Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Тина Нолан

Снежное расследование

Посвящается моей подруге Шелли, с которой мы вместе катаемся верхом и которая любит всех-всех-всех зверушек.


Глава первая


— Карл, иди сюда быстрее! — крикнула Ева Харрисон ранним утром в понедельник.

Она стояла во дворе рядом с центром спасения животных «Лапа дружбы», закутанная в тёплую куртку: на улице был декабрь и скоро должно было наступить долгожданное Рождество.

Её брат Карл выглянул из конюшни и хмуро ответил:

— Сейчас не могу. Я ещё не закончил чистить стойло Рози.

— Да это всего на минутку! Ты только взгляни, как она играет со шваброй!

Ева перевела взгляд на крошечную чёрно-белую бордер-колли и невольно рассмеялась. Собачка так умилительно таскала швабру по припорошенному снегом двору, вцепившись зубами в щетинки, а ещё игриво рычала!

— Ей кажется, что она очень суровая! — со смехом проговорила Ева.

— Тяв! — заявила маленькая бордер-колли, катаясь по белому снегу, и чуть не ударила себя древком швабры.

Карл не выдержал и всё-таки вышел посмотреть.

— А чья это собака? — спросил он.

— Мистер Прайс принёс четырёх щенков, и мама уже сделала им первые прививки. Остальные трое смирно их перенесли, а кроха сбежала, — Ева наклонилась и погладила собачку. — Ты, конечно, безобразница, но зато очень-очень милая!

— Да, — согласился Карл, поднимая щенка на руки, чтобы стряхнуть снег с шёрстки. — Мы сразу же найдём для тебя хозяев, ты и оглянуться не успеешь! И для твоих братиков и сестрёнок — тоже.



Озорная малышка повиляла хвостиком, лизнула его руку и выскользнула обратно на снег. Она снова набросилась на швабру, совершив блестящий прыжок.

— Тяв-тяв-тяв!

— Она — чудо, — со вздохом умиления прошептала Ева.

Девочка всегда мечтала о щенке, но родители с самого начала установили строгое правило: не оставлять себе никаких животных из тех, что поступают в их центр спасения.

— А ну, вернись, проказница! — раздался крик из дверей приёмной: это Джо Прайс с фермы «Болотная» звал свою питомицу.

Еве как раз удалось оторвать собачку от несчастной швабры, и она отнесла маленькую бордер-колли хозяину.

— Как её зовут? — поинтересовалась девочка.

— Холли, — с улыбкой ответил фермер, забирая извивающегося щенка. — Кстати, в помёте есть ещё одна самочка — Айви. Очень рождественские имена, правда? [Холли (holly) в переводе с английского означает «остролист»: это красивое растение с плотными зелёными листьями и красными ягодами, один из самых известных символов Рождества. Айви (ivy) по-английски — «плющ»: его тоже считают рождественским атрибутом. (Здесь и далее прим. пер.).] А мальчишек зовут просто Билл и Бен.

— Холли, Айви, Билл и Бен, — повторил Карл. — Написать про них на нашем сайте?

Джо Прайс покачал головой.

— Не стоит. Одного щенка я оставлю себе: будет помогать с работой на ферме. Билла отдам Адаму Инглби с «Вершин».

— А мы знаем Адама, — перебила его Ева. — Он разрешил нам устроить небольшой загон для ежей на ферме «Вершины».

Мистер Прайс кивнул.

— Бена я отправлю своему двоюродному брату. Он живёт севернее, возле Гретны, и разводит овец. Обещал вплотную заняться дрессировкой и сделать из Бена первоклассную пастушью собаку. А со мной останется только Айви.

И с этими словами он направился обратно в приёмную, где Хейди (мама Евы и Карла) и её помощница Джен вносили данные щенков в компьютер. Ребята поспешили за ним.

— А как же Холли? — спросила Ева, с печальной улыбкой наблюдая, как её любимица упрямится, не желая залезать в переноску.

— Тяв! — возмущённо заявила Холли, когда её всё-таки сунули внутрь, и тотчас выскочила обратно.

Она спрыгнула со стола на пол, и Карл потянулся её схватить, но не успел: собачка быстро юркнула под стойку с брошюрами и листовками, а оттуда — под скамейку.

— А с ней не соскучишься, — с усмешкой произнёс Джо. — Она, пожалуй, самая сообразительная из всего помёта. К сожалению, я уже обещал её одной даме, которая недавно заезжала ко мне на ферму купить рождественский венок из остролиста. Её зовут Андреа Уотерсон, и она живёт в каком-то городке неподалёку. Честно говоря, больше я о ней ничего не знаю, — Джо взглянул на свои часы, понял, что ему пора уходить, и торопливо добавил: — Холли очень умная! Надеюсь, Уотерсоны займутся её воспитанием. Иначе с ней не так просто будет справиться!

Карл полез доставать Холли из-под скамьи, а Ева тем временем принялась забрасывать фермера вопросами:

— А вы объяснили миссис Уотерсон, что щенка надо дрессировать? А у неё просторный двор? А она понимает, что с собакой надо гулять не меньше двух раз в день?

— Ой-ой! — Джо вскинул руки, как будто сдаваясь, и с улыбкой оглянулся на маму Евы.

Хейди Харрисон виновато развела руками.

