Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Туи Т. Сазерленд

Драконья сага

Опасный дар

Бенджамину — добро пожаловать в семью

И сообществу Pyrrhia-Pantala [Автор имеет в виду сообщество https://www.deviantart.com/pyrrhia-pantala. — Примеч. ред.], с объятиями и трепетом перед вашими удивительными работами

О драконьих племенах Панталы
Ядожалы

Две пары крыльев. Чешуя красная, жёлтая или оранжевая, но всегда присутствует и чёрный цвет.

Оружие может различаться: отравленные жала в запястьях или хвостах, клыки и когти со смертельным или парализующим ядом, а также способность разбрызгивать едкую кислоту или зловонную жидкость.

Племенем правит королева Оса.


Шелкопряды

Две пары крыльев, изящных и переливчатых, как у бабочки. Появляются у бескрылых драконят в шестилетнем возрасте вместе со способностью выделять шёлк. Чешуя любого цвета, за исключением чёрного.

Выделяют шёлк из желёз на запястьях, способны плести из него прочные сети и изготавливать различные ткани. Чувствительные усики-антенны улавливают малейшие колебания воздуха.

Племенем правит королева Оса. До Древесных войн правила королева Монарх.


Листокрылы

Одна пара крыльев листовидной формы. Чешуя зелёная или бурая. Истреблены ядожалами в ходе Древесных войн.

По легендам, могли усваивать энергию солнечных лучей и управлять ростом растений.

Последняя известная королева Секвойя правила в эпоху Древесных войн около ста лет назад.


Пророчество затерянных земель


Обрати глаза и крылья
К землям за пучиной моря,
Где отрава и насилье,
Где неволя, смерть и горе.


Там в яйце секрет таится.
Тайну прячут книг страницы.
Обретёт спасенье тот,
Кто отважно вглубь нырнёт.


Сердце, крылья, ум открой
Тем, кого изгонит рой.
В одиночку не отбиться
Племенам от власти злой.

Пролог

Мечехвост проснулся в дыму. Дым наполнял воздух, щипал нос и разъедал глаза, и даже трава на равнине казалась пепельно-серой от дымной пелены. Вокруг виднелись драконы — сотни, тысячи драконов, — но ни одного знакомого.

Все они лежали в высокой траве, а вдали, на затянутом дымом горизонте, виднелись смутные очертания солнца.

Мечехвост помнил только, что заснул вчера ночью в джунглях рядом с Синем, Сверчок и Росянкой, а до этого долго лежал, прислушиваясь к шороху и шипению хищных растений и думая о предстоящей битве. Помнил, как Синь нервно потирал свои запястья, на которых тускло светились золотистые железы огнешёлка.

Огнешёлк. Пламя. Ах да, Синь должен был поджечь костёр из корешков, дым от которых противодействует Дыханию зла. Он освободит ядожалов от власти королевы Осы над их разумом, и тогда вообще не с кем станет драться.

В воздухе дым, значит, был и огонь… но разве одна кучка корешков может дать столько дыма?

Что же случилось на самом деле? Мечехвост осмотрелся с недоумением и тревогой. Как занесло его из джунглей сюда, на заросшую травой равнину?

Он поднялся на лапы и поморщился от боли. Все мышцы ныли, словно пришлось махать крыльями несколько дней подряд. Саднили даже когти, а судя по ворчанию и стонам незнакомых драконов, лежащих вокруг, они чувствовали то же самое.

Мечехвост внезапно осознал, что все они ядожалы. Враги.

Почему вдруг он оказался на равнине, окружённый ядожалами, неужто попал в плен? Если так, то неважные из них надсмотрщики, даже не связали и внимания не обращают, хоть сейчас улетай.

Только куда лететь? Куда подевался Синь? Эх, знать бы, где Луния, полетел бы, уж как-нибудь отыскал бы дорогу… а для начала хорошо бы представлять, в каких краях на Пантале находится он сам.

Он прищурился в поисках ориентиров. Даже на бескрайних травяных просторах должны быть хоть какие-то.

Вот они!

Сквозь дымную пелену вдали смутно различались очертания двух ульев и мерцание паутины между ними. Стало быть, джунгли с противоположной… Мечехвост обернулся.

В той стороне поднимались, закрывая небо, гигантские клубы чёрного дыма. Что с джунглями, отчего пожар?

