Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Рамос отказался? Да кто он такой? У тебя три дня на то, чтобы перевезти оборотня в Одиннадцатый равелин. Если не успеешь, будешь штурмовать яхту и пойдешь в первых рядах.

— Не боишься поссориться с Мерионом?

— Мерион сдаст Рамоса с потрохами. Если его подчиненный не смог выполнить такого простого задания, то он сам виноват. Заодно наш британский друг поймет, насколько мы готовы уступать ему.

— Ни капельки, — представитель красной сферы усмехнулся, вновь показав клыки.

— Точно.


«Спокойным местом», что обещал старый маг, оказалась простенькая однокомнатная квартира со скрипящей двуспальной кроватью и старой, но еще добротной мебелью — стенкой, такой же, как дома у Вальдислава, парой небольших кресел и несколькими стульями.

Унитаз слегка покачивался, ванна была маленькой, и горячая вода текла тонкой струйкой. Но все это выглядело мелочами, Иво квартира показалась роскошной и громадной, он не отказался бы прожить в ней хоть всю жизнь — это непритязательное жилище было куда комфортнее и роскошнее, чем то, к которому привык парень.

Его не смущали ни потертые коричневые обои с белыми цветками, порой не совпадающими на стыках, ни «поющий» паркет с несколькими недостающими в коридоре плашками.

Ему просто показалось, что жить здесь, при этом учиться в университете и, может быть, встречаться с какой-нибудь девушкой — память услужливо представила Ленку Соколову, покусывающую кончик ручки на выпускном по математике, — было бы настоящим счастьем.

Есть не хотелось, а потому продукты в холодильнике в этот вечер остались нетронутыми.

Спать тоже не было никакого желания, однако Иво разделся, умылся с удовольствием — воду греть было не надо! — и лег, постелив чистое белье из шкафчика. Уже почти задремав, он вдруг вспомнил про телефон, поставил его заряжаться, а потом часа полтора провел в мучительных попытках заснуть. Его терзали мысли о смерти Эддинга, о матери, которую он никогда не знал и не видел, о вступительных экзаменах, что наверняка пройдут без него.

Утром он быстро умылся, позавтракал холодной курицей и соком, оделся и вышел, просто захлопнув за собой дверь, согласно полученной вчера инструкции.

В руке у Иво был полиэтиленовый пакет с надписью «Горячая курочка», в котором находились книга и карта. Сержант вечером кинул пару намеков на то, что с удовольствием выкупил бы у парня оба предмета за немалые деньги, но не особо настаивал. Видимо, получил определенного рода инструкции от Василия Сергеевича, решившего обойтись с воспитанником слаш честно. Возможно, у старика были планы на Иво — парень вспомнил, что Эддинг говорил о том, что когда-то он сможет стать неплохим магом.

На Сенной площади творилось форменное столпотворение. Рядом с входом в метро некто маленький, лысый и неприлично ушастый дернул парня за рукав и заговорщицкой скороговоркой предложил:

— Запрещенные артефакты, на любовь, на смерть врагов, подзарядки не требуют, есть врастающие в тело, краденые у сатра специально для «коричневых»! Куплю, продам артефакты, предметы Силы, зелья, тайные ингредиенты. Есть клык верог, надежное средство от…

— А «красные» об этом знают? — поинтересовался Иво, и торговец отшатнулся.

Жизнь здесь кипела, и каждый третий продавец не был человеком. Едва ступив на эскалатор, Иво заметил позади, в вестибюле станции, знакомого сержанта, выговаривающего что-то троице смущенных подростков с копытами.

«Сатра», — подумал Иво, почерпнувший немало информации из книги Феофана.

Спустившись в зал, парень отошел в сторону от основного потока пассажиров и достал карту. Можно было поехать на Черную речку и оттуда пройти до Новой Деревни, где была небольшая территория «коричневых». Или отправиться в парк Победы, который также держали представители родной сферы.

Но внезапно на Иво накатила безысходность — он осознал, что, по большому счету, чужой для людей. Что наследство в виде мести за приемного отца-слаш никому, кроме него, не нужно. Да и сам он — не лучший подарок, учитывая, что, возможно, — хотя он в это и не верил, — кто-то могущественный охотится за ним.

