Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Тесса Роел

Счастливый талисман Аниты

Посвящается Оливеру и Брули

Глава 1

Письмо от мамы


Анита радостно подпрыгивала на ходу по пути к спальням Далингтонской академии для девочек. Она провела уже две недели в новой школе-интернате и сегодня получила первую почту: это было письмо от её мамы. Сжимая пальцами конверт, девочка изнывала от желания поскорее его открыть.

Когда Анита вбежала в комнату, Беатриса — её соседка — лежала на кровати с книгой.

— На улице прекрасная погода! — заявила Анита. — Не хочешь попозже пойти обследовать территорию?

Не отрываясь от книги, Беатриса лишь слегка тряхнула головой в ответ. Копна кудряшек-пружинок свесилась ей на лицо, словно занавеской отгораживая девочку от соседки. Беатриса боялась всего на свете, начиная со старого плюшевого кролика Аниты и криков остальных учениц в коридоре и заканчивая её собственным отражением в зеркале над комодом. Её отказ Аниту не удивил. Это была не первая из её безуспешных попыток завести в школе друзей. Когда в первый день она попыталась заговорить с кем-то в столовой, на неё тут же зашикали старшие студентки, которые следили за порядком на обеде. А в ещё один дождливый вечер Анита принесла в общую гостиную свой мольберт с красками. Она надеялась, что кто-то из девочек заметит его и подойдёт поболтать о её рисунках. Или даже сядет рядом, чтобы посмотреть. Но этого не произошло.



Девочка со вздохом опустилась за рабочий стол. Открыв конверт, она начала читать письмо. В юности её мама тоже жила и училась в Далингтонской академии. И теперь ей не терпелось убедиться, что её дочь так же потрясающе проводит там время, как и она когда-то. В письме мама рассказывала, как завела в школе друзей на всю жизнь и что с этим местом связаны её самые лучшие воспоминания. Те же восхищённые истории Анита слушала всю жизнь. Одно она могла сказать наверняка: в этих историях совершенно точно описывалась какая-то другая Далингтонская академия для девочек. Не та, в которой она провела последние две недели.

Располагалась она на том же месте: в тихом пригороде с видом словно с подарочной открытки. И говорили о ней то же самое — что это одна из лучших школ-интернатов во всей Англии. Название тоже не отличалось. Анита даже проверила несколько раз железную табличку на воротах, чтобы убедиться. Однако сама школа разительно отличалась о того, о чём говорила мама.

Отслаивающаяся краска и потёртые полы заменили блестящий мрамор и полированное дерево. Вместо весёлых стаек девочек, наполнявших залы и коридоры смехом, по школе ходили нелюдимые ученицы, покидавшие спальни только для приёмов пищи и занятий. Не было и живых, вдохновляющих дискуссий на этих занятиях — лишь скучные сухие уроки по древним учебникам. И этот более строгий, мрачный Далингтон шёл в комплекте с толстой книгой правил, которую вручали каждой новой ученице в первый день.

Несмотря на всё это, Анита изо всех сил старалась не падать духом. Как бы уныло дела ни обстояли, она всегда сохраняла на лице улыбку. Но внешний оптимизм не мог изменить того, что она чувствовала на самом деле. А на самом деле Анита была несчастной и одинокой.

Слёзы начали капать из глаз девочки, когда она читала мамино письмо. По какой-то причине она позволила себе надеяться, что оно объяснит, почему школа оказалась такой неприветливой и что нужно сделать, чтобы вернуть прекрасную академию из маминого детства.



Уже собираясь выбросить письмо в мусорную корзину, Анита заметила небольшую приписку на последней странице, ниже маминой подписи:

P.S.: Не забудь записаться в какой-нибудь далингтонский клуб. Именно в теннисном клубе я нашла своих лучших подруг.


Анита тут же выпрямилась и вытерла слёзы. С тех пор как она приехала, никто никаких клубов не упоминал. Девочка задумалась. Может быть, там она всё же подружится с кем-нибудь? Она глянула на часы. До ужина ещё далеко, времени, чтобы поговорить с директрисой, достаточно. Анита сложила письмо и положила его в карман блейзера, а потом накинула пальто.

— Беатриса, — обратилась она к соседке. — Я иду к директрисе, чтобы спросить про клубы. Не хочешь со мной?

Беатриса подняла на неё глаза, которые тревожно расширились.

— К директрисе? — пролепетала она, а потом покачала головой и вернулась к чтению.

Анита пожала плечами и отправилась в кабинет главы школы одна.


Приёмная перед кабинетом директрисы была пустынной и пугающе тихой. Анита немного нервничала перед разговором с руководительницей интерната один на один. Ей очень бы хотелось, чтобы рядом был друг, пусть даже трусишка Беатриса. Похлопав по письму в кармане для храбрости, Анита глубоко вдохнула и постучала в дверь.

