Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава 2

— Мы рады приветствовать вас, дорогая принцесса Амелия, — его высочество склонился над усыпанными перстнями тонкими пальчиками прехорошенькой принцессы. — Надеюсь, ваше пребывание будет приятным.

— Ах, Патрик! То, что придумал ваш батюшка — это так романтично! Мы узнаем друг друга. Проведём замечательный месяц. Балы, развлечения! Чудесно! Вы не находите?

Принцесса щебетала и щебетала. Её величество склонилась над ухом мужа и еле слышно прошептала:

— Может, пощадишь мальчика?!

— Ни за что! Пусть наслаждается месяцем в балах и развлечениях!

И король с самым довольным видом откинулся на спинку трона. Через мгновение из-за его спины показался человек в сером. Тенью склонился он над его величеством и что-то зашептал. В этой вычурной парадной зале, среди слепящей позолоты, зеркал, пёстрых нарядов и разноцветных прядей в высоких причёсках дам (дань последней моде), этот худой, бесцветный человек, казалось, и не существовал вовсе.

— Ну? — едва шевельнулись губы короля.

— Пока ничего подозрительного, ваше величество. Никакого воздействия. С багажом прибывших барышень все в порядке.

— Пятнадцатая… Слушайте, сколько их там ещё?

— Много, Ваше величество. Ровно сотня. Ни больше, ни меньше — как положено по традиции.

Правитель Королевства Зельеваров вздохнул. Трон, на котором он восседал, был старинным, доставшимся от предков — славных рыцарей. А славные рыцари, суровые его предки, были людьми, не думавшими о комфорте. Совсем…

Заметив внимательный взгляд королевы, Его величество выпрямился и улыбнулся, делая вид, что восседание на троне доставляет ему истинное удовольствие.

В конце концов, за возможность полюбоваться на страдающего наследника он был готов и не на такие жертвы!

Принцесса Амелия наконец закончила свой монолог, когда Его высочество, принц Патрик, проводил её к выходу из залы. Улыбнувшись девушке в последний раз, молодой человек быстрым, раздражённым шагом вернулся к родителям, знаком умоляя распорядителя повременить с представлением девиц.

— Ваше величество! — поклонился он отцу. — Я умоляю! На коленях молю… Отец! Милосердия!

В голосе принца Патрика не было и тени иронии. Однако король-отец был неумолим:

— Сын мой… О милосердии вам стоило задуматься в течение всего этого года. Когда этого требовал я. Когда об этом вас молила мать. Вспоминаете, юноша?

— Ваше величество!

— Я напомню, — и король стал медленно загибать пальцы в бархатных перчатках.

Пламя горящих свечей разноцветными искорками отражалось в драгоценных камнях его колец, расплываясь перед принцем ехидной ухмылкой злого шута. Кстати, шуты лишь недавно вышли из моды. А жаль… Может, горбун-кривляка распугал бы невест и дело с концом!

Король тем временем продолжал:

— История с актриской, которую вы вознамерились сделать принцессой, отчего-то посчитав, что глупость и свобода — это одно и то же! Раз! История с приворотом — два! Загул по кабакам и публичным домам столицы и окрестностей — три!

— Дорогой… Может быть… — рука в бархатной перчатке раздражённо дёрнулась, и королева замолчала, уже не решаясь возражать.

— Ну конечно, — его величество всё более распалялся, — конечно! Душевную рану надо было залечить! И вы ничуть не стеснялись! Настолько рьяно и открыто взялись за дело, что все… Все жители королевства знали не только с какой именно гулящей девкой вы были, но и в каких…

Выразительное покашливание оборвало пламенную речь короля. Его величество покосился на супругу, но та, казалось, была просто счастлива.

— Знаете, — улыбнулась она любимым мужчинам. — В последнее время вы как будто отдалились друг от друга. А теперь разговариваете!

— Мария! — нахмурился супруг.

— Мама! — принц Патрик кинулся на колени, с жаром целуя руки королевы. — Я вас умоляю!

— На самом деле отец гневается из-за интрижки с женой министра по налогам и сборам. Граф так любит её! И его не останавливает разница в возрасте почти в тридцать лет!

— Мама, она сама…

— Па-а-атрик, увольте меня от подробностей. Его величество совершенно не желают ни ставить на этот пост другого, ни тем более провоцировать нашего верного слугу на мятеж.

— Но это же просто интрижка!

— Пригласите, пожалуйста, следующую девушку, — кивнула её величество распорядителю.

Эта кланялась неловко. И счастливой не выглядела. Наверное, принц бы ей посочувствовал, если бы не выступал в качестве главного трофея охоты. Охоты на принца.

Простые черты лица, простое имя… Его высочество с недоумением посмотрел на девушку.

— Я маг, — пояснила она растерянно. — Сильный. Вот и… У меня диплом в следующем году. В академии настояли.

