Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Без камина мы бы не выжили. Не выжили бы вместе с…

— Лера! Где она? — спросил я, увидев лицо бабули. Она, услышав мой вопрос, отвернулась и тихо заплакала.

4

— На-а, выпей, — сказала она вместо ответа. — Тебе надо поправляться…

— Где Лера, черт тебя побери? Где она? — Я отшвырнул стакан.

Тот разбился где-то рядом — я почувствовал брызги на лице, но тут же мне стало не до них: боль пронзила тело. Адовая вспышка прошлась напильником поочередно по всем переломанным костям, а потом задержалась на всех разом.

— Ч-черт!

— Нет, не надо вставать… не сейчас. Ты слишком слаб. — Фигура засуетилась, укладывая меня на место.

Но я не мог лежать и все пытался подняться.

— Лера-а… — простонал я.

И вдруг вспомнил. Все вспомнил. Эта картинка пришла из ниоткуда и ранила меня сильнее, чем все те переломы, которые я заработал во время встречи со служителями культа.

Людьми Мрака. Это они забрали дочь!

— Нет ее! Я слышала, когда они приходили, забрали бедную девочку. Да за что же ей-то такое наказание? Совсем же еще ребенок, бедняжечка! Потом пришла сюда. Все боялась, что ты умрешь. Три дня. Тут. Три дня не отходила, пока ты не очнулся.

Боже, уже прошло три дня! Люди Мрака могли сделать с дочкой за это время все что угодно. Покалечить, убить или выкинуть на мороз, отпустить на растерзание зомби. Для последнего даже не надо было далеко ходить. Всего-то несколько сот метров — и вот она, граница, линия фронта! А за ней — тварей немерено.

— Лера-а! — Я пытался повернуться, но меня снова вырвало. Казалось, это выходят наружу кишки. Еще чуть-чуть — и изо рта выпрыгнет сердце. Да и зачем оно мне сейчас, если я и так потерял все?

Или?

Нет?

Нет!

Нет!!!

Не потерял. Не смей даже так думать, просто не смей! Еще не все, еще не…

— Я боялась высунуться. Нехристи творят, что хотят. Это все делишки этого… Мрака, — продолжала старушка, — а ведь еще недавно я ходила в его церковь, но потом, как узнала, что они там… что они делают… Господе Иисусе, прости мне мое богохульство! Ибо не ведаем мы, что творим…

Бабуля начала бормотать что-то нечленораздельное. Молиться, видимо. Я уже ничего не соображал, снова впав в беспамятство, но сквозь него услышал отчетливый звук — рев мутантов. И мне показалось, что на этот раз они были уже гораздо ближе.

Совсем рядом…

5

В тесной комнате было душно и накурено. Вокруг дубового стола стояли несколько человек, глядя на карты города, разложенные одна поверх другой. Водили пальцами по стрелкам, знакам, пунктирам, что-то напряженно вымеряли линейками и просто ладонями. Курили. Кашляли. Молчали.

В последнее время Добровольный Союз Обороны в лице подполковника в запасе Ямина, майора Глушко и нескольких гражданских, из администрации, собирались тут часто, почти каждый день, и засиживались до полуночи, обсуждая план дальнейших действий. Было над чем подумать и о чем поговорить.

— Саша, какая обстановка? — спросил самый старший из присутствующих, почти старик — подполковник Ямин.

— На Зареченской линия обороны сдвинулась на тридцать метров. На Пушкина — на сто, — начал сухо докладывать Александр Перов, доброволец, одним из первых вступивший в ДСО. Выглядел он молодо, почти по-юношески, хоть и был годков уж приличных, в которые обычно заводят второго ребенка и обнаруживают первые седые волосы. Сашка же был холост и в порочащих связях не замечен. — По улице Дзержинского дома пятый, седьмой и девятый уже оккупированы мутантами. Наши вчера ходили туда, говорят, какое-то там теперь гнездо у слепней. Едва ноги унесли оттуда.

— А библиотека? — спросил Ямин, водя по карте заскорузлым желтым ногтем.

— Библиотеку и рынок поглотило еще вчера, там козлобороды теперь. Удалось немного отбить парковку, но там аномалии родились.

— Козлобороды не опасны, — махнул рукой Ямин. — Так, ежи с усами, как у Чапаева, а не мутанты.

— У них иглы отравленные, — мягко возразил Санька. — И слюной ядовитой плюются.

— Темпы расширения растут, — изрек майор Глушко, лысоватый сутулый мужчина с огромной розовой бородавкой на носу.

— Растут, — вздохнул Ямин, вновь глядя на карту.

— За две недели — почти треть города, — осторожно добавил Александр, поглядывая на остальных. — Если расширение будет продолжаться такими же темпами, то к концу зимы мы…

— Погоди раньше времени паниковать, — раздраженно оборвал Ямин, сверкнув глазами. Мужик он был нормальный, справедливый, хоть и резкий. Всегда говорил по делу и поддерживал железную дисциплину у добровольцев. Пользовался большим авторитетом, и только благодаря ему город смог хоть как-то противостоять мутантам и мародерам, которые заполонили улицы.

