Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Татьяна Патрикова

Особенности эльфийской психологии

С благодарностью маме, которая поддерживает меня всегда и во всем, друзьям, которые всегда на моей стороне, читателям из Всемирной паутины, которые читают мои романы и оставляют к ним дельные комментарии, а так же — отдельное спасибо Koshka-Kitti, стараниями которой была создана картография мира Халяры.

Н. В. Г. А.

Пролог

Кто старое помянет, тому дроу в дом

Карл Ви’Хольм Тук

Просто так в этой жизни ничего не делается. Мне ли этого не знать? Беда в том, что в мире, где мне посчастливилось быть ректором Харьюского университета маготворчества и маготехнологий, для рас, его населяющих, настали непростые времена. Все началось пятьсот лет назад, когда на поверхность из своих нор и пещер выбрались темные эльфы, или, проще говоря, дроу. Разумеется, не стоит так называть их в лицо, это может быть чревато не только обвинением в расовой нетерпимости, но и просто смертью. Само слово «дроу» издревле считалось оскорблением. Темные, оказавшись на поверхности, быстро усвоили это. Теперь иначе как эльфами, только темными, их называть не рекомендуется. Они весьма щепетильны в вопросах чести и достоинства.

Так вот, дроу. Много веков о них не было слышно, и некоторые народы, населяющие наш славный мир, вообще считали подземных эльфов сказочными созданиями, которыми было принято стращать детей. Поэтому появление темных на поверхности вызвало немало волнений. Случались и локальные конфликты, грозившие перерасти в полноценные войны, были и мирные договоры, и попытки переворотов, в которых равно отличились как представители светлоэльфийского двора, так и те же дроу.

Сейчас мы живем в мире и местами даже в согласии. Но все относительно. Дроу по природе своей — существа злобные и беспринципные — в это верят если не все, то очень и очень многие. Они вышли на свет по вполне объективным причинам. Не грози их подземным городам перенаселение, еще тысячу лет отсиживались бы в пещерах. Тем не менее прогресс не стоит на месте. И какой бы жестокой ни была изначальная религия того или иного народа, со временем верования претерпевают существенные изменения. Процесс идет медленно. Но эльфы, неважно, темные или светлые, живут довольно долго, поэтому рано или поздно эволюция достигает и их консервативных взглядов. Собственно, именно это и случилось.

Богиня Ллос смягчилась, хоть темные никогда и не признают сего факта открыто. Перестала требовать ужасных по своему масштабу жертвоприношений, когда ради ее прославления уничтожались целые Великие Дома, темноэльфийские кланы. Именно с этим связан ощутимый прирост населения в их городах. Кончилось это тем, что дроу были вынуждены податься на поверхность.

Отгремели бои, отшумели слухи о коварных интригах. Светлые, в первый момент воспринявшие явление дальних родственников в штыки, перебесились. Смирились и даже снизошли до заключения с темными мирного договора. Бессрочного, что немаловажно. Мир, казалось бы, вздохнул спокойно. И вот тогда начались проблемы у меня как ректора и у всего нашего университета.

Раньше на учебу темные эльфы не принимались. Кто стал бы обучать собственных злейших врагов — и не чему-нибудь, а такой тонкой науке, как магия? Но теперь по одному из пунктов мирного договора наш университет должен был принимать на обучение в том числе и темных эльфов, которых официально признали одной из разумных и мирных (вот это слово не мешало бы особо подчеркнуть!) рас мира.

Я не питаю к дроу расовой ненависти. Хотя видел, какими они пришли в этот мир и сколько горя успели принести. Впрочем, стоит вспомнить расхожую пословицу — кто старое помянет, тому дроу в дом. Глупо звучит в данном случае, но по большому счету весьма красноречиво характеризует нынешнее отношение к темным эльфам со стороны других рас. Мы все стараемся по возможности не вспоминать о неприглядном прошлом. Иногда нам это даже удается. Я жестко пресекаю любое проявление расовой нетерпимости в стенах университета среди студентов и, что еще важнее, преподавателей. Но после пятидесяти лет мучений признаю, что пришло время заняться вопросом адаптации новых членов студенческого братства, скажем так, профессионально. О чем это я?

