Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Туи Т. Сазерленд

Отравленные джунгли

Посвящается Хейзел



О драконьих Племенах Панталы

Ядожалы


Две пары крыльев. Чешуя красная, жёлтая или оранжевая, но всегда присутствует и чёрный цвет.

Оружие может различаться: отравленные жала в запястьях или хвостах, клыки и когти со смертельным или парализующим ядом, а также способность разбрызгивать едкую кислоту или зловонную жидкость.

Племенем правит королева Оса.

Шелкопряды


Две пары крыльев, изящных и переливчатых, как у бабочки. Появляются у бескрылых драконят в шестилетнем возрасте вместе со способностью выделять шёлк. Чешуя любого цвета, за исключением чёрного.

Выделяют шёлк из желёз на запястьях, способны плести из него прочные сети и изготавливать различные ткани. Чувствительные усики-антенны улавливают малейшие колебания воздуха.

Племенем правит королева Оса. До Древесных войн правила королева Монарх.

Листокрылы


Одна пара крыльев листовидной формы. Чешуя зелёная или бурая. Истреблены ядожалами в ходе Древесных войн.

По легендам, могли усваивать энергию солнечных лучей и управлять ростом растений.

Последняя известная королева Секвойя правила в эпоху Древесных войн около ста лет назад.

Пророчество Затерянных Земель [Перевод Ирины Романовой. // Стул почему мой занял мертвец? // Но не один не захочет пойти, // В мрак под землёй, где все мертвецы! // (Ш. Мак Гоуэн «Down in the ground where the dead men go»; Пер. Алекс Вурхисс).]


Обрати глаза и крылья
К землям за пучиной моря,
Где отрава и насилье,
Где неволя, смерть и горе.


Там в яйце секрет таится.
Тайну прячут книг страницы.
Обретёт спасенье тот,
Кто отважно вглубь нырнёт.


Сердце, крылья, ум открой
Тем, кого изгонит рой.
В одиночку не отбиться
Племенам от власти злой.

✦ Пролог ✦

Улей Сколопендры вздымался над бескрайней травянистой равниной на чудовищную высоту. Он излучал такое несокрушимое самодовольство, что Брионии хотелось сжечь его уже за это.

Тем более внутри полно врагов! Не говоря о том, что гигантское многоярусное здание-город выстроено из леса, украденного ядожалами у её родного племени листокрылов. Сама она вылупилась много лет спустя и не знала тех деревьев — хотя имела право узнать!

Они могли прожить ещё сотни лет, медленно поднимаясь к небу и нашёптывая колыбельные своим юным отпрыскам, но были злодейски уничтожены и перемолоты с глиной в месиво, которое ядожалы называли древокаменной массой. Из такого древокамня строились все ульи.

А потому они должны сгореть дотла!

Рано или поздно. Этот — всего лишь проба. Улей Сколопендры — даже от названия пробирает дрожь! Хорошо, что решили начать отсюда. Желание разрушить симпатичный улей Златки, мимо которого они пролетали пару дней назад, становилось всё меньше.

А может, и нет. Стоит только представить, что за драконы живут внутри, и сама Ярмарка блеска — многоцветная и сверкающая — покажется мрачнее ночи.

Так или иначе, отряд мстителей здесь, укрыт во тьме за оранжереей у стен улья Сколопендры, и возмездие вот-вот свершится!

— Забавно, что у всех ульев есть оранжереи, — обернулась Бриония к Цикуте и Лаконосу. — То есть сначала они, все из себя такие умные, вырубают деревья подчистую, а потом вдруг — ой, и от растений ведь есть толк! Поставим-ка пару домиков для зелени!

Она провела листовидным крылом по стеклянной панели.

— Ну конечно, что им стоит: огонь-то тоже не свой, а краденый — у шелкопрядов!

Сосредоточенные и угрюмые, Цикута с Лаконосом беседу не поддержали. Неподвижно уставившись перед собой, они явно размышляли о предстоящем подвиге. Закатив глаза, листокрылая уселась рядом и заглянула в оставленный Белладонной глиняный горшочек.

Брионии однажды доводилось наблюдать, как молния ударила в дерево и превратила его в обугленный остов, но подобный огонь видела впервые. Тоненькое волоконце извивалось, сияя осколком солнца. Такое крошечное по сравнению с громадой улья!

— Как это возможно? — прошептала она. — Неужто одна искорка может спалить целый город?

— Всё продумано, — буркнул Цикута.

Он указал крылом на принесённые из джунглей мешки, набитые диким бадьяном и другими горючими растениями.

— С Росянкой было бы проще, — тягуче пробасил Лаконос. — Странно, что она не с нами.

— Занята, — отрезал Цикута.

— Чем? — не утерпела Бриония, хотя прекрасно знала, что Цикута всегда помалкивает о секретных делах своей дочери.

— Я думал, она поможет, — не унимался Лаконос. — Было же в плане, что по стенам взберётся горючий плющ!

— Всё и так получится, — заверил Цикута, выразительно сжав когти.

