Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Да, Марина Владимировна, — отозвался тот. — Я жду вас. Вы скоро?

— Простите, Вадим Артурович. Я не приеду.

— Не приедете? Почему? А я вас ждал. У меня для вас есть кое-что важное. Что-то случилось?

— Да. Случилось. Я сбила человека. — Марина нажала на отбой, не дослушав ответ.

Теперь Сергей. Она ткнула пальцем в экран. Раздались гудки.

— Да, милая, — отозвался веселый Сережкин голос. — Я уже дома! Пирог прелесть! Мы с мамой пьем чай.

— Сереженька, у меня беда. — Марина почувствовала, как предательски защипало в носу. — Ты можешь бросить все и приехать? Скорей!

— Приехать куда? — удивился Сергей.

— Я скину локацию. Пожалуйста, садись в машину и приезжай. Немедленно! Я… я наехала на пешехода.

— Как наехала?! Ты что, Мариночка? Как ты умудрилась? Надеюсь, он цел?

— Сережа, он не дышит! Пожалуйста, я умоляю тебя, приезжай.

Позади послышалась сирена «Скорой». Из подъехавшей машины выскочили врачи и склонились над распростертым на земле телом. Марина поспешно отключила вызов и, выйдя на дорогу, молча наблюдала за их действиями. Вокруг уже плотным кольцом столпился народ.

— Ну тут уже все. Остановка сердца. Смерть наступила сразу же. — Один из врачей, средних лет мужчина с рыжеватыми усиками, принялся что-то строчить в планшете. Двое других, парень помоложе и симпатичная черноволосая девушка, о чем-то тихо переговаривались.

Подъехала машина ГИБДД. Из нее вышел полный, похожий на Винни-Пуха майор и вразвалку направился к толпе. За ним шли двое экспертов-криминалистов.

— Попрошу всех разойтись. Не мешайте работать специалистам. Остаются свидетели, те, кто видел, как произошел наезд. Остальные едут по своим делам.

Он кивнул оперативникам, и те, расчехлив инструменты, принялись изучать место аварии — фотографировали, осматривали дорожное покрытие, измеряли тормозной путь и прочее. Майор тем временем подошел к рыжеватому доктору, перекинулся с ним парой слов, затем сфокусировал взгляд на Марине.

— Вы были за рулем?

— Я.

— Давайте документы. Все давайте, права, паспорт, страховку, регистрационную карточку.

— Да, хорошо. Сейчас. — Марина трясущимися руками сгребла документы из бардачка и протянула их майору.

— Моя фамилия Специй, — представился он будничным тоном и углубился в бумаги. Внимательно изучив их, кивнул: — Так, ладно. Теперь пройдемте ко мне в машину, я должен освидетельствовать вас на предмет наличия в крови алкоголя.

Марина прошла вслед за майором и дыхнула в трубку.

— Расскажите, как было дело, — потребовал Специй.

— Я ехала. После знака снизила скорость.

— До сорока? — перебил Специй.

Марина мгновение поколебалась. Все равно они все узнают.

— До 50. И вдруг… вдруг этот человек кинулся мне под машину.

— Как это кинулся? — Специй смешно надул толстые щеки. — Стоял, стоял — и бросился под колеса? Так, что ли? Или он пытался перейти дорогу в неположенном месте? А?

— Ничего он не пытался. Просто рухнул под мою машину. — Марина в отчаянии сжала пальцы в кулаки, так, что ногти впились в кожу.

— Нарочно? Суицид? — Специй снова надул щеки и вытер вспотевший лоб. — Вы что же, совсем его не видели?

— Совсем, — подтвердила Марина.

— Да где ей людей-то видеть! — послышался вдруг резкий и пронзительный женский голос. Марина обернулась и увидела толстую тетку с обесцвеченными завитками на лбу. — Я с ней рядом ехала почитай от самой заправки. Все по телефону трещала, не переставая. Когда ж это кончится? Телефоны эти запретить надо за рулем, товарищ майор. — Тетка угрожающе потрясла своими кудельками и с ненавистью глянула на Марину.

— Она правду говорит? — спросил ее Специй. — Вы в момент наезда говорили по телефону?