Все просто: задумал создать особую службу, которая на первых порах будет подчиняться напрямую только мне. Я — один из сильнейших магов этого мира и давно практикую такой вид отдыха от повседневных забот, как экскурсионные туры в иные реальности. Так, в одном из многочисленных туристических агентств Междумирья мне пришлось столкнуться с предложением посетить небольшой, полностью техногенный и лишенный магии мир. Его обитатели называют свой дом Землей. Собственно, именно оттуда я привез идею о службе психологической помощи студентам нашего университета.

Неудивительно, что первым шагом к осуществлению моей задумки стал вопрос: с чего начать? Решил сперва провести эксперимент. Пригласить на должность штатного психолога кого-нибудь с Земли, ведь, как мне удалось выяснить, у них там очень щепетильно относятся к профессии, название которой на нашем языке могло бы звучать куда поэтичнее, чем у них, — лекарь душ. Я нанял одного человека. Разумеется, не сразу. Сначала пришлось приложить некоторые усилия, чтобы он смог адекватно отреагировать на мои слова о том, что работать ему придется в другом мире и с такими расами, как наши. У меня большой опыт в убеждении будущих сотрудников. Он согласился, но… Первая попытка оказалась неудачной. Я предпринял еще четыре и, честно признаюсь, готов был опустить руки и отказаться от всей этой затеи. И все потому, что эти люди в рамках своей реальности считались просто непревзойденными специалистами, но, оказавшись у нас на Халяре (так называется наш мир), пасовали перед студентами, которые, в сущности своей, были еще детьми. К несчастью, нормально общаться с ними у земных специалистов не получалось, какие бы я ни прилагал усилия, чтобы помочь.

Сегодня решил сделать последнюю попытку. Попробую выбрать кандидата не по рекомендациям, а наобум. Хорошо, не совсем наобум, но в первую очередь человек не должен иметь классического психологического образования. Знаем, видели. Уж лучше без тяжкого груза умных книг, которые впихивают будущим психологам в голову их преподаватели. Пусть он просто будет хорошим человеком с живым юмором и светлой головой на плечах. Это мой последний шанс. Если и в этот раз не удастся найти для нашего университета нормального психолога, придется придумать что-то еще, прежде чем вырвавшиеся из-под родительского крыла детки сровняют наше славное учебное заведение с землей.


Андрей Игоревич Рахманин

А я что, я ничего. Разослал резюме и сижу себе, в ус не дую. В принципе можно было не выпендриваться и пойти в какую-нибудь фирму, так сказать, «на телефоны», когда сидишь полдня за компом и по телефонной связи проводишь всевозможные собеседования с людьми, номера которых по одному ему ведомому принципу высветил на мониторе твой электронный помощник. Но, признаюсь, захотелось хотя бы на этот год, когда можно позволить себе побездельничать, найти работу для души, ну и чтобы платили исправно, хоть и немного — я не настолько зажравшийся и в чудеса не верю. Если работа тебе интересна, платят за нее всегда копейки. Но у меня ползет и в ус не дует пятый курс, диплом только через год, преподы в универе уже все свои, прикормленные. На занятиях можно не появляться, главное, не забывать материализовываться на экзаменах с зачеткой в зубах и чем-нибудь приятным в обеих руках, так надежнее. Поэтому я решил не идти простым путем, а сделал все из подвыподверта. Потянуло меня тут на эксперименты.

Что я сделал? Разослал свое резюме и объявление о поисках интересной работы по электронной сети, зарегился и засветился на нескольких популярных в кругах разношерстных работодателей сайтах. И сел на попу ровно — ждать. Неделю телефон молчал. Потом посыпались предложения, одно другого смешнее. Хотя попадались и дельные, но что-то меня все время останавливало. Не знаю, наверное, пятой точкой чуял, что не то. Правда, затягивать с поисками работы я тоже не собирался. Подрабатывать халтуркой в виде написания курсовых и программ для студентов младших курсов мне уже порядком надоело, а кушать, как известно, хочется всегда, да и за «коммуналку» платить как-то нужно. Так что к концу второй недели зависания в Интернете я решил, что пора с этим делом завязывать и что-то выбирать. И тут мне снова позвонили.

