Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Умберто Эко

С окраин империи. Хроники нового средневековья

Беату Либанскому, Вергилию Бигорскому и Гонорию Отунскому


Письмо с Понта

Ad Geraldum Fordum Balbulum, Foederatarum Indiarum ad Occasum Vergentium Civitatum Principem [Джеральду Форду Заике, князю Федерации западных индейских штатов (лат.). Джеральд Рудольф Форд (1913–2006) — президент США в 1974–1977 гг., в детстве заикался. (Здесь и далее, если не отмечено иного, — примечания переводчиков и редактора.) // Новость вам эту // Скажу по секрету: // Лондонский мост обвалился! // Да-да, моя прелесть, // Да-да, моя прелесть, // Взял да вдруг обвалился! // Если из бревен // Он был построен, // То бревна, наверное, сгнили! // Да-да, моя прелесть, // Да-да, моя прелесть, // Взяли и попросту сгнили! // А если был он // Из камней возведен, // То камни, должно быть, истерлись! // Да-да, моя прелесть, // Да-да, моя прелесть, // Взяли и просто истерлись! // А если из стали // Его воздвигали, // То ржавчина сталь эту съела! // Да-да, моя прелесть, // Да-да, моя прелесть, // Взяла и попросту съела! // Но выход я знаю! // И я предлагаю // Из золота мост нам построить! // Да-да, моя прелесть, // Да-да, моя прелесть, // Из золота взять и построить! // А чтобы все знали // И не воровали, // На мост надо пушку поставить! // Да-да, моя прелесть, // Да-да, моя прелесть, // Солдата и пушку поставить! // А чтоб караул // Всю ночь не заснул, // Солдату вина дать и трубку! // Да-да, моя прелесть, // Да-да, моя прелесть, // Вина полбочонка и трубку! // Здесь и далее — примеч. пер.; стихи здесь и далее в пер. Игоря Родина.].

Тебе, повелитель и император, свет Западной Индии, властитель Атлантического мира, американскому сенату и народу, ave [Радуйся! В смысле: здравствуй! (лат.) // «Апельсины, лимоны, атласная лента!» — // Колокол бьет у Святого Клемента. // «Ты задолжал мне четыре дублона!» — // Слышится с церкви Блаженного Джона. // «Долг отдавать настала пора!» — // Громко звонят у Святого Петра. // «Только сначала разбогатею…» — // Бьют у Святого Бартоломея. // «Ах, неужели? Отдашь в самом деле?» — // Звон раздается у Старого Бейли. // «Право, не знаю, но ждут очень многие…» — // Слышно в ответ со Святого Георгия. // Смело иди, не бойся, не плачь, — // Скоро тебя утешит палач!].

Простишь ли ты то, что получишь письмо об управлении городами и народами не от входящего в федерацию монарха, не от полководца и не от префекта флота, а от хранителя эллинистического койне, адепта братства мудрецов, которые вместе со служителями Митры, жрецами мистерий Изиды, иерофантами Трисмегиста, служителями культа Ваала и Астарты, отправителями Элевсинских мистерий, толкователями речей Пифии, псевдоархонтами Великих Дионисий, создателями Писаний, триангуляторами Эдипа и семиархами Вожделения, терапевтами Третьего Лишнего, гностиками Отличия и омологархами Плеромы до сих пор составляют автохтонный продукт стран Внутреннего моря, некогда бывшего Нашим? Мне прекрасно известно, о сын Юпитера I Канавералского [Имеется в виду мыс Канаверал.], что когда на Капитолий, стоящий у вод светлой реки Потомак, восходят правители входящих стран-федератов, омываемых Сицилийским, Ионическим и Эгейским морями, члены Сената и Domus Alba [Белого дома (лат.).] состязаются друг с другом, забрасывая их колкостями и насмешками, принуждая выполнять самые унизительные поручения и относясь к ним как к вольноотпущенникам — да что там, как к рабам. Мне прекрасно известно, как низко ценят твои посланники, нунции и легаты в авзонийских провинциях названных монархов, покупая их расположение и вынуждая приобретать старые изношенные триремы, не нужные более Императорскому флоту, равно как тесаки и копья, доспехи и щиты, выброшенные твоими легионами, и все в это в обмен на parvula involucra [Взятки (лат.).], наполненные мерзкими сестерциями, вони которых они не чувствуют. Зато мне прекрасно известно, со сколь нижайшим почтением принимают в твоих землях нас, древних хранителей средиземноморских таинств, знатоков сокровенных формул: и по сей день нас встречают восклицаниями, выдающими неподдельный восторг, — я веду речь не о твоих сенаторах, более склонных к торговле и войнам, чем к расшифровке папирусов и восковых табличек, а о твоих риторах и мудрецах. Позволь же, о сын Аполлона из NASA, задать тебе вопрос, терзающий мне сердце и ум, ибо замыслы твои для меня темны, и я весьма опасаюсь за твою мудрость, равно как и за наше спасение.