Младший взглянул на него с сомнением.

— Может, всё-таки подождём Росянку? Вдруг успеет?

— Лаконос, — вздохнул Цикута, выказав, наконец, толику раздражения, — не будь таким настырным.

— Ну спасибо! — проворчал тот.

— План хорош. — Цикута осторожно взял горшочек в лапы. Пламя осветило его морду, и глаза оказались в тени. — У нас есть всё необходимое.

— Я не настырный, — пробормотал Лаконос, — а рассудительный.

Из-за угла оранжереи показался силуэт дракона, и Бриония напряглась, готовая к схватке. Однако тут же поняла, что это не ядожал: на крыльях золотисто-жёлтые пятна, остальная чешуя тёмно-серая и переливается, словно мех шиншиллы — точнее, целой их стаи.

Всего день, как знакомы, а стоит его увидеть — и мысли сразу о чём-то милом, маленьком и пушистом.

— Сатир, — прошептала она.

— Привет, Бриония, — улыбнулся он в ответ.

— Всё в порядке? — прервал его Цикута.

— Сделали всё, что могли, — доложил шелкопряд. — Предупредили наших в улье, чтобы держались у самых выходов и взяли с собой драконят. Бойцы «Хризалиды» заберут яйца и тех, кто в коконах. Отправили по паутине сообщения в ульи Златки и Богомол… — Сатир замялся. — Был бы в запасе ещё денёк…

— У нас его нет, — проронил старший без гнева, но тоном, не допускающим возражений.

Сатир взглянул вверх на длинный шёлковый мост, уходящий к улью Богомол на юге. Серебристые нити чуть мерцали в темноте, словно в них запутался звёздный свет.

— Что, правда весь город сгорит? И паутина тоже?

— Мы не собираемся жечь её нарочно, — ответила Бриония, — хотя если улей, как мы все надеемся, рухнет…

Заканчивать не было нужды: все и так понимали, что случится с шёлковой сетью, которая протянулась от верхних ярусов.

Когда Росянка впервые рассказала о «Хризалиде» — подпольной группе шелкопрядов, это был как удар по голове.

Бриония была всего на год старше её, они росли вместе и всегда считали, что шелкопряды — слабые, робкие создания, неспособные постоять за себя.

А потом вдруг Росянка сообщила о необходимости предупредить «Хризалиду». Что за глупости! Почему бы сразу не объявить и ядожалам? Весь план насмарку!

Однако после знакомства с Сатиром и другими подпольщиками Бриония даже представить себе не могла, как можно было сжечь улей, не дав им спастись. Ведь тогда она не встретила бы Сатира!

Шелкопряд мог бы погибнуть в огне, а она и не знала бы, какого замечательного дракона потеряла.

— Понятно, — вздохнул Сатир, поправляя крылья. — Чем ещё мы можем помочь?

— А вы хотите? — удивилась Бриония.

В глазах Цикуты вспыхнули искры.

— Можете поджечь город изнутри, — сказал он. — Это было бы очень кстати.

Сатир снова взглянул на улей… Нет, не на улей, поняла Бриония. Он смотрел на паутину, где жили все его близкие, — родное гнездо, что они свили для себя; единственный дом, который знали.

Если план сработает, шелкопряды останутся посреди обугленных развалин на голой равнине без малейшего понятия, куда податься.

— Ты не обязан ничего делать, — выпалила листокрылая, заработав косой взгляд Цикуты. — Это крайне опасно!

Тот посмотрел ей в глаза и покачал головой.

— Я мечтал сразиться с ядожалами с тех пор, как вылупился, — тихо произнёс Сатир. — Они позволили отцу умереть и отправили моего брата в улей Цеце. Принцесса Сколопендра — одна из самых жестоких сестёр королевы Осы; вот почему в здешней «Хризалиде» так много наших. Я готов к настоящему делу — мы все готовы.

— Вот и славно, — сказал Цикута. — Давай выберем места для поджога и согласуем время.

— Мы должны действовать максимально быстро и одновременно, — пояснила Бриония. — Как только Оса поймёт, что происходит, то сразу овладеет разумом всех ядожалов. Она не должна успеть затушить пожар.

— Я покажу тебе, какое у нас есть горючее для поджога, — мрачно проговорил Лаконос.

— Я сама! — подпрыгнула Бриония. — А вы с Цикутой изучите внутренний план улья, который достала «Хризалида».

Тронув Сатира за крыло, она подвела его к мешкам с растениями.

Описывая каждое — как быстро загорается, как долго горит и какие разбрызгивает горючие масла, — Бриония поймала странный взгляд Сатира.

— Ты чего? — нахмурилась она, откладывая в сторону связку сухих пальмовых листьев с берега Стрекозьей бухты.

— Просто… — Шелкопряд замялся. — Меня поражает, на что решилось ваше племя ради нашего спасения. Столько работы, эти растения…

— Спасения? — переспросила она недоумённо, стараясь не выдать ужаса.