На прощание Василий Сергеевич дал собеседнику понять, что ни одно нормальное объединение «коричневых» магов не примет его с ходу, а если кто-то согласится, то наверняка такое отребье, что от них лучше сразу бежать.

Иво еще раз рассмотрел карту. Куда ни кинь — везде клин. Страха не было — иногда он чувствовал легкое беспокойство, но именно чтобы бояться, ощущать ужас или что-то подобное — такого с ним, спасибо приемному отцу, не происходило никогда.

— А пошло оно все, — пробормотал парень и решительно свернул карту. — Иду на «вы».

Он решил поехать на свою родную станцию метро «Василеостровскую» и там найти представителей «Ложи Петра и Павла». Отца убили на их территории, если они не виноваты — пусть разбираются. А если это они приложили свои лапы, — то уж, по крайней мере, он поймет это и будет действовать соответственно. Как именно — Иво пока не представлял.

Не было еще десяти утра, когда он вышел из метро и тщательно осмотрелся. Никто из находившихся рядом людей и нелюдей не был похож на сержанта с Сенной площади.

Иво решил пройтись вокруг квартала, но, сделав всего несколько шагов, заметил того крылатого, что вчера подсказал ему вытереть лицо.

— Уважаемый! — крикнул воспитанник слаш стоявшему впол-оборота элохим. — Можно вас спросить?

Крылатый повернулся к Иво, и тот мгновенно осознал собственную ошибку — этот «белый» был гораздо ниже, сильно моложе, да и крылья, представшие глазам, были скорее обрубками.

— Да? — хрипло поинтересовался элохим.

— Простите, я вас перепутал с другим, у того крылья длиннее были, — начал объяснять Иво, по выражению лица собеседника понял, что допустил бестактность, и взмахнул руками, показывая досаду.

Взмахнул очень неудачно — задел кого-то невидимого, и в следующий момент тот проявился на пустом месте. Стройный юноша, закутанный в полупрозрачное облако тумана, был представителем голубой сферы, альвом.

— Я ошибся, — торопливо сказал Иво. — И, если вы не против, пойду своей дорогой.

— Я против, — заявил покрасневший от ярости элохим.

— Я тоже против, тутти-там, — медленно протянул альв. — Предлагаю отойти в подворотню и обсудить.

Именно этого Иво и не хватало — затеять ссору с двумя уроженцами гостевых сфер, наверняка опытными магами и сильными бойцами. Пытаться сбежать смысла не имело, оставалось надеяться лишь на голос разума — ведь он не хотел никого оскорбить.

Втроем они прошли в ближайшую арку, миновали детскую площадку, на которой уставшие мамаши обсуждали своих чад и украдкой курили, подошли к тупику, в котором никого не было и ржавел бесколесный остов «шестерки».

Первый удар Иво пропустил — элохим без предупреждения ткнул его кулаком в грудь с такой силой, что воспитанник слаш пролетел полметра и ударился спиной в стену.

Другой бы упал, но Иво лишь встряхнулся и кинулся вперед. Впрочем, шансы его были равны нулю — противник превосходил и числом, и умением, а элохим — еще и весовой категорией.

— Дай я, тутти-ту, — тихо произнес альв и сделал странный жест правой рукой, будто размешивая что-то.

Иво ничего не почувствовал, но понял — это его шанс. Он в притворном ужасе схватился рукой за голову, сделал вид, что покачнулся и падает, а сам вспомнил, как обманул вчера хулиганов. Пустил в ход то, что Феофан назвал «отводом глаз», постарался убедить альва и элохим, что повержен.

Тощий юноша явно поверил в то, что враг побежден, и Иво бросился прочь, причем так, чтобы альв оставался между ним и элохим. Однако не успел он сделать и нескольких шагов, как сзади послышалось:

— Стоять!

И раздался выстрел.

Иво замер, а потом осторожно обернулся.

— Очень ловко, — похвалил элохим, опуская пистолет.

Альв с удивлением посмотрел на свои руки, затем на невредимого Иво.

— И что дальше? — поинтересовался воспитанник слаш. — Будете убивать?