— Андрей Игоревич, скажите, а вы бы не хотели поработать штатным психологом в одном весьма приличном учебном заведении?

Оба-на, прямо так, без предисловия. Ни здрасте тебе, ни как зовут. Правда, голос у собеседника приятный. Тембр такой глубокий, ровный. Как у настоящего препода по какой-нибудь риторике или изысканной словесности. Я с трудом подавил готовый вырваться смешок. Даже рот себе рукой зажал. Но через секунду поспешил ответить.

— Я бы, может быть, и хотел. Но вопрос оплаты, как вы сами понимаете, в наше время первостепенен.

— Оплата полностью вас удовлетворит.

— А конкретно не можете сказать?

— Не могу. Иначе вы сразу согласитесь, а мне бы хотелось иметь возможность убедиться, что вы именно тот человек, который нам нужен.

— Ну так убеждайтесь. Я готов ответить на любые вопросы.

— Если я спрошу, как вы относитесь к темным эльфам, как вы мне ответите?

Я растерялся. Даже на время дышать забыл. Проанализировал голос, которым был задан этот нелепейший вопрос и как-то неожиданно для себя решил, что мужик на том конце провода не шутит, а вполне себе серьезен. Не могу сказать, что заставило так думать. Но признаюсь, что есть у меня небольшой пунктик. А может, и большой. Я своему чутью верю. Что это за зверь такой? Ну, интуиция или предчувствие какое. Я, было время, игнорировал все эти посылы подсознания, но после того, как несколько раз напоролся на «пары» в журнале еще в школе, а потом, уже в институте, чудом выскочил из-под колес машины с пьяным водилой за рулем — зарекся. Я сам себе не враг, а интуиции собственной верить нужно, даже если непонятно, откуда на меня все эти озарения нисходят. Решив, что ржать как-то неуместно да и иронизировать тоже вроде ни к чему, попытался предельно честно ответить на поставленный вопрос.

— Скажу, что, похоже, вы меня разыгрываете, несмотря на то, что голос у вас звучит удручающе честно и вам, как ни странно, хочется верить. Но если предположить, что мы разговариваем из двух разных миров, то я, пожалуй, не отказался бы сначала взглянуть на этих ваших ушастиков, хоть темных, хоть светлых, а потом бы уже сказал, как я к ним отношусь.

— Вы меня, не стану скрывать, удивили, Андрей Игоревич, — ответил потенциальный работодатель и… повесил трубку.

Что за фигня, я не понял?! Тогда к чему был весь этот бессмысленный разговор? Хоть бы на собеседование пригласили, так вас разэдак! Интересно же, что за школа такая, для работы в которой нужно свое собственное мнение об эльфах иметь!

Глава первая

Эльф ходит в гости по утрам

Андрей и Барсим

Умыт, одет и собран. Готов к боевым свершениям на ниве стачивания зубов об успевший набить оскомину гранит науки — да-да, сегодня решил-таки доползти до универа. Позавтракал. Никого себе не трогал. В дверь постучали.

Живу я в трехкомнатной хрущевке. Досталась от бабушки. Бабулю родители к себе, еще когда я только в универ поступил, забрали и отселили меня, так сказать, от семьи. Собственно, я в ту пору был всеми конечностями «за», да и сейчас не жалуюсь. Отдельное жилье — это вещь! Так вот…

Утро. Под окнами мусоровоз пропыхтел соляркой, ожидая, когда жильцы близлежащих домов снесут ему в кузов аккуратные и не очень пакетики с мусором, кто-то даже ведра по старинке вытащил. До этих прогресс в виде мусорных пакетов, видимо, еще не дошел. В дверь постучали снова. Значит, уже проснулся и не ловлю глюки после вчерашних безрадостных событий. Приятно, однако, а то после того телефонного звонка я было начал думать, что крыша у меня в неполные двадцать четыре начала съезжать не по-детски.

