Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Прости, меры предосторожности.

— Как-то ты с ними запоздал. Если бы хотела от тебя избавиться, просто прошла мимо, оставив подыхать.

— Аргумент, — прохрипел неблагодарный бывший, а может, и будущий труп, а затем неожиданно провел губами по шее.

— Ты чего?

— Прости, но я слишком слаб. Нужны силы…

— Кровосос? — хмуро спросила я, потихоньку накапливая в ладонях магию. — Если собрался кусать — не советую. Отравишься.

— Собрался, но совсем не так, как ты подумала, — ответил этот странный тип, а затем действительно укусил.

Вернее, прикусил мочку уха и потянул за нее. Вздрогнув, я дернулась и попыталась отстраниться, но хватка у раненого оказалась на удивление крепкой.

— Мужик, у тебя вся грудь исполосована. Уверен, что стоит сейчас насильничать?

— Во-первых, не насильничать. А во-вторых, именно потому, что исполосована, — придется. Прости, если бы обстоятельства сложились иначе, я бы тебя не тронул, но… Мне надо.

— И ты прости, — со вздохом отозвалась я и со всей силы ударила незнакомца локтем в бок.

Прием сам по себе был болевым, а с учетом ранения… Думала, он заорет и отвалит, чтобы больше не прилетело. Но он, кажется, даже не почувствовал, принявшись скользить губами по моей шее, изредка покусывая ее. Вторая рука, покоившаяся на талии, тоже пришла в движение, весьма профессионально расстегнув все пуговички на рубашке и стянув ее с плеч. Каждая моя попытка вырваться сопровождалась сдавливанием горла, а магия, покалывающая кончики пальцев, рассеялась, оставляя меня абсолютно беззащитной. Мне это категорически не понравилось.

Сосредоточившись, я приготовилась нанести очередной удар и почти начала движение, когда мужчина дернул за косу, заставляя откинуться назад, а затем поцеловал в губы. Жестко, настойчиво, словно имел на это право. Зло замычав, я замахнулась и тут увидела его глаза. Два темно-фиолетовых омута, смотрящих на меня в упор, всего за мгновение лишили воли. Даргариец…

Это была последняя связная мысль. Я покорно смежила веки и расслабилась, отвечая на поцелуй, неожиданно ставший мягче. Даргариец медленно пил мое дыхание, словно самое сладкое ягодное вино, смакуя каждую яркую ноту. Его руки невесомо скользили по телу, словно теплые солнечные лучи, проскользнувшие через окно в жаркий полдень. Так любящий мужчина ласкает свою молодую невесту в первую священную ночь, стараясь успокоить, но в то же время пробудить страсть.

Когда вслед за рубашкой с меня стянули короткую сорочку — я уже не сопротивлялась. Даргариец не оставил это без внимания и удвоил усилия, нырнув рукой под ремень штанов. Застонав, я позорно выгнулась, выдавая свое возбужденное состояние и отдаваясь во власть мужчины.

Несколько раз я просила о разрядке, находясь на самой грани, но даргариец был неумолим. Подобно тому как я пила эмоции других, он вместе со стонами выпивал мое дыхание. Магам Мрака для наполнения магического резерва требовались темные чувства и страсть. И он легко получал их, умело играя с моим телом, мелко дрожащим от неудовлетворенного желания.

— Пожалуйста! — в очередной раз всхлипнула я, чувствуя, как внизу живота скручивается тугой узел.

— Заслужила… — со смешком ответил мужчина и накрыл мои губы поцелуем, обрывая сладострастный крик облегчения.

В себя я приходила долго, вздрагивая от отголосков удовольствия, которое никак не хотело отпускать. Даргариец устроил меня на своей груди и заботливо укутал плащом. От ран, украшавших его тело, не осталось и следа. Собственно, как и от усталости с бледностью. Теперь, глядя на его смуглую кожу, иссиня-черные волосы и весьма характерные для магов Мрака черты, я поняла свою ошибку. Но все, что мне оставалось, это поминать «добрым» словом Снежинку, притащившую меня к этому… этому…

— Перестань так сердито сопеть. В конце концов, мы оба получили желаемое.

— Желаемое? — Приподнявшись на руках, я возмущенно посмотрела на мужчину.

— Ну да. Мне нужны были силы, а тебе — разрядка. И, заметь, я даже не овладел тобой, хотя сейчас очень жалею об этом.

Проследив за взглядом мага Мрака, я демонстративно медленно села и, дотянувшись до сорочки, сразу же надела ее.

— Велика честь, — холодно ответила я, стряхивая с рубашки колючки.

— Да ладно, еще скажи, что все было плохо.

— Все было средненько, но это по меркам обычных мужчин. На уровень даргарийца, — я бросила косой взгляд на представителя данной расы, расслабленно лежащего рядом, — ни о чем.