— Отличная идея, тутти-ту, — альв улыбнулся краешками губ, и Иво понял, что существо, скрытое в коконе из тумана, безумно. — Нас трое, можем проголосовать.

— Я за то, чтобы угостить «коричневого» кофе, — элохим пожевал нижнюю губу. — И сделать ему предложение, от которого, если у него есть хоть капля мозгов, он откажется.

Сели в находящейся неподалеку кофейне. Иво с удивлением разглядывал меню — ему казалось диким отдавать за чашку стоимость банки растворимого кофе, но платил не он.

— Ирландский, двойной эспрессо и двойной шоколад, — заказал элохим, и официантка, явно не первый раз видевшая этого клиента, улыбнулась ему — крылатый явно ей нравился, хотя она наверняка не видела его обрубков. — Ну что, уважаемый «коричневый», давайте представляться? Мое имя — Атаниэль. Предвосхищая вопрос — имя настоящее. Представителя голубой сферы зовут Маж, и на этот раз — по серьезной причине — имя ненастоящее.

— Меня зовут Иво, — проворчал сирота. — И другого имени у меня никогда не было.

— Свяжешься с нами — будет, тутти-там, — улыбнулся альв, слегка раскачиваясь на стуле. Он был очень невысок — едва ли метр сорок ростом — и при этом очень щуплый. — Если доживешь, тутти-ту.

— Ну помолчи, а? — раздраженно вставил Атаниэль. — Иво, я так вижу, ты ни к какому источнику в Петербурге не привязан — твое тело Силы истощено, пополнить энергию ты не пытаешься, а значит, ни в какое объединение не входишь. Это так?

— Так.

— Хорошо. Насколько я понимаю, азами магии ты владеешь плюс еще парой хитрых приемов. Так?

— Нет. — Иво насладился секундным замешательством Атаниэля. — Я самоучка, кое-как усвоил по книге одно заклинание, еще одно мне показал приемный отец, плюс есть некоторые врожденные качества, о которых я говорить не собираюсь.

Альв и элохим уставились на него, словно пытаясь проглядеть в нем дырки.

— Что-то есть, но я не понимаю, тутти-ту. Возможно, какое-то проклятие слаш… — пробормотал Маж.

— А я вообще ничего не вижу, — с досадой добавил Атаниэль. — Ладно, парень. Видимо, здесь наши дороги расходятся и тебе не придется выслушивать мое предложение. Итак…

— Быстро, уходим! — альв вскочил так резко, что опрокинул столик.

Иво вскользь подумал:

«Хорошо, что кофе еще не принесли».

— Опять? — Элохим взмахнул рукой. — Аня, запиши на мой счет!

Странная пара — громадный элохим и маленький альв — двинулась к выходу, но почти сразу остановилась. В кофейню один за другим вошли трое верог — один в легком сером плаще и двое в брючных костюмах — мужчина и женщина. Первый поднял руку, словно требуя тишины, и заявил:

— Не надо резких движений, дети. Нам нужен только альв. Элохим может уйти.

— Семь и бездна, ты не смеешь ставить мне условия! — воскликнул Атаниэль. — Мы уйдем вместе.

Иво с удивлением смотрел на то, как спокойно себя ведут остальные посетители. Они словно не слышали ни слова из этого разговора, словно не чувствовали, что приближается схватка. Воспитанник слаш уже знал, что никто не видит чужаков такими, какие они есть на самом деле, — это работало заклинание «Пелена». Но, кроме того, вампиры, похоже, набросили на сидящих в кафе людей какой-то морок.

С его места было хорошо видно, как двое стоящих сзади «красных» начали что-то творить — это была сложная магия, но понять, что именно, он не мог — не хватало знаний. Элохим и альв заметить этого не могли — верог в распахнутом плаще закрывал товарищей.

— Осторожно! — крикнул Иво, и в этот момент все началось.

Реагируя на его крик, альв нырнул в сторону. Элохим попытался достать пистолет, но толчком воздуха его откинуло на несколько метров назад и вбило в стену. Вампир в плаще небрежно махнул в сторону Иво. Тот почувствовал давление на виски, и у него появилось легкое желание упасть на пол. Вопреки позыву, воспитанник слаш прыгнул вперед и ударил красноглазого в челюсть. Удар оказался хорош — «красный» как раз наклонялся, да еще и Иво смог вложиться как надо.

