Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава 3. Сохраняйте спокойствие и крылго

— Послушай, ты, случайно, не знаешь, что у нас сегодня на ужин? — спрашиваю я Мэйси, когда мы идем в кафетерий, шагая по коридору, освещенному светом канделябров в форме драконов. Мы обе зверски проголодались, потратив последние три часа на изучение темы уз сопряжения — хотя нам так и не удалось найти ни одного упоминания ни о существах, чьи узы оказались разорваны при их жизни, ни о заклинании, способном это сотворить. — Я забыла посмотреть меню.

— Что бы это ни было, это наверняка какая-нибудь гадость. — Мэйси гадливо кривится и вздыхает. — Ведь сейчас та самая среда.

— Та самая среда? — Наверное, мне следовало бы знать, что она имеет в виду, ведь я как-никак завтракаю, обедаю и ужинаю в здешнем кафетерии уже много недель подряд, но дело в том, что я постоянно погружена в раздумья. Неплохо уже, если я хотя бы не забываю надеть школьную форму, что уж говорить о меню… Если не считать четвергов, когда подают вафли. Эти дивные вафли я не забуду никогда.

Мэйси косится на меня, когда мы начинаем спускаться по лестнице.

— В общем, так — я предлагаю тебе взять замороженный йогурт и, возможно, булочку, если ты любишь риск.

— Замороженный йогурт? Ты это серьезно? Неужели все так плохо? Ведь ведьмы, работающие на школьной кухне, готовят так, что пальчики оближешь. — Что могло вызвать у моей кузины такое отвращение? Глаз тритона? Лапка жабы?

— Да, ведьмы готовят что надо, — соглашается она. — Но одну среду в месяц ужин готовят не они, потому что им надо уйти пораньше ради крылго. И сегодня как раз такой день.

— Крылго? Что это? — спрашиваю я, не зная, что и думать. Мое воображение рисует мне ведьм с огромными черными крыльями, летающих над крышей нашего замка. Но разве я могла такое пропустить?

Мэйси явно шокирована моим невежеством.

— Это что-то вроде бинго для ведьм и ведьмаков. Я жду не дождусь, когда стану достаточно взрослой, чтобы тоже играть в эту игру.

— Достаточно взрослой? — Я начинаю ломать голову, пытаясь представить себе, в какую версию бинго могут играть наши кухонные ведьмы, если она годится только для взрослых.

— Да! — Мэйси сияет. — Это похоже на бинго, но всякий раз, когда выкрикивают один из номеров в твоей карточке, нужно выпить одно из тех зелий, которые они подают в этот вечер. Одни зелья могут заставить тебя исполнить танец маленьких утят, другие могут вывернуть твою одежду наизнанку… А в прошлом месяце они сварили напиток, который заставлял людей ходить по комнате, рыча, как тираннозавры.

Она смеется.

— Так что если в конце концов ты заполняешь всю свою карточку и выигрываешь, то ты это заслужила. Наши кухонные ведьмы буквально помешаны на этой игре, хотя победительницей всегда выходит Марджори, ведь она у нас звезда. А потом начинается еще одно представление, потому что Серафина и Фелисити принимаются обвинять ее в том, что она заколдовала шары…

— Заколдовала шары? Интересно, чьи? — спрашивает возникший за нашими спинами Флинт. Как и всегда, на его красивом лице играет широкая улыбка, янтарные глаза лукаво блестят. — Я спрашиваю только потому, что это наверняка против правил.

— Хотя бы ты не начинай, — говорит Мэйси, ухмыляясь и качая головой. — Я говорила о крылго и о том, как наши кухонные ведьмы лезут из кожи вон…

— Крылго? — Он останавливается как вкопанный на нижней ступеньке лестницы, и беззаботная улыбка на его лице сменяется гримасой ужаса. — Скажите мне, что это не сегодня.

Мэйси вздыхает.

— Если бы.

— Знаете что? По-моему, мне не так уж хочется есть. — Флинт начинает отступать. — Думаю, я…

— Ну нет. Так легко тебе не отделаться. — Мэйси берет его под руку и тянет вперед. — Если мы все должны страдать, то изволь и ты.

Флинт недовольно ворчит, но Мэйси тащит его в кафетерий, несмотря на то, что она с ним полностью согласна.

Они оба продолжают ныть, пока я наконец не говорю:

— Да ладно, не может же это и вправду быть так плохо. Я знавала такие школьные кафетерии, где замороженный йогурт было не сыскать днем с огнем даже в лучшие дни — и ничего, жива.

— Еще как может, — отвечает Мэйси.

— Да-а, это такая дрянь, — сообщает мне Флинт.

— Но почему? Кто готовит ужин, когда ведьмы играют в крылго?

Они оба смотрят на меня с ужасом в глазах и хором отвечают:

— Вампиры.

Глава 4. Эта чертова кровавая среда

— Вампиры? — Мне становится немного неуютно, когда я думаю о том, чем питаются Джексон и Хадсон.

— Они родимые, — с гадливой гримасой говорит Флинт. — Я никогда не пойму, почему Фостер поручает приготовление ужина именно вампирам, когда ведьмы отчаливают для своих игр.