— Войдите, — послышался слабый и уставший голос.



Анита повернула ручку и вошла.

Кабинет директрисы был такой же мрачный, как и вся остальная школа. Мебель, лампы, фотографии и портреты были закрыты большими кусками ткани. Анита решила, что директриса, должно быть, очень боится пыли. Иначе зачем эти странные покрывала?

Сама женщина с блёклыми каштановыми волосами, забранными в пучок, сидела за столом, листая фотоальбом.

— Прошу прощения, мадам, — подала голос Анита.

— Ммм, — только и ответила директриса, даже не поднимая глаз.

— Меня зовут Анита, — продолжила девочка. — Я только недавно сюда приехала и хотела узнать, есть ли в школе какие-нибудь клубы. Я не знала, у кого можно спросить о них, и…

— Клубы? — переспросила директриса, всё ещё погружённая в фотографии.

— Да, мадам, — кивнула Анита. — Моя мама, например, была в теннисном клубе. Она сказала, что в её время команда Далингтона была самой лучшей.

— Теннисного клуба больше нет, — ответила директриса, перевернув страницу альбома.

— Правда? — Анита нахмурилась. — Ну, меня в любом случае больше интересует искусство…

— Художественного клуба тоже нет.

— Может быть, театральный?

— Нет.

— Поэтический?

— Нет.

— Шахматный?

— Нет.

Анита была разочарована.

— А какие клубы тогда у вас есть?

Директриса вздохнула и наконец подняла глаза от фотографий.

— У нас есть только один клуб. Тебе нужно поговорить со Круэллой.

— Круэллой? — не поняла Анита.

— Круэлла де Виль, она моя помощница, — объяснила директриса. — Учится на год старше тебя. Кажется, она сейчас как раз в клубной комнате 101.

— Спасибо, — сказала девочка. Директриса снова опустила взгляд на альбом. Похоже, визит окончен. Анита вышла и прикрыла за собой дверь. Ну что ж, нужно найти эту Круэллу де Виль и, может быть, хоть какой-то след былого очарования Далингтона, столь любимого её мамой.

Глава 2

Единственный клуб


Анита бродила по коридорам школы, ища Круэллу. В отдалённом крыле первого этаже она наконец нашла открытый класс, из которого в тёмный холл лился тёплый свет. На двери была табличка «Клубная комната 101», хотя вторая единица оказалась перевёрнутой.

Анита несмело вошла внутрь. По всей комнате были расставлены первоклассные швейные машинки. На стульях и партах лежали ткани самых разнообразных цветов и текстур: пурпурная тафта, шёлк цвета слоновой кости, мандариновая шерсть, изумрудно-зелёный бархат. Позади стояли в ряд манекены в разных очень необычных нарядах. На одном был надет бордовый брючный костюм, украшенный нитками лавандовых бус. На его плечах красовалась мерцающая серебряная накидка. На другом — шокирующе-зелёное мини-платье с капюшоном, отделанное золотой и коричневой бахромой. Анита подумала бы, что ошиблась классом, если бы не развешанные по стенам групповые фотографии членов разных клубов. Правда, на каждой был нарисован жирный красный крест.

В комнате, казалось, никого не было. Однако вскоре из-за одного манекена, повёрнутого к Аните спиной, показалась девочка. Она подкалывала и подшивала ткань, наброшенную на манекен.

— Извини, это ты Круэлла? — смущённо помахала Анита рукой, когда старшая ученица повернулась к ней.



Губы девочки оказались плотно сжаты — она держала во рту булавки, которыми прикалывала ткань к манекену. Голову её украшала невообразимая причёска: одна половина волос была чёрной, а вторая — белой. Большие глаза свирепо сверкнули и сузились, когда девочка заметила Аниту. Она выплюнула булавки и вонзила их в манекен.

— Да, — ответила девочка спокойно, несмотря на свой довольно дикий вид. — Я Круэлла. Круэлла де Виль.

Анита осознала, что уже видела её прежде. В Далингтоне точно больше не было студенток с такой причёской. Круэлла была одной из старших учениц, которые патрулировали столовую, следили за манерами младших и пресекали любые их попытки общаться.

— Меня зовут Анита, — представилась она. — Директриса сказала, что я могу поговорить с тобой насчёт клубов.

— Клубов? — Круэлла поджала губы и откинула с лица прядь волос.

— Да, — кивнула Анита. — Я бы хотела вступить в художественный клуб. Мне нравится рисовать и…

— У нас нет художественного клуба, — прервала её Круэлла. Она усмехнулась и двинулась к Аните маленькими скользящими шажками. — Все клубы были распущены. Кроме моего, разумеется.