Раздался хруст, и вампир в плаще кулем свалился на руки Иво. Это помешало двум остальным верог мгновенно атаковать воспитанника слаш — они пошли кругом, выбирая позицию так, чтобы при атаке не задеть сородича.

И тут позади них возник Маж, в руке у него был короткий резной жезл из черного дерева. Альв сделал два легких пасса, и оба «красных» упали как подкошенные.

Рядом с ошарашенным Иво оказался Атаниэль. Он вырвал из рук воспитанника слаш на диво тяжелого вампира.

— Бежим! Или ты собираешься ждать свой шоколад?

Они вынырнули из кофейни в тот момент, когда кто-то из посетительниц завизжал:

— Человеку плохо! Людям плохо, вызовите «Скорую»!

Примерно в двухстах метрах от выхода элохим затормозил, лихорадочно шаря по карманам, затем достал брелок и нажал на кнопку. Стоявший неподалеку кабриолет отозвался тонким писком.

— Садись назад, — Атаниэль легко перепрыгнул через дверцу, нажал на кнопку под рулем, и автомобиль звучно заурчал.

— А как же альв? — удивился Иво, перелезая через борт; у машины не было задних дверей.

— Он уже здесь, — элохим без тени сомнения газанул, подрезая маршрутное такси.

— И это верно, тутти-ту, — подтвердил Маж, материализуясь на переднем пассажирском сиденье. — Мне противопоказано гулять в этих местах без маскировки. Нам, тутти-там, потрясающе повезло, что ты, Иво, успел предупредить меня, а затем вывел из строя Александра. Да еще Настя полезла вперед, закрывая меня от Стаса, тутти-ту. Они были на одной линии, когда я сбил обоих. Если бы Стас, тутти-там, мог видеть все, закрылся бы в два счета!

— Плохо, что они меня увидели, — пожаловался Атаниэль. — Надо было их убить.

— Скажи спасибо Иво, тутти-там, что мы вообще ноги оттуда унесли. Если бы он, тутти-ту, не вывел из строя Александра, тутти-там, дело кончилось бы печально. Стаса или Настю один на один я бы, скорее всего, сделал, тутти-ту… Ну, Настю точно.

Альв явно снова и снова переживал схватку, он вертелся на сиденье как заведенный и дышал тяжело и прерывисто.

Элохим молча прижал педаль газа. Иво с заднего сиденья завороженно наблюдал, как стрелка спидометра пересекла отметку «100», затем поползла к «150».

— Мы торопимся на тот свет? — поинтересовался он.

Автомобиль по встречной полосе обогнал длинный хвост и на только что зажегшийся красный едва вписался в поворот, выезжая на набережную. Сзади раздался звучный хор клаксонов.

— Если мы не выберемся с Васильевского острова в пять минут, тутти-ту, нас перехватят на мосту, — пояснил немного успокоившийся Маж. — А насчет квалификации водителя ты не волнуйся, тутти-там. Атаниэлю не повезло с рождения, он лишен чуда полета. Но компенсирует, тутти-ту, это тем, что гоняет по ночным улицам в компании таких же придурков, тутти-там. Прыгает с мостов, обвязавшись веревкой, и ныряет в подводные пещеры, тутти-ту. Причем на данный момент еще ни разу не умер.

— Все бывает в первый раз, — элохим резко вырулил со встречной на свою полосу, едва уйдя от лобового столкновения, и вновь пересек перекресток на только что зажегшийся красный.

Позади вовсю свистел милиционер, гудели стоящие в пробке машины, а легкий красный кабриолет пересек Дворцовую площадь и скрылся под аркой Генерального штаба.

— Нас не поймают? — осторожно поинтересовался Иво.

— «Ложа» слегка опоздала, через пару минут мы выедем с их территории. Милиционеры видели черный «Мерседес», а не красный «Феррари». А остальным мы, в общем-то, и неинтересны, — пояснил элохим. — Итак, едем ко мне. Устроим военный совет. Вдвоем это было скучно, а втроем можно и покричать, и поспорить.

