Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Мы показали себя неблагодарными правителями и плохими друзьями, Ваше величество!

Король склонил голову.

— Но год назад… — начал герцог.

— Год назад ко мне во дворец прибежала Дария — как вы знаете, Адорно сохранили право входить к нам в любое время дня и ночи. Патрика опоили приворотным зельем, и Хелен… смогла расколдовать сына!

— И вы в это верите? — король протёр вспотевший лоб платком королевы.

— Я ни секунды в этом не сомневаюсь! Может быть, проверим? — королева обнажила запястье.

Достаточно одной капли крови северной магини, и королевская печать почернеет, если утверждение окажется ложью. Король знал это. Знал он также и то, что его супруга никогда, никогда не ошибается…

— Не надо, Мария… — вздохнул правитель. — Зельевары, я чуть не отдал приказ на уничтожение девушки!

— Если у принца Патрика есть хоть капля мозгов, он вернётся во дворец с невестой, — процедила её величество. — И все будут очень и очень счастливы. Это, надеюсь, понятно?

Личный секретарь стоял перед королём навытяжку. А теперь… теперь гневался его величество.

— С чего мы вообще решили, что сына опоила юная герцогиня?! Кто вёл тогда Патрика? Откуда вообще пошла информация?!

Король замер на мгновение. А потом опять сорвался в бег по кабинету:

— Мы действительно чуть было не погубили девочку! И только вспомнив, что её отец закрыл меня собой… Я её помиловал! А мог бы… Зельевары!

Король резко сел. Ссссссссссс… Зельеварррры… Не стоило этого делать…

Да, было весело. Но в следующий раз — к зельеварам все эти обычаи! Сто невест! Немыслимо… Во всяком случае, сидеть на троне предков совсем не обязательно. Надо будет издать указ…

— Сведения поступили из Тайной канцелярии. Они не уследили за его высочеством. Были признаки того, что его опоили. И принц Патрик… он отправился к герцогине Адорно. Из этого были сделаны выводы…

— Что он отправился к той, которая и напоила его приворотным зельем.

— Увы…

В дверь постучали.

— Да! — зарычал его величество.

— Вы приказали доложить, — заглянул слуга, — когда во дворец вернётся его высочество.

— Говорите.

— Вернулся один. Её сиятельство дворец покинула. Он её уговаривал.

— Свободен!

Король закрыл лицо руками.

— Вы позволите мне поговорить с девушкой? — поклонился ему личный секретарь.

— Хотите её допросить по поводу происшествия годовой давности? Или же уговорить вернуться во дворец, чтобы её величество и их высочество окончательно не проели мне плешь?

— И то, и другое, Ваше величество.

— Надо начинать расследование в Тайной канцелярии, — вздохнул король. — Не верю я в такие ошибки. И как же мне, Реньер, не хватает вашего отца — Верховного судьи.

— Мне тоже, — тихо проговорил молодой человек.

— Род Скалигерри служил мне и моим предкам верой и правдой. Но к сожалению, убийц так и не нашли.

— Не потому, что я не старался.

— Слушайте, а может вы и возглавите Тайную Канцелярию?! Я очень благодарен вам за службу, но мы же оба знаем, что герцогу Скалигерри не по чину быть личным секретарём. Пусть даже и королевским.

— Ваше величество, мы можем вернуться к этому разговору позднее? Скажем, через месяц? Когда мы ликвидируем угрозу его высочеству и, я надеюсь, отучим покушаться на волю наследника.

— Договорились. А теперь?

— Да, ваше величество…

— Мы отправимся с вами к герцогине Адорно. Вместе.


— Хелен, что случилось во дворце?

— Ничего необычного.

— Ты выглядишь больной.

Дария взяла сестру за руки — те были ледяными. Щёки, напротив, пылали. Девушка тяжело дышала, как будто бежала всю дорогу.

— Мы завтра же уезжаем, — глухо проговорила она. — Места в почтовой карете я выкупила. Запросы в два университета, что предлагали мне защищаться у них, отправила.

— Погоди, если тебе ещё не пришли ответы, то куда мы отправимся?

— Прочь! Прочь отсюда. В крайнем случае, предложу свои услуги. Думаю, куда-нибудь да возьмут.

— Хорошо, — Дария не стала спорить с сестрой. Обычно спокойная, рассудительная и всё просчитывающая на сто ходов вперёд, эти несколько дней Хелен была сама не своя. — Завтра едем. Но, может, ты пока переоденешься и приляжешь?

— Нет! Не время… Надо сходить в банк и написать заявление…

Требовательный стук в дверь оборвал фразу.

— Если что — забери деньги в банке. Счёт на моё имя. И езжай прямо к профессору на побережье. Адрес есть на конвертах — наша с ним переписка, ты знаешь.

Дария не успела спросить, что происходит. Сестра рывком распахнула дверь.

— Ваше величество?! Ваше сиятельство?!!

На пороге, действительно, стояли король и его верный секретарь.

