Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Служба, скажем прямо, тяжелая и порой опасная. Демон, которого я уничтожила сегодня, относился к низшим. Обычно на борьбу с такими посылали Изгоняющих первой или второй ступени, поскольку от них требовалось минимум энергии. Я, будучи одной из сильнейших, являлась дланью Ордена пятой ступени. Чаще всего мне приходилось выслеживать тех, кто укоренился в нашем мире, выпив душу своего носителя и напитавшись магией. Редко обходилось без травм и разрушений, но я не жаловалась, получая за риск высокую оплату.

Сегодняшнее изгнание было всего лишь ниточкой, ведущей к главной добыче — высшему демону. Твари, что спряталась среди людей, ослабляя их волю и подготавливая для заселения низшими.

Шагая по темным улицам Аваля, я с предвкушением ожидала встречи со своей жертвой, с каждым ударом сердца все сильнее ощущая разгорающийся в крови азарт. Бой с демоном всегда походил на искусную игру, которая затягивала меня, подобно омуту. Несмотря на опасность, я не столько не могла, сколько не хотела отказывать себе в развлечении. На моем счету было больше сотни высших. На память о каждом из них я хранила маленькие трофеи. В моем столичном доме, на подземном этаже, располагалась коллекция, которая в скором времени могла посоперничать с тайниками Ордена.

Усмехнувшись своим мыслям, я свернула на главную площадь и буквально через десяток домов оказалась напротив двухэтажного особняка с огромными окнами. Сквозь неплотно задернутые шторы лился теплый свет, позволяя наблюдать за происходящим. Часы подсказывали, что время охоты пока не пришло и я успею подзарядиться энергией в теплом и уютном месте.

Единственный приличный ресторан располагался в респектабельном районе Аваля. Я добралась до него на двуколке и, устроившись в углу возле окна, заказала себе мясной рулет с картофельным гарниром, а еще — пирожных. Целых три: фруктовое, шоколадное и творожное. Об этой моей маленькой слабости знали все в Ордене, нередко задабривая, если им нужна была помощь.

Пока повар трудился над заказом, я прикрыла глаза и позволила себе расслабиться, отпуская на волю силу. Невидимой паутиной оплетя весь зал, она выделила среди присутствующих несколько самых ярких, самых светлых точек, лучащихся счастьем, словно маленькие солнышки. Зажмурившись от удовольствия, я потянулась к ним, постепенно впитывая в себя чистые, ничем не замутненные эмоции и преобразуя их в магию. Сегодня мне хотелось именно этого сладкого вкуса.

У каждого одаренного был свой способ преобразования энергии, необходимой для наполнения магического резерва. Кто-то черпал ее из магических потоков, пронизывающих наш мир. Кто-то отдавал предпочтение чистой энергии Источников. А были такие, как я, заимствующие энергию из чувств и эмоций. Благо, что нас было совсем мало и относились мы… к демонам. Не напрямую, потому что эти твари не могли иметь детей в чужой оболочке — темная сущность выжигала любую чужеродную энергетическую структуру. Но вот бывшие одержимые, не до конца излечившиеся от тьмы, являлись носителями темного дара и могли передать его своим детям. Из поколения в поколение эта сила очищалась и в определенный момент становилась очень полезной в борьбе с тем, что ее породило. Мне не повезло родиться в семье с темным прошлым, выжить на обряде посвящения и стать одной из дланей Ордена, заслужив почетное звание Изгоняющей.

Вечер шел своим чередом, я медленно смаковала ужин, отдавая должное таланту повара. Сполна насладившись сладким десертом, я обменялась ничего не значащими улыбками с парой симпатичных посетителей, сделав мысленную пометку сходить на свидание, а затем отправилась на дело. Дом господина Турека встретил меня темнотой, подстегивая охотничий азарт, который я не в силах была сдерживать…

Глава 2

— Ненавижу провинции! — прошипела я, медленно расстегивая многочисленные крючки строгого коричневого платья с уже подсохшими пятнами крови.

— Геля, не фырчи! — пожурил друг и по совместительству коллега, глядя на мои мучения через кристалл связи.

— Не могу! Не понимаю, как здешние женщины носят это убожество! Мало того что жутко колется, так еще и неудобно! Я соскучилась по столичной моде!

— О да, — мечтательно протянул Ирвин, довольно прикрывая глаза. — Особенно летом — выйдешь на улицу, а кругом, куда хватает взора, девушки в коротких платьицах. А если еще и на каблучках…

— Вообще-то я намекала на брюки.

— Особенно если они в обтяжку…

— Ирв, а напомни-ка, какой сейчас лунный день?

— Тот самый, — мученически вздохнул друг и посмотрел на меня несчастными желтыми глазами. — А еще ты стоишь тут в одной тонкой сорочке, нервы мои сердечные треплешь!

— Так иди к любовнице, кто тебя держит?

— Марта уехала из города.

— А Кирма?