— Скучно с тобой не бывает, тутти-там, — прокомментировал альв, уже совсем спокойный.

Через несколько минут машина неспешно взобралась на невысокий поребрик и застыла посреди тротуара, оставляя пешеходам проход едва ли в полметра. Впрочем, здесь она была не одинока — стоящий рядом джип заставлял людей вообще выходить на проезжую часть.

— Все забываю заказать Часовщикам морок с ржавой «копейкой» или другим автохламом, похожим на мою ласточку габаритами, — сказал элохим. — Вплавить амулет в асфальт и парковаться без проблем, пока заряд не кончится, — а все будут уверены, что здесь догнивает старая машина.

Атаниэль жил в старом доме, причем его квартира располагалась сразу на двух этажах — одна комната и совмещенный санузел на шестом, а вторая, кухня и еще один санузел — на седьмом, и соединялись этажи узкой винтовой лестницей без перил.

Квартира была сравнительно небольшой, но мебель и планировка делали ее скорее компактной. В глаза Иво бросилась громадная подъемная кровать, болтавшаяся на четырехметровой высоте почти под самым потолком — с нее в одну сторону свисало одеяло, в другую — простыня.

В проходе между стен располагался капитальный с виду турник — Иво едва смог бы до него дотянуться, зато Атаниэлю он наверняка был удобен. За кроватью стоял велотренажер с множеством кнопок, рядом с ним — удобное «директорское» кресло перед компьютерным столом, на котором красовался большой плоский монитор.

— Давайте наверх, у меня в холодильнике запас бутербродов и еще есть классическая турка для того, чтобы варить кофе на песке, — элохим слегка рисовался и не скрывал этого. — А после кофе займемся насущными делами.

Иво про себя отметил, насколько его спутники были разными.

Атаниэль — живой, крепкий, высокий, за два метра. Светлые волосы и беловато-голубые глаза, в которых плещется жажда жизни.

И Маж — едва видимый за белесой дымкой, худой и воздушный, незаметно меняющийся внешне так, что уловить оттенок русых волос очень сложно, а в темно-синих глазах — настороженность и издевка, и еще немножко безумия.

Кухня оказалась большим помещением с громадной плитой на восемь конфорок, длинной барной стойкой и двухметровой высоты круглым столом в углу. Нежно-сиреневые обои перекликались с мебелью разных оттенков синего цвета и создавали впечатление, что живет тут не двухметровый громила, а некая барышня. В пользу этого предположения говорило и то, что, в отличие от жилых комнат, кухня была чистой и аккуратной.

— Люблю повеселиться, особенно пожрать! — громогласно заявил Атаниэль, потирая руки. Иво знал, что это цитата, но не знал — откуда. — Видимо, вчера вечером приходила тетушка Йэль. Точно, холодильник забит, а кухня сияет! В комнатах по моей просьбе она ничего не трогает. Итак, скоро будет кофе! Иво, у тебя есть телефон?

— Нет, — автоматически ответил Иво, но тут же вспомнил про «Эрикссон» приемного отца в кармане. — Хотя да, есть.

— Запиши сразу на всякий случай мой номер. Ух ты, какой раритет! — добавил Атаниэль, увидев тяжелый «кирпич», а затем, подождав, пока Иво разберется с меню, продиктовал цифры и добавил: — Последние две перед набором меняй на предыдущие, «сорок два» вместо «пятидесяти трех».

— Зачем это? — удивился Иво.

— Чтобы, тутти-ту, враги не обнаружили, — пояснил альв. — Если они узнают номер Атаниэля, вычислят нас в два счета. А ты, кстати, владелец неправильного номера, тутти-там, не отвлекайся!

Пока элохим готовил кофе, все молчали. Потом ели бутерброды, запивая ароматным плотным напитком — Иво ни разу в жизни не пил такого.

— А теперь можно и к делам, — бодро сказал Атаниэль, заглотив шестой бутерброд. — Итак, в минусе: нас мало, у нас нет собственного источника, и за нами охотится самая коварная команда разносферных магов Петербурга.