Память внезапно прояснилась, и перед глазами возникла картинка: он стоит рядом с Синем, из запястий которого вырываются огненные спирали и падают на кучку бледных сморщенных корешков. Сам он сжимает в лапе деревянное копьё с острым шипом на конце, а впереди протянулись боевые порядки ядожалов, зловеще застывших, с белыми мёртвыми глазами. Враги даже не шевельнулись, когда друзья-шелкопряды подошли к костру, даже не подумали их остановить.

Тогда это его встревожило, но Мечехвост верил в противоядие и с радостью наблюдал, как зеленоватый дымок от горящих корешков обволакивает их с Синем и тянется к вражеским рядам.

А потом вдруг ощутил, как его когти впиваются в землю, а крылья распахиваются за спиной, хотя он вовсе не собирался этого делать. Голова — тоже сама собой! — повернулась к Синю, и из пасти вырвались слова — чужие слова!

— А вот и крошки-шелкопряды, всегда хотела их заполучить. Один ещё и с огнешёлком! Как приятно, когда всё идёт по плану.

Синь обернулся, в его глазах плескалась паника. Его лапы тоже были прочно прикованы к земле, и никто из листокрылов не мог заметить со стороны ничего необычного. Но двое шелкопрядов понимали, что их тела захвачены кем-то — или чем-то. Похоже на парализующий яд, которым в ульях наказывали непокорных, только хуже, много хуже.

Воспоминания хлынули потоком. Дым окутывает войско листокрылов. Королева Секвойя и Белладонна с Крапивой захвачены точно так же. Лапы Синя направлены на лесную чащу, и огонь начинает пожирать деревья.

Тяжело дыша, Мечехвост скорчился в траве. Сейчас утро, а вчера они весь день сжигали Отравленные джунгли, единственное убежище листокрылов. Он вспомнил, как летал со специальным отрядом, чтобы разыскать тайный запас Дыхания зла, пока огонь не добрался туда. А потом отлавливал беглых листокрылов. Чужая воля безжалостно гнала его через дымящиеся заросли с рушащимися обгоревшими стволами в поисках Росянки, Сверчок и юной принцессы-наследницы. Вот почему сегодня всё тело болит и ноет, вот откуда царапины и ожоги. Просто чудо, что он не попался вчера в пасть какому-нибудь плотоядному растению.

Впрочем, ни одного пойманного листокрыла в памяти не осталось.

Мечехвост снова вскочил, не обращая внимания на боль в лапах. Покрутился на месте, окидывая взглядом лежащих драконов.

Сотни ядожалов, несколько листокрылов — но все незнакомые. Росянки не видно. Как же ей удалось не надышаться того странного дыма? Ах да, её же не было у костра… но куда она подевалась? Разыскивали вчера весь день и не нашли. Остаётся лишь надеяться, что её разум так и остался свободным. Тогда, может быть, и Сверчок, и другие листокрылы, не попавшие под дым, тоже уцелели. Только вот где они сейчас?

Он осторожно поднял лапу, потом другую — вроде бы слушаются. Голова казалась удивительно лёгкой, словно её всю ночь стискивали чужие когти, а теперь вдруг отпустили. Попробовал сделать шаг, другой, и двинулся сквозь траву к кустам, где мелькнул знакомый ярко-синий цвет. Неужто Синь?

Если найти Синя, можно попробовать улететь вместе. Получается, власть над ними не постоянная, а только на время. А может, не действует издалека, и тогда они попробуют перелететь море и освободиться навсегда.

Синь! Крылья и голова перемазаны сажей, но это точно он. Тревожно морщит лоб, но ещё не проснулся.

Мечехвост хотел подбежать к другу, но лапы внезапно онемели, прикованные к земле, а по чешуе пробежал холодок ужаса. Вот и всё, попался!

— Славно придумано, — ехидно прошипел его собственный голос.

Крылья сами собой прижались к бокам, лапы подкосились. Мечехвост упал в траву. Так близко к другу, но так далеко от самого себя.

Королева Оса не собиралась выпускать пленника из своих когтей. Впрочем, думать позволяла, а мысли читать, похоже, не умела. А ещё не могла запретить надеяться.

Пускай они с Синем застряли здесь, но Сверчок и Росянка ускользнули. Может, и Лунию они отыщут. А потом обязательно вернутся сюда, чтобы освободить друзей.

Главное теперь — выжить и дождаться.