Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Трейси МакКаббин

Свобода от хлама. 7 эмоциональных блоков, которые мешают расстаться с ненужным раз и навсегда

Посвящается моей бабушке, MM, которая научила меня не смиряться, а избавляться.

И еще: чашка чая и порция смеха помогают справиться практически с чем угодно.

Часть первая

В поисках реальной проблемы, основанной на эмоциях

1

Что скрывается за бардаком? Новый подход

«Привет, я Трейси. Приятно познакомиться».

Это первое, что я скажу, если вы распахнете передо мной дверь, приглашая пройтись по своему дому. Новые друзья часто задают мне вопрос: «Так ты наводишь порядок в шкафах?» Они представляют меня эдаким спасателем с кучей вешалок, прищепок и разноцветных контейнеров, заполняющих кузов моего фургона. И да, я могу сломать платяной шкаф — но этим не ограничиваюсь. Пообщавшись со мной несколько часов, вы метафорически раскрываете передо мной свои двери. Я не считаю это пустяком.

Люди доверяют мне, позволяя заглянуть за фасад процветания и успеха, являющийся лишь прикрытием от внешнего мира, и увидеть места, которыми они не могут гордиться. Выполнив тысячи заказов по избавлению людей от хлама, я выяснила, что бардак неизбежно побеждает там, где имеются эмоциональные проблемы. Я называю их «эмоциональные хаос-блоки», и мной выявлено семь таких блоков, которые проявляются вновь и вновь, когда клиент принимает решение взять под контроль свой бардак и жить так, как ему хочется. Хаос-блоки — неосознанные причины, по которым люди не могут расстаться с вещами, ставшими для них бесполезными. В этой книге я расскажу о всех семи блоках. Таким образом, вы сможете увидеть, который из них — возможно, не один — теоретически является препятствием на пути к обретению рационального, красивого дома, где можно жить с удовольствием. Мы изучим ваш бардак, начиная с покупок «на предполагаемое будущее» до унаследованных ненужных вещей и запрета на использование хорошего фарфора, и беспорядок сам укажет на возможные блоки. Затем мы навсегда от них избавимся.

Помните, что бы ни происходило у вас дома, вы не одиноки. Женщина с огромным рюкзаком перед вами в очереди за кофе? В ее комнате вразброс лежат вещи, которые нужно было постирать уже давным-давно. Ваш босс? Он практически не приглашает к себе людей, потому что и сам несколько лет назад перестал проверять почту. Их объединяют хаос-блоки. Я была спикером на дюжинах корпоративных ретритов в топовых международных компаниях, где лидеры на цыпочках подходили ко мне после выступления и, представившись, шептали: «Вы будто говорили конкретно со мной. У меня есть хаос-блок!»

Фактически, по моей оценке, 90 процентов домов находятся в той или иной степени кризиса, что порождает немало стыда и выливается в огромную эмоциональную нагрузку. Поскольку вы приобрели эту книгу, я полагаю, что вы испытываете аналогичные чувства в связи с беспорядком. Я хочу вас освободить. Мне хочется, чтобы ваш дом превратился в место, где приятно находиться, где можно быстро и эффективно собраться для «выхода в свет». Ваш дом должен стать местом, куда вы сможете приглашать других так часто, как захотите. Если ваш дом не отражает все три пункта — способность даровать отдых, помогать и разделять с другими, — тогда в какой-то степени он забирает вашу энергию вместо того, чтобы обеспечить максимально качественный уровень жизни.

Вот где на сцену выходят хаос-блоки. Мы выясним, что стоит между фактическим состоянием вашего дома и вашей мечтой, — а затем устраним препятствие.

Кризис беспорядка

Моя компания, dClutterfly, кратно растет каждый год с момента открытия более десяти лет назад. Теперь я руковожу большой командой, а заказы расписаны на шесть недель вперед, потому что индустриальные комплексы, породившие эпидемию ожирения, породили также эпидемию беспорядка. Но никто не говорит об этом с данной позиции: все легко могут спрятать бардак, просто избегая гостей в своем доме. Это кризис, запертый в четырех стенах.

Если вы относитесь к поколению X [Поколение X — поколение людей, родившихся в разных странах с 1960 по 1979 год.] или старше, вспомните свое детство. Сколько игрушек у вас было? Мысленно вернитесь к тому, что вам дарили на праздники. Готова поспорить, что вы, вероятно, помните и можете назвать бо2льшую часть подарков, которые вам дарили в возрасте от пяти до десяти лет. У вас была кукла. Плюшевый мишка. Возможно, вы даже сохранили некоторые игрушки, чтобы передать их собственным детям.

Теперь подумайте о спальне любого знакомого вам ребенка или, если вы из поколения Y [Поколение Y, или миллениалы, — поколение людей, родившихся с 1979 по 2000 год.] или моложе, вспомните свою собственную детскую. Там море пластика, не так ли? Вы помните, что перешло к вам от кого-то?