Встал, протопал к входной двери. Выглянул в «глазок». И минут пять решал, открывать или пойти порыться в дверце холодильника и проглотить что-нибудь для поддержания мозговой деятельности. Я не уверен, что в моей нехитрой аптечке есть таблетки для вправления съехавших набекрень мозгов, но поискать все же, наверное, стоит.

В дверь стучать перестали. Галлюцинация знает, что я на нее смотрю. Ну, по крайней мере, ведет себя так, словно знает. Вздохнул. Чутье промолчало, но, если не выгляну в коридор, никогда не смогу убедиться, что меня на самом деле всего лишь приглючило. Поэтому, плюнув на всякую осторожность, провернул ключ в замке и решительно открыл дверь.

На пороге увидел парня с холодным взглядом, военной выправкой, темно-красными волосами, спускающимися куда-то далеко ниже плеч, и ушами, каждое из которых, если мерить от верха до острого кончика, добрых сантиметров двадцать, если не двадцать пять. Похлопал глазами и тупо уставился на пришельца.

— Я могу войти?

Вздохнул, отошел в сторону. Пропустил чуду-юду в квартиру. На фига мне это делать? Глюк, он хоть и глюк, но все же свой, домашний. Раз пришел, чего уж его теперь на пороге держать?

Теперь куда лучше можно было рассмотреть красноволосого и длинноухого. Одежда у него под стать внешности. Высокие сапоги-ботфорты до середины бедра, кафтан — или эта часть мужского гардероба камзолом называется? — не так важно. Кафтан этот весь в серебряном шитье, а сам темно-синий. На шее у парня цепочка, на ней висит медальон с непонятными символами. В правом ухе пять или шесть сережек. Та, которая на самом кончике, — с большим красным камнем. Волосы не такие длинные, какими показались вначале. Всего-то лопатки прикрывают. А на плечах какие-то нашивки. Похоже, этот мужик — военный или кто-то типа того. Ладно, но пора бы уже и спросить, чем обязан визиту?

Незнакомец тем временем изучал меня. То, что он видел, судя по всему, ему не понравилось. Мне в принципе по барабану. Но ничего, сейчас я этого красавца с девчачьей мордашкой просвещу.

— Если нечего сказать, проваливай, — вышло грубо, знаю. А чего он хотел? С глюками так и надо, чтобы потом неповадно было.

Парень едва уловимо поморщился, но с непередаваемой миной на породистом лице заявил:

— Я по поручению ректора Ви’Хольма.

— И кто это?

— Он связывался с вами вчера.

— Тот, кто про ушастиков спрашивал?

— Каких ушастиков? — в первый момент стушевался красноволосый.

О, похоже, кто-то себя в зеркале давно не видел!

— Ну таких же, как ты.

В лице у галлюцинации что-то изменилось. Нет, честно. У меня даже появилось ощущение, что этот напыщенный эльф, или под кого он там косит, сейчас мне прямо в морду зарычит что-то типа: «Ты кого ушастиком назвал?!» Но нужно отдать парню должное — сдержался. Зато на «ты» тут же перешел без всяких проблем.

— Если ты такое скажешь кому-нибудь из темных, больше уже ничего сказать в этой жизни не сможешь! — прошипел он, прожигая меня взглядом. Ой боюсь-боюсь!

— Что, такие вредные родственнички? — невинно полюбопытствовал я и развернулся в сторону кухни. И пока он придумывал, что мне на это ответить, даже успел спросить: — Ты что будешь, чай или кофе? Только у меня кофе — растворимый. Бурда бурдой.

— Ты лишен инстинкта самосохранения? — наконец спросил меня гость, застыв на пороге кухни.