— Извините, что она вас допрашивает, Джо. Ева просто очень переживает за всех зверушек!

Мистер Прайс кивнул.

— Если честно, мне не особо хотелось продавать Холли, — признался он, — но миссис Уотерсон предложила хорошие деньги — и я согласился.

— Понимаю, Джо, — сочувственно ответила Хейди. — Фермерам сейчас нелегко приходится. Глупо отказываться от возможности немного подзаработать.

— Давай-ка посадим тебя в переноску, — сказал Карл, поднимая Холли и спеша с ней к столу.

Он уложил её рядом с братиками и сестрёнкой, и на этот раз она не сопротивлялась. Карл погладил собачку по мягкой шёрстке и закрыл дверцу.



— Напомните, пожалуйста, они ещё сосут мамино молоко? — уточнила Джен.

— Нет, — ответил Джо. — Им восемь недель, и они успели порядком ей надоесть. Я их кормлю три раза в день твёрдым кормом.

— Мы дали им средство от глистов и обработали шерсть от блох, — добавила Джен, просматривая записи. Она сохранила документ и закрыла файл. — Вот и всё. Они готовы покорять мир! Сертификаты о прививках я вам отправлю по почте через несколько дней или привезу.

— Замечательно! Значит, новые хозяева успеют забрать щенков ещё до Рождества, — мистер Прайс взял переноску, и малыши встревоженно заёрзали, заливаясь тонким лаем.

— Удачи! — крикнула ему вслед Хейди, когда фермер вышел в заснеженный двор, и строго покосилась на дочку. — Даже не думай!

— О чём? — невинно уточнила Ева.

— Я же тебя знаю! Сейчас побежишь за ним и продолжишь расспрашивать про новую хозяйку Холли!



— Н-но… — Еве совсем не нравилась эта миссис Уотерсон. Как так получилось, что она поехала за рождественским венком, а получила ещё и щенка? — Вдруг она не знает, как правильно ухаживать за собачкой?

— Вполне возможно, но нас это не касается, Ева, — твёрдо отрезала мама, наблюдая, как Джо Прайс ставит переноску в «Лендровер», садится за руль и выезжает на дорогу.

Потом Хейди повернулась к дочке и добавила:

— Мы ничего не можем поделать.

Глава вторая


Вскоре после того как Джо Прайс увёз своих очаровательных щенков, к центру спасения подъехала другая машина — это вернулся папа Евы и Карла. Он выпрыгнул из фургона и бросился к багажнику.

— Поможете с кошкой? — крикнул он. — Только на льду не поскользнитесь!

— Сбегай за переноской, — попросила мама Карла и вместе с Евой кинулась к фургону.

— Она явно уличная, — объяснил Марк Харрисон, открывая багажник. — Я нашёл её на земельном участке за почтовым складом. Там сейчас пусто — земля твёрдая, мёрзлая, никто не копает. Бедняжка схоронилась под сараем, и, если бы я её не забрал, боюсь, она бы не выжила.

Хейди кивнула и наклонилась, чтобы осмотреть кошку.



— Сегодня ночью обещали минус пять. Она бы замёрзла! И посмотри на неё: кожа да кости! Явно давно ничего не ела.

— Какой ужас! — воскликнула Ева.

Кошечка была трёхцветная: коричневая с чёрными и светло-серыми пятнышками. Она выглядела совсем худой и несчастной и, казалось, уже смирилась с печальной участью.

Вернулся Карл. Хейди бережно уложила пациентку на дно переноски и ушла с ней в операционную, где сразу начала раздавать указания.

— Ева, найди одеяльце, в которое можно её закутать, — попросила Хейди: она твёрдо намеревалась спасти бродяжку, неподвижно лежащую на боку на операционном столе. — Надо немедленно её отогреть. Боюсь, у неё обезвоживание. Джен, принесёшь капельницу?

Джен поспешила за капельницей, и Хейди добавила:

— Придумайте ей какое-нибудь имя, ладно?

— Лотти! — выпалила Ева. — По-моему, ей очень подходит.

Хейди кивнула.

— Так, Лотти, сейчас будет немножко больно, потерпи, — и она осторожно вставила иглу, чтобы подсоединить её к капельнице. — Мы с Джен отнесём тебя в отделение для кошек и положим под лампу, чтобы ты согрелась. Когда ты немного оправишься, мы повнимательнее тебя осмотрим.

Кошка моргнула и сделала глубокий вдох, но даже не подняла голову, когда её забрали в другую комнату.

— Сейчас я про неё напишу, — решил Карл, усаживаясь за компьютер. — «Лотти мечтает обрести тёплый дом с доброй, любящей семьёй. Может, в вашем сердце найдётся место для этой очаровательной кошечки?»

— Отлично, — одобрила мама. — Только пока не публикуй объявление на сайте.

— Мне так её жалко, — пробормотала Ева. — Надеюсь, папа не опоздал… — вдруг она кое-что вспомнила и повернулась к брату. — Слушай, Карл, а ты закрыл конюшню, когда вышел посмотреть на Холли?

— Ой! Кажется, забыл.

Ребята выскочили во двор ровно в ту минуту, когда из открытой двери показалась лохматая шетлендская пони Рози. Вслед за ней на свободу выбежал задорный серый жеребёнок Мерлин.