Патрик поклонился, чувствуя невольную симпатию к товарищу по несчастью.

Блондинки, брюнетки, рыжие… Все, как одна — красавицы. Девственницы, готовые служить королевской семье и заранее обожающие принца Патрика. Принцессы и герцогини. Простые дворянки. Несколько барышень «из народа» — дочери богатейших купцов королевства. С десяток магинь — те держались более независимо. Поглядывали с любопытством.

На каждую — минуты три. Если повезёт! Поклониться, обменяться любезностями, проводить…

Какой кошмар! Разгневанный отец обставил месть со вкусом. Интересно, сам догадался, или его паук — личный секретарь — подсказал?

Вон — стоит за троном, всё время что-то комментирует на ухо его величеству. Весь в сером без каких-либо украшений, с самыми непримечательными чертами лица. Какой-то совершенно блёклый. И ведь не скажешь, что герцог.

Сколько же там их! Бог мой… Сто?! Когда успели?! Как эти пираньи так быстро собрались — и налетели всей стаей? Отец же вроде всего три дня назад узнал о его новой любовнице. Ну, как узнал — зашёл к сыну и обнаружил его в компании жены опоры трона, министра по налогам и сборам.

Принц Патрик взглянул на личного секретаря его величества, который в очередной раз что-то сказал отцу — и содрогнулся. Вот уж на чью жену он бы ни за что не покусился. Этот не стал бы жаловаться его величеству или плести заговоры с интригами. Просто убил бы, и всё. Счастье, что он не женат.

Старый обычай — выбор невесты для принца из ста претенденток, разумеется, был пережитком далёкого прошлого. Однако отец ограничился лишь количеством невест. В остальном соответствовать средневековью было не обязательно. А жаль. Средневековые платья гораздо целомудрённее и намного сдержаннее по расцветке. Но нет. Невесты щеголяли модными нарядами, причёсками. И не только ими.

В последнее время индустрия красоты и развлечений переживала небывалый в истории королевства расцвет. А какие средства тратились на это! Ещё немного, и придворный стилист станет богаче самого короля. Выкупит дворец и сядет на трон, превратив страну в пёстрый, безвкусный карнавал…

Всё началось лет пятнадцать назад. С экспедиции зельеваров-старшекурсников в Радужные горы. Цель — поиск и изучение редких растений. Магистр Олеф Дурдень, молодой тогда ещё специалист, переведённый за особые заслуги в области зельеварения из отдалённого уголка южной провинции в столичную Академию, заблудился вместе со своими студентами.

В Радужных горах они попали в Хрустальную долину — лабиринт прозрачных гор, из которых невозможно было выбраться. Несчастных спасли драконы. Разноцветные, миролюбивые существа размером с телёнка. В остальном же — настоящие драконы. Летают, изрыгают пламя. Правда, очень аккуратно. Существа эти оказались разумны. Магистр Олеф Дурдень, напротив, практически лишился рассудка после этой истории.

Спустя некоторое время зельевар вернулся в Хрустальную долину Радужных гор, к своим разноцветным друзьям. Он выучил их язык. Оборудовал в пещере небольшую лабораторию и посвятил себя изучению драконов. Исследованию их пламени, чешуи, когтей, крови, слёз, слюны — всего того, что его новые друзья могли предоставить любознательному магу.

И понеслось! На основе чешуи дракончиков стали варить шутовские зелья. Бабочки, стрекозы, птички, змейки, пчёлки — всё это сверкало, переливалось и очаровывало, награждая прыщами, поносом или кашлем. Зелья позволяли изменить цвет волос, превращая их в алые, изумрудные, золотые, синие… Фиолетовый — тренд нынешнего сезона.

Одно из самых дорогих развлечений — «живой татуаж». Зелье на основе крови дракона позволяло «оживить» татуировку. Змеи ползали и шипели, птички чирикали, бабочки трепетали радужными крылышками, распускались цветы — и так далее, и тому подобное…

Ну? Теперь вы понимаете, что пришлось пережить принцу Патрику?

Змеи. Чёрно-красные и золотисто-зелёные, они шипели, выглядывая из соблазнительных разрезов и глубоких декольте. Дракончики, сидя на обнажённых плечах, изрыгали пламя, бегали паучки, пугали скорпионы… Но и это ещё не всё! У каждой второй претендентки для принца был очаровательный сюрприз! С хитрой загадочной улыбкой красавица доставала колбочку с зельем, и… Ах!

Вокруг несчастного Патрика летали белоснежные голубки, в него целились золотыми стрелами розовощёкие голые карапузы с крылышками (одна из девушек уверяла его, что это боги любви какого-то малоизвестного мира!). Его лицо вскоре покрылось отпечатками алых губ — символами поцелуев, а одежда — золотыми сердечками…