Почесав тыковку, честно попытался сложить два плюс два. Я, вообще, далеко не так туп, как обо мне некоторые думают. Просто у наших преподов учиться мне не нравится. Они ведь у нас в последнее время читали только ту часть, которую им по учебному плану знать полагается, а если вопросы начинаешь задавать по теме, но умные, сразу ты, значит, дурак и незачет по тебе плачет. Короче, я с вопросами своими завязал еще на первом курсе, когда первая сессия мне крылышки хорошо так обломала. Но с логикой у меня всегда было в порядке. Значит, если этот приперся по поручению того, я все-таки своим ответом произвел неизгладимое впечатление. А что мне успел сказать первый? Что нужен ему психолог, и не куда-нибудь, а в школу или еще какое-то учебное заведение. То есть с детьми работать предстоит. А потом был этот идиотский вопрос про эльфов. И вот теперь передо мной, если глаза не изменяют и чутье не подводит, стоит один из этих самых эльфов, только не маленький, а большой. Наверное, тоже сотрудник их фирмы.

Заварил каркаде на двоих. Ничего, откажется — его проблемы. Парень терпеливо ждал в дверях, сложив руки на груди. Поставил на стол две чашки и объявил, плюхнувшись на стул:

— А что? Думаю, будь я другим, мне бы не предложили сунуться в лапки к вашим деткам, — поднял глаза от кружки и стал ожидать реакции.

— Кто тебе сказал, что… — начал мой странный гость и оборвал себя. Потом долго, испытующе смотрел. — Наверное, в тебе и в самом деле что-то есть. Просто так ректор бы не выбрал.

— Но… — протянул я, понимая, что оно тут напрашивается.

Гость вздохнул и чинно уселся на второй и последний в моей кухне стул.

— Мне приказано проводить тебя на новое место работы. Разумеется, если сейчас ты скажешь «да».

— Андрей, — помедлив, сказал я и протянул эльфу руку через стол.

Он недоуменно на нее посмотрел. Хмыкнул и пояснил, как трехлетнему ребенку:

— Ее пожать нужно, в знак дружественности намерений.

— У вас тоже? — вырвалось у эльфа в первый момент, но, спохватившись, он тут же спросил: — А если не пожму?

— Обидишь.

Эльф презрительно фыркнул. Четко прочитал по его глазам: «Можно подумать, меня волнует, кого я там обижу и за что». Мне не понравилось такое отношение. Ой, как не понравилось. Зато парень он интересный. Это я могу как ценитель сказать. Жду. Эльф, помедлив, скривился, но руку пожал. И очень быстро отпустил.

— А имя? — похоже, он забыл.

— Чье?

— Твое.

— Так это ты так представился, — после паузы протянул он, озаренный догадкой.

Теперь настала моя очередь фыркать. Он посмотрел на меня и снова поморщился:

— Короткое какое-то.

Вы только подумайте, ему, понимаешь ли, имя мое не понравилось! Возмутился про себя, однако внешне остался спокойным. Абсолютно спокойным, аки удав после сытного ужина.

— А я полное и не называл. Просто для друзей я Андрей.

— Мы не друзья.

— Но еще подружимся.

— Нет.

— Посмотрим.

— Ты… странный и дерзкий. Наши, как ты выразился, детки, сожрут тебя живьем.

Пожал плечами. А что мне оставалось? Я уже был настолько заинтригован, что даже подобные перспективы меня не пугали. Хвататься за голову и орать, что с ума схожу, тоже не собирался. Конечно, сейчас не мог сказать, что уверен в своей адекватности на все сто процентов. Но совсем сбрендившим себя не ощущал. Значит, можно пока в «дурку» не звонить и в припадках самобичевания не биться. Книжки я от безделья разные читал. Попадались и про всяких там, которые в другие миры по собственной глупости загремели. Так что подождем, посмотрим, как все дальше обернется. Думаю, это самый верный вариант. Да и чутье вроде как спит сном младенца и не квакает под руку.

— Так как тебя зовут? — напомнил, прихлебывая чай.