— Муж вернулся из плаванья.

— Элиса?

— Женские дни. Сама знаешь, как я к этому отношусь.

— Жаннет?

— Она узнала про Марту и бросила меня.

— Я тебя умоляю, — хмыкнула я, натягивая штаны. — Они все друг про друга знают. И даже иногда вместе пьют, когда у тебя командировки.

— Да быть такого не может! — возмутился оборотень, подаваясь вперед.

— Может, родной, может. Они и меня звали в компанию, но я пока отнекиваюсь. И чтобы ты знал — меня жалеют больше всего.

— Почему? — не понял Ирвин.

— Потому что я с тобой работаю, — усмехнулась я, застегивая рубашку и накидывая сверху кожаную куртку. — Так, задание выполнено, выдвигаюсь обратно!

— Хм, я бы даже сказал — перевыполнено. Варх [Варх — глава Ордена, высшая магическая сила империи.] изволит гневаться из-за твоего вмешательства в дела людей.

— Если бы Варх не хотел моего вмешательства, то не послал бы в этот Светлым забытый город. Однако из всех Изгоняющих он выбрал именно меня.

— Ой ли? — усмехнулся друг. — Ты должна была дождаться возвращения нюхачей и, только в случае подтверждения подозрений на наличие Высшего, отправляться в Аваль. А ты опять решила все по-своему. Собственно, из-за этого Сармат и злится.

— Замечу, что интуиция меня не подвела. А господин Турек… — я вздохнула, — согласна, нельзя было его трогать, но он заслужил смерть. Хотя, признаться честно, сначала я думала, что именно заместитель градоначальника и есть моя добыча.

— А разве не он? — не понял друг. — Нюхачи ведь указали…

— Ошиблись, — отмахнулась я. — Демон был в благоверной господина Турека. Молодая супруга стала первой жертвой этой мрази и сама впустила демона, не желая жить. А уж после этого Высший взял все в свои руки, поощряя нездоровые увлечения власть имущего чудовища и подсовывая ему детей.

— Умная тварь. Делал свою работу чужими руками.

— Был бы умным, не следил бы в своем городе.

— И то верно. Удалось спасти душу госпожи Турек?

— Нет, — вздохнула я, отворачиваясь от Ирвина. — Демон полностью ее поглотил. Пришлось убить.

— Ты вызвала ребят для зачистки?

— Вызвала. По моим подсчетам, здесь около дюжины пострадавших.

— Думаешь, все одержимые?

— Уверена! Ты ведь знаешь политику малых городов — лучше скрывать свой позор, чем попытаться исправить. Идиоты!

— Знаю, Гель, знаю, — вздохнул Ирвин.

— Так, все, скоро увидимся! С тебя ведерко мороженого и последние сплетни!

— Как и всегда, — клыкасто улыбнулся Ирв и отключился.

Окинув комнату быстрым взглядом, я подхватила сумку с вещами и направилась на выход. Задерживаться в этом городе дольше необходимого абсолютно не хотелось. В загоне уже заждалась ездовая, и, расплатившись с хозяином постоялого двора, я поспешила под навес.

— Как дела, девочка? — улыбнулась я, в ответ получив радостное виляние хвостом. — Пора возвращаться, хорошая моя.

Выпустив лисицу, я закрепила на ней седло и сумки, бросила медную монету смотрящему и повела ездовую за ворота.

— Домой! — скомандовала я.

Под радостный лай, больше похожий на кашель, ездовая сорвалась с места. Как и мне, ей не нравилась сырость этого края. Грязные неухоженные дороги превращали белую шерсть снежной лисицы в бурое слипшееся недоразумение. Самое обидное, что не помогали даже амулеты, которые я заказывала специально для Снежинки. Всадника и верхнюю часть тела лисицы они, конечно, защищали замечательно — никакого тебе ветра, никакого дождя. Но вот лапы и хвост…

Каждый раз, возвращаясь домой, я сперва занималась «стиркой» ездовой, затем следовала часовая сушка с вычесыванием шерсти, и только после этого мне позволялось заняться собой. Подспорьем в этом нелегком деле служила любовь Снежинки к банным процедурам. Порой даже казалось, что она специально портит амулеты, чтобы лишний раз искупаться. Но я не жаловалась. Ради своей Снежинки я могла пожертвовать гораздо большим временем, потому что мне преподнесли несравнимый дар — преданность.

В качестве транспорта на дальние расстояния снежным лисицам не было равных. С ними могли посоперничать разве что крылатые алоры, передвигающиеся по небу. Но если содержание алоров обходилось невероятно дорого и было доступно лишь богатейшим, то лисицы стали заменой ездовым амалонским ящерам, постепенно вытесняя их на грузовые перевозки. Только в крупных городах встречалось все разнообразие способов передвижения: изящные лошади, впряженные в двуколки и экипажи, алоры, ездовые лисицы, маламуты, перетаскивающие за собой парящие доски, и прочие магические наработки.