Подержанные вещи были образом жизни. Было само собой разумеющимся, что младшим братьям и сестрам передавали вещи по наследству, и, если вещи не рассыпались от старости, они переходили в другую семью. Товары потребления были дорогими. Затем с ростом глобализации и способностью компаний в 1990-е перенести производство в Азию изготовление вещей внезапно стало стоить копейки, и у потребителей тоже появилась возможность экономить. Выросли новые супермаркеты, которые продвигали дешевые товары, и ценность обладания резко рухнула, приведя к трем последствиям.

Во-первых, мы забыли, как ухаживать за вещами и чинить их. Чем вы хотите заняться днем в субботу: сесть и зашить дырку на диванной подушке, которую погрыз ваш чихуахуа, или купить новый набор подушек по смешной цене? У вас есть знакомые в возрасте до сорока лет, у которых бы имелся набор иголок?

Когда новый набор кухонных полотенец стоит пару долларов, стану ли я отбеливать старые после того, как запачкала их свекольным салатом? Нет, они отправятся в корзину для бумажного мусора, а я достану новый набор.

Во-вторых, мы привыкаем покупать. Будьте уверены, это все выброс дофамина. Не важно, кликаете ли вы «Подтвердить покупку» на своем iPad или стоите у прилавка с кредитной картой в руках, любая покупка приносит удовлетворение. Поскольку нам кажется, что мир все сильнее выходит из-под контроля, шопинг дает ощущение его обретения. Эта вещь была в магазине, а теперь она ваша. Сейчас вы ею владеете, и чувство обладания — будь то новые полотенца, терка или пара туфель на высоком каблуке — говорит части вашего мозга, которая отвечает за безопасность: «Теперь этот мир спасен! У меня есть новая терка!»

Затем с приходом Amazon и других розничных онлайн-продавцов, которым из-за конкуренции приходилось предлагать бесплатную доставку, ничто не удерживает нас от круглосуточной покупки вещей. Так легко покупать больше, чем мы можем потребить, и вызывать прилив дофамина, связанного с приобретением; и очень быстро вы станете от него зависимы. В отличие от наркотиков и алкоголя шопинг не вызывает общественного порицания. Фактически мы себя за него вознаграждаем! Вы не можете появиться на коктейльной вечеринке и сказать: «Я выпил(а) пять рюмок текилы, пока ехал(а) сюда!» Однако вы можете сказать: «Посмотрите, я только что купил(а) эти туфли на распродаже». Хотя у вас уже есть дюжина аналогичных туфель, вас встретят гулом одобрения.

Третьим последствием стало то, что люди начали заглушать свои эмоции или поднимать самооценку при помощи вещей — удерживать прошлое или прокладывать путь в воображаемое будущее. Их приобретение перестало быть инструментом и превратилось в препятствия.

Хотя в семьях США проживает всего 3,1 % всех детей в мире, для них покупают 40 % всех продаваемых в мире игрушек. В среднестатистическом американском доме находится более 300 000 предметов, а с начала экономического роста в 2009 году активнее всего увеличиваются потребительские траты на игрушки.

Мы битком набиваем свои автомобили и дома ненужными вещами, а затем у нас заканчивается место, три из четырех семей выводят машину из гаража, чтобы использовать его для хранения этого барахла. Когда и это перестало спасать, доход индустрии складирования личных вещей достиг 22 миллиардов долларов США [Жанна Э. Арнольд, Энтони Грэш, Энцо Рагаццини и Элинор Окс. Домашняя жизнь в двадцать первом веке: 32 семьи открывают двери (Лос-Анджелес: UCLA Press, 2017), С. 36.]. Дело не только в том, что эти огромные расходы стоят на пути к финансовым целям миллионов людей, а в том, что избыток вещей также дает огромную нагрузку на нашу психику.

Матери, для чьих домов характерно плотное размещение предметов быта, сильнее подвержены всплескам гормона кортизола и депрессии [Жанна Э. Арнольд и др. Там же. С. 26.]. И мужчины, и женщины утверждают, что домашние завалы утомляют, а наукой доказано, что постоянное визуальное воздействие слишком большого количества вещей, которыми вы владеете, может привести к резкому обесцениванию вашего благополучия, которое завязано на покупке, как средстве обретения счастья.


В этой книге я периодически буду возвращаться к вопросам счастья, потому что именно это заботит меня больше всего в моей работе. Мне, в общем-то, все равно, разложите ли вы полотенца по цветам радуги. Мне не нужно, чтобы ваши консервы гармонировали друг с другом. Я не собираюсь превращать вашу гостиную в японский храм или побуждать вас сложить бумаги в прелестные папки. Меня не интересуют картинки с Pinterest. Меня волнует ваше благополучие. Мне хотелось бы освободить вас от хаос-блоков, потому что как только вы это сделаете, дом позволит вам зажить максимально полной и доставляющей удовольствие жизнью.