнуться Дина. — Не пугайся, сынок, но меня сбила машина.

Вы бы не испугались, если бы вам такое сказала мать родная? Вот и Кирилл, проигнорировав призыв к спокойствию, сразу же напрягся.

— Нападение? — чуть ли не прокричал он.

— Нет-нет, — поспешно уверила Дина, — не нападение, честно. Абсолютная случайность. Я тебе все объясню.

— Как ты? Что с тобой? Где ты? — закидывал он ее вопросами.

— Я в «Скорой», меня везут в Склиф, — успокаивала его Дина. — Ничего страшного! — И усмехнулась: — Обошлось в основном «кузовными» повреждениями: гематомы, ушибы, порезы.

— Я еду.

— Ладно, дорогой.

Сегодня в приемном отделении Склифа работал очень даже хорошо знакомый, можно сказать, родной дежурный врач. Дина даже застонала от досады, когда увидела его, вышедшего по вызову регистраторши навстречу бригаде «Скорой».

Ну все, сейчас начнется! Оно и началось, не задержалось.

— Дина! — охнул Егор Ильич, перебивая доклад врача «Скорой» о проведенных экстренных мерах, и спросил о том же, о чем и сын двадцать минут назад: — Господи! Тебя таки достали? Это нападение?

— Нет, Егор Ильич, ничего такого. Просто ДТП. Глупая случайность. — И попросила жалостливо-умоляюще: — Папе не говорите. Я потом, попозже, сама.

— Да как же не говорите! — возмутился Березин и недовольно проворчал: — Сама она! — И, уже не слушая ее, забрал протокол у доктора «Скорой», переключив все свое внимание на его доклад.

— Ну что, — где-то через час вынес он свой вердикт, присаживаясь на стул возле койки, на которой лежала Дина в отдельной, элитной палате (куда ее на время поместили по откровенному блату и самому близкому знакомству), — повезло тебе, Диночка, надо сказать, на удивление. Повреждений и травм внутренних органов нет, позвоночник в полном порядке, даже сотрясения столба не диагностируется, удачно упала.

— Угу, — согласилась Дина и пояснила: — Меня в бок, по касательной зацепило, крутануло так, что я свалилась на руку. Не подбросило, вообще не оторвало от дороги.

— Я ж говорю, повезло, — довольным тоном повторил Березин. — И вот что мы имеем в результате твоих «танцевальных пируэтов»: переломов нет, слава богу. Сильнейший ушиб бедра, синяк знатный будет, красавец, — порадовался он с эстетским удовольствием, в своеобразной манере, присущей хирургам с их несколько специфичным циничным юмором. — Ну и болеть будет соответственно. С рукой похуже дела обстоят: перелома нет, но сильный ушиб локтя, а это такая фигня, сама знаешь, может и воспаление надкостницы вызвать, посмотрим. И ободран, понятное дело, он серьезно. Про снятие скальпа ты в курсе и прочувствовала его, когда тебя зашивали.

Это точно! Прочувствовала еще как! Падая, она попала головой на какой-то острый камешек, слава богу, повезло невероятно, что удар не пришелся на свод черепа, тогда бы уже все. Налетела она на него вскользь, боком и содрала приличный кусок скальпа четыре на пять сантиметров.

Хирургическая сестрица посочувствовала, когда брила волосы вокруг раны, а потом и зашивала это безобразие:

— Так жалко, — сопереживала она, — прическа классная, волосы красивые, и будет теперь плешь сбоку да со шрамом.

— Ничего, отрастет, — успокоила медсестру Дина (почему-то не наоборот, что было бы как-то логичней). — У меня волосы быстро растут.