— А кому еще? — спрашивает Мекай, подойдя к нам со спины. — Драконам? На поджаренных маршмеллоу долго не протянешь.

— Маршмеллоу — это хотя бы еда, — ответствует Флинт, картинным жестом открывая одну из дверей кафетерия и пропуская меня вперед.

— Кровяной пудинг — это тоже еда, — огрызается Мекай. — По крайней мере, мне так говорили.

— Кровяной пудинг? — Я начинаю нервничать. Я понятия не имею, что это такое, но звучит жутковато.

Флинт бросает на Мекая самодовольный взгляд.

— А что бы ты сейчас сказала о маршмеллоу, поджаренных на драконьем огне, Грейс?

— Я бы сказала, что это неплохой ужин, если добавить к ним пачку вишневых Pop-Tarts. — Я оглядываюсь по сторонам, надеясь увидеть столик с закусками, оставшимися после завтрака и обеда. Но его нигде нет — впрочем, на ужине его и не бывает.

— Честное слово, будет не так уж плохо, — уверяет нас Мекай, подталкивая нашу троицу к очереди.

— Как же получилось, что, проучившись в Кэтмире столько времени, я ничего не слышала о вечерах игры в крылго? — спрашиваю я, пока одна часть моего сознания пытается вспомнить все известные мне блюда, в состав которых входит кровь — и их, если честно, набирается немного. Тем временем другая часть моего сознания заставляет меня искать глазами Джексона… или Хадсона.

Не знаю, что я испытываю — беспокойство или облегчение, — когда мне не удается найти ни того ни другого.

— Это потому, что прежде ты никогда не ходила в кафетерий столько недель подряд, — объясняет Мэйси. — И, по-моему, когда такая среда была в прошлый раз, Джексон угощал тебя такос в библиотеке.

У меня не укладывается в голове, что это происходило всего месяц назад. С тех пор столько всего изменилось, что у меня такое чувство, будто это было несколько месяцев назад. А может, даже не месяцев, а лет.

— Хотелось бы мне сейчас полакомиться такос в библиотеке, — ворчит Флинт и, взяв два подноса, протягивает их Мэйси и мне.

Мэйси берет поднос и вздыхает.

— И мне тоже.

— Не слушай их, — говорит мне Мекай. — Это не так уж и плохо.

— Сам ты не ешь нормальную еду, так что права голоса у тебя нет, — отзывается Флинт.

Мекай только смеется в ответ.

— В этом ты прав. Я схожу, возьму себе попить, а потом подыщу нам стол. — Он подмигивает Мэйси и направляется к большим оранжевым холодильникам, стоящим в глубине зала.

Очередь к фуршетным столам оказывается короче, чем обычно, и движется довольно быстро, так что через пару минут мы уже стоим перед ними. Обычно они ломятся от блюд, но сегодня выбор скуден. И ничего из того, что нам предлагают, не вызывает у меня энтузиазма.

Тут нет даже салатов, на их месте стоит громадный котел с супом, в котором плавают овощи, а также какие-то загадочные темно-коричневые кубики.

— Что это за штуки? — шепчу я Мэйси, когда мы проходим мимо нескольких взрослых вампиров — включая Мэриз, которая улыбается мне и приветливо машет рукой.

Я машу в ответ, но продолжаю продвигаться к столам.

— Это коагулированная кровь, — шепчет Мэйси.

Мы проходим мимо кровяной колбасы — ее я узнаю сразу, поскольку видела немало британских кулинарных шоу. И справедливости ради надо признать, что есть масса людей, которые любят ее. Но что до меня самой… не знаю. От всей этой истории с вампирской стряпней мне как-то не по себе. Откуда нам знать, что они используют только кровь животных, ведь некоторые из здешних учителей-вампиров придерживаются старых взглядов?

От этой мысли меня начинает подташнивать. Но тут я вижу гору оладий и испытываю несказанное облегчение, хотя, по идее, оладьи полагается есть на завтрак, а не на ужин. Однако моя радость длится недолго — подойдя поближе, я вижу, что это не простые оладьи: у них странный красновато-фиолетовый цвет.

— Только не говорите мне, что они добавили кровь и в оладьи, — выдавливаю из себя я.

— Еще как добавили, — отвечает Мэйси.

— Это такой шведский рецепт, — добавляет Флинт. — Называется Blodplättar. И надо сказать, вкус у них довольно неплохой. — Он кладет несколько оладий на свою тарелку.

Вампиры внимательно наблюдают за очередью к столам, и я беру одну оладью. Они наверняка старались, готовя этот ужин, и мне совсем не хочется их обижать. К тому же там дальше есть замороженные йогурты…

Полив оладью сиропом и наполнив миску смесью ванильного и шоколадного йогуртов и всеми сладкими подливками и посыпками, которые мне удается в нее уместить, я иду вслед за Флинтом и Мэйси через забитый народом зал, пробираясь к столу, который Мекай выбрал для нас. К нему уже присоединились Иден и Гвен, и я не могу удержаться от ухмылки, увидев надпись на новом фиолетовом худи Иден: «Копите сокровища».