— Нарываешься ведь, девочка, — хмыкнул бывший труп, нисколько не обидевшись. — Но на первый раз, так уж и быть, я тебя прощу. Считай это благодарностью за спасение.

— Не дай Светлый, если все начнут так благодарить. — Передернув плечами, я поднялась с места и с сожалением посмотрела в котел, где вместо отвара булькали остатки пережженных трав. — Ну вот, теперь отдирать…

Не успела я закончить мысль, как котел задымился, а затем неудачное варево сменила чистая вода. Покосившись на мага Мрака, я хмыкнула его показушной ленце и принялась извлекать из сумки новую порцию трав. Затем, подумав, достала лепешки, сыр и копченый рулет, купленный для Ирвина, — очень уж хотелось кушать. Заварив отвар и нарезав скромный, но сытный ужин, я устроилась у костра и посмотрела на молчаливого даргарийца.

— С кем ты сражался?

— Все равно не поверишь, если скажу.

— И все же.

— С демоном, — пожав весьма внушительными плечами, ответил маг Мрака.

— А в чьем теле он был? Человека или кого-то из нелюдей?

— В своем истинном.

— Вот теперь точно не верю, — хмыкнула я.

— Я тоже не поверил, когда увидел его. Думал, кристалл привел к старому кладбищу с пробудившейся нежитью… — задумчиво произнес маг Мрака, прикрывая глаза. — Такая невероятная сила: древняя, неистовая.

— Как же ты справился с ним? — решив подыграть, спросила я.

— Меч. — Он кивнул на кучу пепла. — Чистый аламит, а в навершие вплавлен кристалл с водой, освященной слезой Светлого.

— Не может быть, — покачала я головой, глядя на мужчину. — Такие мечи куют только для дланей Ордена.

Смертьнесущие действительно ковались только для служителей Ордена — самых сильных, доказавших свое право владеть ими. У меня был такой — легкий, как перышко, но смертоносный и наполненный своей особенной магией.

— Считай, что я заслужил право носить это оружие.

— Даже боюсь представить, как ты его заслуживал, — язвительно произнесла я, а затем прислушалась к звукам леса.

Снежинка наконец-то вернулась с охоты и теперь нерешительно переминалась с ноги на ногу у края поляны, не зная, что делать.

— Иди сюда, моя прелесть, — тихо, но очень угрожающе позвала я, желая высказать ездовой все, что думаю о ее находке.

— Ну, если ты настаиваешь, — насмешливо ответил маг Мрака и даже поднялся со своего места.

— Я не тебе! — поспешнее, чем хотелось, произнесла я и разглядела на лице мужчины издевательскую улыбку.

Развлекается, сволочь. Наслаждается своей властью и не скрывает этого. Впрочем, даргарийцу мне действительно нечего было противопоставить. Во время Великого Разлома именно маги Мрака приняли на себя основной удар, позволив объединенным войскам собрать силы. Тогда их остались единицы — сильнейшие из воинов, обосновавшиеся на границе Черной Пустыни — пустоши, впитавшей в себя кровь тысячи магов и демонов.

Поговаривали, что и сами даргарийцы были в ближайшем родстве с тонкоматериальными сущностями, отсюда и имели такие странные, даже страшные силы, которым мало кто мог противостоять. Радовало, что маги Мрака не интересовались властью, отдавая предпочтение охоте на нежить, нечисть и темных тварей, а еще подготовке к Последней Битве — решающему сражению между двумя мирами. Так гласила древняя Скрижаль Пророчеств, которой даргарийцы поклонялись. Эти сведения были засекречены, но длани Ордена старались узнавать все о своих врагах, даже если источником служил древний сумасшедший, приравненный у магов Мрака к божеству.

— Снежинка… — строго позвала я, глядя на сереющее среди деревьев пятно.

Коротко залаяв в ответ, ездовая прижалась к земле и медленно поползла ко мне. Остановившись на расстоянии десяти шагов, она закрыла морду лапами, пряча от меня свои бесстыжие глаза.

— Больше никаких находок! Не важно, что услышишь или учуешь, понятно? Хватит с меня приключений!

— Так за свое нежданное спасение мне стоит благодарить ее? — улыбнулся маг Мрака и вышел из-под купола.

— Не стоит ее трогать. Она куса… Предательница.

Снежинка, более не обращая внимания на свою хозяйку, подставила голову под руку мужчины, позволяя себя погладить, а затем и вовсе перевернулась на спину. Глядя на происходящее, я покачала головой и вернулась к костру. Усталость медленно брала свое. Все-таки третьи сутки без сна, а затем изрядное магическое истощение давали о себе знать. Хотелось понежиться в нормальной ванне, наполненной ароматной водой с маслами, а затем устроиться на мягкой кровати и выспаться. За прошедший месяц из-за частых вызовов дома я была от силы раза три и очень скучала. Наверное, это старость…

— Почему ты путешествуешь без сопровождения? — неожиданно спросил маг Мрака, заставляя вынырнуть из накатившей дремы.