Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Король, не стесняясь, хохотал в голос, матушка прикрывала лицо вышитым платочком, и даже на бледном, обычно ничего не выражающем лице серого советника играла саркастическая улыбка. Большего унижения принц не испытывал за всю свою жизнь!

— Баронесса Эста! — объявил распорядитель.

Принц на секунду отвлёкся от всепоглощающей жалости к себе. Странно… Геральдику дворянских родов в него вбивали в детства, не жалея сил. Однако, кто такая баронесса Эста, он не мог сходу припомнить. Тем не менее, они обменялись вежливыми поклонами и проговорили положенную часть про то, как всем всё приятно и прочее…

Блондинка. Симпатичная. Ни змей, ни бабочек, ни голых крылатых детей, слава Зельеварам! Девушка ему почти понравилась. Всё испортил оценивающий взгляд, которым баронесса одарила его персону. Принц ощутил себя товаром в лавке, причём не самого высокого качества. Скорее, залежалым. Таким же взглядом потенциальная невеста окинула парадную залу дворца, которая явно понравилась ей больше…

Принц Патрик обиделся.

— И кто это? — спросил он у родителей, стоило девушке покинуть парадный зал.

Его величество, задыхаясь от смеха (а надо вам сказать, что без смеха на принца Патрика действительно было совершенно невозможно смотреть), пояснил:

— Дочь самого богатого торговца королевства надо бы знать в лицо, сын мой! Ой…ха-ха-ха-ха-ха, о-о-ой!

— Вы всё-таки дали дворянство этому торговцу мебелью? — Патрик старался не замечать истерику правителя.

— У него не только мебель. У него товары для дома, — возразила королева, передавая мужу платок — вытереть набежавшие слёзы. — И замечательные магазины по всей стране.

— В ценовом сегменте для средних слоёв населения, — добавил герцог Скалигерри.

Надо же… И этот мерзавец еле скрывал улыбку!

— Так что я ему и баронство пожаловал. И дочь его во дворец пригласил, — подмигнул его величество.

— Давайте следующую, — буркнул принц, окончательно смирившись со своей участью.

— Её сиятельство, герцогиня Адорно! — стукнул посохом ошалевший от счастья распорядитель с огромным алым бантом на тонкой морщинистой шее.

Принц Патрик заулыбался и поспешил к двери. Хоть одно человеческое лицо среди этого зверинца! Лицо друга.

— Да как она посмела! — раздался рёв его величества. — Стража! Арестуйте её!

— Альберт, нет! — вскочила королева.

— Она пыталась год назад напоить Патрика приворотным зельем!

— Год назад, да будет тебе известно, эта девушка спасла Патрика от приворотного зелья!

Глава 3

Хелен замерла на пороге. В глазах стало темно — и зачем она, поддавшись на уговоры её величества, согласилась? Понятно же, что всесильный личный секретарь правителя, ненавидящий её больше, чем врагов королевства, уже настроил короля против неё!

Она поклонилась. Развернулась — да пусть делают что хотят за то, что нарушила этикет и повернулась спиной к их величествам. Пошла прочь. Стараясь не бежать, подхватив юбки.

Господи, спасибо и на том, что она была последней, сотой. И ей не пришлось продираться через толпу девиц, заранее поделивших принца и истово друг друга ненавидящих!

Приёмная зала, в которой она простояла несколько часов, парадная лестница… Прочь! Прочь! Она всё равно соберёт свою жизнь, которая в очередной раз рассыпалась на осколки. Она будет счастливой! Она просто заберёт Дарию — и уедет. Куда-нибудь подальше. В другую страну. Её как раз приглашали в университет магии соседнего королевства!

Перед глазами мелькали яркие пятна кричащих цветов, обнажённые спины и плечи, змеи, драконы, скорпионы и бабочки… Какая…блажь! Тратить время на расчёты, растрачивать ценнейшие ингредиенты на такую ерунду! Тратить свой дар, свои силы! Какая пощёчина науке. Если бы власть была в её руках, она бы…

Кто-то схватил её за руку.

— Оставьте меня! — холодно бросила герцогиня Адорно.

— Прости! Хелен, прости! Я и подумать не мог…

Она развернулась. Вырвала руку, отступила назад. Перед ней стоял принц Патрик — её друг. Сокурсник. Они не виделись весь этот год, выдавшийся, мягко говоря, тяжёлым. С той самой ночи, когда она…

— Как можно! Как можно было допустить саму мысль о том, что я! Я могла кого-то опоить приворотным зельем!

— Прости…

— Я ненавижу это зелье! У меня мама погибла из-за него. Я…

— Хелен… — он опустился перед ней на колено, взял её руки в свои. — Одно твоё слово — и ты станешь моей невестой. Только скажи «да»!