— Нам необходимо поговорить, — нахмурившись, сказал король.

«Ой-ё-ё-ёй! — заметались в голове у Дарии мысли. — Ничего на виду не раскидано?!»

К счастью, после того как сестра отбыла во дворец, она всё разложила по местам, так что в их крошечном номере было чисто. Убого, бедно, но чисто.

Король растерянно посмотрел на герцога Скалигерри. Тот ответил ему столь же недоумевающим взглядом. Конечно, они знали, что девочки сильно пострадали после смерти родителей — и в финансовом плане тоже. Но чтобы до такой степени…

— У вашей матушки был особняк в столице, — вырвалось у его величества. — Имущество вашего отца отошло его семье, это правда. Но… герцогиня же… не бедствовала?!

И король растерянно посмотрел на герцога Скалигерри, ища поддержки.

— Имущество матушки отошло её законному супругу, Рансу Тиберину, — спокойно ответила Хелен. — Нам же оставили дальнее поместье, а также немного денег на счетах. Их как раз хватило, чтобы оплатить моё образование.

— Вы должны были обратиться с жалобой в секретариат его величества, — обронил герцог.

Дария вскинула голову и с ненавистью уставилась на всесильного вельможу. Хелен только усмехнулась, но промолчала. Что эти двое могут знать о том, что им пришлось пережить… Об ужасе, который она испытывала каждый раз, наталкиваясь на сальный взгляд отчима. О документах на её брак с ним… О том, как она отчаянно торговалась за свою свободу и свободу сестры!

— Что значит — мужчины?! — раздался внизу крик. — У меня приличный пансион! Эти девицы не должны разводить тут… Сейчас! Сейчас я покажу им…

Тяжёлый топот по лестнице, жалобный скрип ступеней:

— Эй, барышни! А ну-ка убирайтесь…

Хелен тяжело вздохнула. Если её не арестуют, то ночевать им, видимо, придётся на улице.

Герцог Скалигерри вышел на лестницу. Вопли хозяйки стихли, будто он её заколдовал.

— Собирайтесь, — приказал его величество. — Мы отвезём вас во дворец.

— Я арестована? — спросила Хелен, а у Дарии вырвался крик ужаса.

— Милая герцогиня, вы совсем одичали, — покачал головой король. — Я не хожу на задержания. Для этого в королевстве есть совсем другие люди.

— Простите, ваше величество, но я не понимаю…

— Мне очень хотелось бы сказать, что я просто хочу исправить несправедливость и помочь вам. Но… правда в том, что мне нужна ваша помощь.

Глава 5

Солнечный свет льётся сквозь пыльные окна аудитории, полукруглые столы амфитеатром обнимают тучную фигуру профессора. Вальпнер, как всегда негромко, читает очередную лекцию.

Эти лекции студенты слушали так, что если отвлечься — слышно, как снег падает за окном. Но никто не отвлекался:

— Итак, сегодняшняя тема — иллюзорные зелья. Вопреки расхожему мнению о том, что эффект сваренного по всем правилам зелья, при условии высокого качества каждого из ингредиентов одинаково воздействует на всех, я могу с уверенностью утверждать, друзья мои, что это не так! Далеко не так… И хотя каждое иллюзорное зелье состоит минимум… Я подчёркиваю — ми-ни-мум из тридцати редчайших, дорогостоящих ингредиентов, что при достойном их качестве и правильном использовании непременно даст желаемый результат, тем не менее, иллюзорное зелье рассчитано на воспринимающего, магический потенциал которого имеет большое значение. Исходя из этого… Так… Вот это важно! Запишем, друзья мои. Подводя итоги всего вышесказанного, можно утверждать: чем сильнее магический потенциал воспринимающего, тем слабее сама иллюзия. Запомните, это очень важно!

— То есть на сильного мага зелье не подействует?

— Он что, просто ничего не увидит?

— Терпение, друзья мои, терпение! Сейчас вы всё узнаете! Итак… Сильный маг способен сорвать иллюзию, откинуть её, будто вуаль модной шляпки! Однако этому, безусловно, необходимо учиться. Когда мы приступим с вами к практическим занятиям…

Лицо профессора отделилось, и поплыло прямо на неё. Хелен испугалась, но зельевар вдруг превратился в принца Патрика и опустился перед ней на колени:

— Хелен! Хелен, умоляю тебя, пощади! Согласись быть моей женой, пожа-а-алуйста-а-а-а-а!

И она проснулась.

Прямо над ней сверкала золотой пылью королевская печать в виде огромной короны. Иллюзия уже таяла, но Хелен успела прочесть послание — к одиннадцати часам она должна быть в парадном зале.

— О, Хелен! Умоляю, будь моей женой! Пожжжалуйста-а-а-а!

Девушка села на кровати и потёрла пальцами виски́. Так… А вот это уже не смешно! У неё что, галлюцинации? Зельевары, обладающие сильным магическим потенциалом, часто сходят с ума от нервных потрясений. Она это знала. И день вчера был тяжёлый, так что…