— Говорила, но…

— Ваши «но» меня сейчас мало волнуют. Камер тут нет, поэтому будем опираться на показания свидетелей и судмедэкспертизу.

Марина вдруг очнулась:

— У меня же есть видеорегистратор! Там все видно! Видно, как этот человек кинулся ко мне под колеса!

В крошечных, заплывших жиром глазах Специя зажглось нечто, похожее на любопытство.

— Ну. Покажите ваш регистратор.

Марина бросилась к «Пежо». Схватила камеру и вернулась к гибэдэдэшнику.

— Вот.

Он взял регистратор из ее рук. Ленивым движением прощелкал записи.

— Чего вы мне голову морочите! Тут последнее видео от позавчерашнего числа.

— Как от позавчерашнего? — растерялась Марина. — Не может быть!

— Смотрите сами. — Майор пожал плечами и протянул Марине камеру. Она судорожно уставилась в экран: действительно, ни сегодня, ни вчера ничего не записалось.

— Чистить надо иногда регистратор, — презрительно проговорил Специй. — Он же у вас переполнен, а режим «автоудаление» не работает.

Марина молчала, кусая губы. Сколько раз Сережка ругал ее за то, что она не удаляет устаревшие записи. Марина только рукой махала в ответ и беспечно смеялась. Вот и досмеялась.

— Итак, — нетерпеливо произнес Специй. — Подведем итоги. Вы ехали за рулем, разговаривая по телефону, не пользуясь специальными приспособлениями. Не снизили скорость на указателе. Не заметили человека, вышедшего на дорогу. Возможно, ему было нехорошо, возможно, он психически неуравновешен. Доказательств того, что он бросился вам под колеса, нет.

— Может быть, в машинах, ехавших рядом, есть регистратор? — робко проговорила Марина. — Там был парень-врач. Может, у него?

— Мы допросим его. Но вам по-любому придется ответить за то, что произошло. Вы водитель. Водитель должен быть бдительным. Даже если кто-то хочет угодить к нему под колеса — он должен заметить это и предвосхитить. Особенно если дело происходит на участке с ограничением скорости!

— Сажать таких сразу! — снова встряла злобная тетка, которая никуда не делась, а продолжала стоять рядом, с любопытством наблюдая за Мариной и майором. — Сразу за решетку! Убийца!

— Я бы попросил вас замолчать. — Специй недовольно поморщился.

Подошел один из экспертов.

— Товарищ майор, автомобиль технически исправен. Скорость превышена, правда ненамного.

— Все ясно, — мрачно проговорил Специй. — Продолжайте осмотр, — велел он эксперту и уставил на Марину тяжелый и хмурый взгляд. — Вам придется проехать с нами в отделение. Сразу предупреждаю, несколькими часами здесь не отделаться, звоните родным, предупредите. Возможно, вас не будет до самой ночи.

— До ночи? — испугалась Марина.

— Хорошо, если так. Смотря как следствие квалифицирует ваши действия. Если это административная ответственность — то до ночи. А если нет, то это уже уголовка. Можно и в СИЗО попасть. Так что — звоните.

При слове «СИЗО» Марину качнуло. Она судорожно сглотнула и принялась снова набирать мужа.

— Да, Мариш, я уже вышел. Скоро буду. Ты так и не сбросила мне точку.

— Послушай, Сереж, сюда ехать уже не надо. Меня везут в отделение полиции. Не знаю какое. Говорят, допрос может продлиться до ночи.

— Они что, с ума там посходили? — возмутился Сергей. — Он, этот тип, пришел в себя? Что, так сильно пострадал?

— Сереженька, он… он мертв. Он погиб… — Губы у Марины дрогнули, из глаз хлынули слезы.

— Все, едем. — Специй цепко взял ее за плечо.

— Мариш! Мариша!!! Я не понял! Повтори, что ты сказала… — клокотал в трубке голос Сергея.

— Уберите телефон, — жестко велел Специй. — Предупредили, и ладно. Потом еще будет возможность позвонить. Поехали.

Он посадил Марину в автомобиль и захлопнул дверцу. Взревела сирена. Машина выбралась из кольца зевак и понеслась по шоссе.