— Патрик, — она покачала головой, внезапно приходя в себя. — Зачем? Ты не любишь меня, я не люблю тебя. А делать всё это лишь для того, чтобы позлить его величество… Нет.

— Знаешь, — задумчиво сказал ей принц, — я сегодня насмотрелся на девиц. И девяносто девять из них вызвали у меня целую гамму эмоций — от глухого раздражения до резкого отвращения. Я почувствовал себя дичью, на которую открыта охота… И всё это было до того момента, как вошла ты… Я думаю, это хороший знак. И мы могли бы…

— Нет, Патрик. Не могли.

— Почему?

— Прежде всего, потому, что если бы ты относился ко мне с искренним чувством, то не стал бы компрометировать, падая на колено под окнами дворца.

— У тебя странные понятия об искренних чувствах, Хелен, — чуть улыбнулся принц. — На мой взгляд, если тебе дорог человек, то главное — не дать ему уйти.

— Допустим. Но тогда отчего ты не появлялся целый год?

— Мне было стыдно, Хелен. Понимаешь, я оказался слабым. До отвращения беспомощным…

Девушка пожала плечами. И направилась прочь.

— Прости, — донеслось ей в спину. — Я просто не знал, что его величество и личный секретарь в курсе! И не предполагал, что они обвинят тебя… во всём…

— Но это же просто бред!

— Не знаю, с чего, но они решили именно так.

— Тогда почему меня не приказали казнить?

Принц знал, что его сокурсница истово ненавидит тех, кто использует приворотные зелья. Потому что те, кто их использует, не просто подменяют настоящую любовь иллюзорной, а правду — ложью. Они лишают человека воли. Свободы. А значит, и жизни…

Хелен дрожала, вспомнив про свою маму, с которой всё это случилось. Отчим, когда задумал жениться на герцогине-вдове, не погнушался ничем. В том числе и приворотным зельем. Герцогиня не смогла устоять, заступиться было некому — маги не начали расследования, потому что не было заявления от потерпевшей. Но мама Хелен, обладая слишком сильной волей, изо всех сил старалась скинуть заклинание.

Зелье просто сожгло её изнутри.

Они с сестрой были несовершеннолетними. Их просто не стали слушать. Хотя… она была уверена в том, что все знали…

— Его величество сейчас объясняет им, насколько они не правы.

— И что с того, если…

Принц Патрик посмотрел на бледную Хелен и у него вырвалось:

— Если что?

Он вдруг понял, что после той ночи, когда Хелен удалось его спасти, случилось что-то ещё. Что-то такое, что надломило девушку.

Но она лишь отрицательно покачала головой.

— Со мной всё в порядке. И я намерена уехать.

— Из столицы в поместье?

— Из страны.

— Не надо, Хелен!

— Прощай, Патрик.

Глава 4

— А давайте-ка, господа, отправимся в мой кабинет. И обо всём поговорим. Спокойно и без суеты.

Тон её величества не предполагал возражений. Вообще, королева редко вспоминала о том, что в её жилах течёт кровь Северных магов — покорителей морей. Но в те редкие минуты, когда магия рода голодным океаном вспыхивала в её глазах, окружающие вспоминали об этом мгновенно.

Король и его личный секретарь почтительно поклонились и последовали за её величеством.

— Герцог Адорно отдал жизнь за вас, Ваше величество, закрыв вас собой, не так ли?

Королева Мария замерла посреди кабинета. Мужчины тоже были вынуждены стоять, что его величеству очень не нравилось. Последствия восседания на троне суровых предков давали о себе знать… И вообще, как-то сегодня он не был расположен к семейному скандалу!

— Вам прекрасно известно, что так оно и было, — раздражённо ответил он супруге. — Он выполнил свой долг.

— Тем не менее, когда его родственники забрали у герцогини земли и часть денег, вы не вмешались…

— Герцог не оставил наследника мужского пола. Его родственники действовали в соответствии с законодательством королевства. У его величества не было повода вмешаться, — поклонился королеве советник.

И получил в ответ взгляд, полный ненависти.

— А когда вдовствующая герцогиня в спешном порядке выходила замуж во второй раз, вам не показалось это странным? Когда Хелен добралась, наконец, до меня и заявила что её мать опоили приворотным зельем?!

— Частная жизнь аристократов… — пожал плечами король.

— Слово несовершеннолетней девчонки против слова уважаемого человека, — вздохнул личный секретарь. — К тому же старший брат, которого поддержал его величество в трудную минуту и…

— И поэтому я сейчас вижу на балах новую жену этого «уважаемого» человека в фамильных драгоценностях покойной герцогини?! В том числе и тех, что дарили ей мои родители?!

— По закону они должны были остаться у девочек… — начал было личный секретарь, но осёкся, споткнувшись о ледяной взгляд северной магини.