— Так я и не паникую. Я…

— Вот и молодец, — вновь оборвал его Ямин. — У тебя по докладу все?

— Все, — опустив взгляд, ответил Саня.

— Хорошо. Так, а что там у нас по поиску живых? — спросил подполковник, глянув на стоящего в дальнем конце стола худого парня. — Клим, доложи!

— Обследование районов происходит постоянно. Основная проблема — это, конечно же, мародеры и бандиты. Все оружейные и охотничьи магазины разграблены. Много одиночек, но они — не проблема. Некоторые даже к Союзу примыкают после профилактической беседы.

Кто-то из присутствующих хихикнул.

— Ты там только не переусердствуй с беседой, с профилактической, — улыбнулся Ямин, понимая, что парень имеет в виду. У Клима — разряд по тхэквондо. И не только по нему, судя по всему. Одним ударом ноги разносит деревяшку-сотку в щепки. После такого несведущие люди обычно отправляются в глубокий нокаут. «Форматирование диска», — шутят парни из добровольцев.

Оставаясь все таким же серьезным, Клим кивнул.

— Ладно, продолжай, — махнул подполковник, вновь нахмурившись.

— Больше проблем, конечно, от банд. Некоторые объединяются, и тогда совсем труба. Позавчера, при очередном рейде, нарвались на отморозков. Дениса постреляли, Никиту ранили, Кайрату полголовы снесли.

— Жалко ребят, — тихо вздохнул Глушко.

— В северном квартале, в Доме культуры энергетиков, у них там целый штаб организовался, — продолжил доклад Клим.

— Ну что за натура у людей такая, гадская? — не выдержал Ямин, стукнув по столу жилистым кулаком. — Тут бы объединиться всем вместе, дать противнику отпор, Зоне этой проклятущей, а они в стайки сбиваются, друг против друга грызню устраивают.

— Вадим Петрович, — обратился Клим к подполковнику. — Это ведь уголовники. За две недели до известных событий амнистию всеобщую объявили по области, вот они и выползли все. А тут такое произошло.

— Да, верно говоришь, — кивнул Ямин. — Отбросы! Клим, а гражданские — хоть кто-нибудь — есть?

— Есть, — кивнул парень. — Вчера два рейда делали до завода приборов, там обнаружили несколько человек, в основном из отдела технического контроля, из лаборатории. Привели их на базу, накормили, выделили места, привели в чувство. Они там, на этом заводе, две недели без тепла жили. Чуть не замерзли. Пытались выбраться, да неудачно, наткнулись на мутантов.

— Из лаборатории, говоришь? — нахмурился Ямин.

— Так точно.

— Ты вот что, Клим. Ребят этих, кто покрепче, к себе возьми, в бригаду.

— Вадим Петрович, да зачем они мне? — запротестовал парень. — Ботаники, хилые, в очках ходят. Их же при первом рейде постреляют. У меня парни свои есть, из секции, я с ними…

— Ты, Клим, не спорь, — по-отечески произнес Ямин. — Ботаники — тоже люди, причем умные, из науки. Ты возьми их в рейд, вот прямо на завтра запланируй… Ты же собирался в городскую библиотеку.

Клим кивнул и начал разглядывать ботинки.

— Задачу им такую поставь: пусть попробуют разобраться в причинах расширения Зоны. Ведь есть же какая-то в этом логика, ей-богу! Не просто же все так происходит! По чьим-то законам, дурным, непонятным, но — законам. Нам, ребятам военным, это все — высокие материи, а лаборанты ребята умные, из науки. Пусть поищут, авось что-то накопают. Заодно и в библиотеку загляните, нужных книжек им прихватите. Там, говорят, целый этаж был по Зоне: и доклады, и исследования, и прочие бумажные потуги. Пусть возьмут что надо.

— Да это же не их профиль, Петрович, — включился в беседу Глушко. — Ну, не тем они на заводе приборов занимаются. Я же туда раньше, до известных событий, с проверкой ходил по пожарной безопасности, помню. Там — качество, детали, допуски, припуски, все дела. А тут — Зона. Ну, не вяжется же!

— Макарыч, а у нас других ученых нет, сам знаешь — их первыми вывезли при выборочной эвакуации. А нас оставили. Вот и крутимся, как можем. Так что — выбора нет. Не умеют — научим, не хотят — вон Клим им разъяснительную беседу проведет.

— Ну да, — устало кивнул Глушко.

— Давайте, ребята, действуйте, — хлопнул в ладоши Ямин и глянул на часы. — Мать честная! Да уже час ночи! Засиделись мы с вами. Отдыхать тоже надо. В общем, подводя итоги. Задачи всем ясны на завтра?

Присутствующие нестройно что-то промычали.

— Вот и хорошо. Первостепенно — это, конечно, Клим, твоя тема. Воевать с бандитами мы можем вечно, а вот разобраться в ситуации надо.

— Петрович, про поддержку с Большой земли ничего не слышно? — спросил Глушко.