Позволь поведать тебе, что происходит у нас, в Авзонийском Понте, где долгое время правит династия Митридатидов, кои, дабы сохранить власть и пережить своих врагов, после опаснейших и жесточайших испытаний научились переносить любой яд, так что ни обвинения в предательстве, ни подозрения в коррупции, ни презрение граждан, ни отсутствие одобрения общества, ни обнаружение в их нечистых руках parvula involucra не оказывает пагубного влияния на их организм. Тебе прекрасно известно, о Светило, затмевающее звезды и небесную синеву, что названные правители Понта удерживают власть благодаря твоему великодушию, соглашаясь на все условия, принимая все легионы в землях от Реции до Норика, размещая твои триремы в Геркулануме, твоих нунциев и сикофантов в столице, всякий раз делая вид, будто Понт — колония, вступившее в федерацию королевство, сенаторская провинция, и покорно прислушиваясь к советам твоих посланников и командующих легионами. Долгие годы поступали так вернейшие вассалы, чьи имена покажутся твоему уху варварскими: Румор Филадельф, Андреоций Эвергет, Моро Евпатор и Сарагаций Филопатор [Мариано Румор (1915–1990), Джулио Андреотти (1919–2013), Альдо Моро (1916–1978), Джузеппе Сарагат (1898–1988) — известные итальянские политики.]. Исполняя твои повеления, они позволили выстроившимся в квадраты легионам Атлантического мира охранять границы империи, сдерживая постоянно давление парфян и сарматов, скифов и даков, предоставляя твоим войскам и твоим кораблям у дружественных берегов Сирии возможность участвовать в битвах Моисея Одноглазого [Вероятно, имеется в виду Моше Даян (1915–1981) — израильский военный и государственный деятель. Министр обороны Израиля во время Шестидневной войны, Войны на истощение и Войны Судного дня.] против нубийских орд, а дружественному царю персов сдерживать давление коварных армянских орд и кочующих всадников Тигра и Евфрата. Прекрасно понимаю, сколь важно для тебя сохранять правителей Понта в дни, когда сарматские корабли бороздят воды Ливийского моря.

Тебе хорошо известно, что уже некоторое время в нашем королевстве орды освободившихся рабов, большая часть которых склоняется к тому, чтобы принять твою власть и даже согласна пойти на компромисс и совершать приношения богам и их жрецам, ведомые неотесанным сардинским рабом Берлингуэром, решили, что пробил час отнять у династии Митридатидов власть в нашем королевстве. Плебс не станет протестовать, как не станет протестовать большинство патрициев, однако германский вольноотпущенник по имени Киссинджерий, которого ты возвысил и сделал распорядителем императорского дворца, упорно сопротивляется, видя в восстании рабов коварный заговор царя сарматов.

Я не скажу тебе, что подобные подозрения не должны занимать и капли океана твоих мыслей, о Нептун всех плавательных бассейнов, и не хочу, чтобы моя мудрость стала судьей твоим убеждениям. Скажу лишь, что если рабы не придут к власти, ты будешь вынужден и дальше держаться Митридатидов, которые верно служили тебе долгие годы. Тебе хорошо известно, как им помочь: щедро раздавая сестерции и сея через твоих сикофантов беспорядки и волнения в Понте, окропляя по ночам кровью алтари, обезглавливая гермы, поджигая храмы Дианы и делая так, чтобы творцами беспорядков считали бунтовщиков, последователей смутной религии, которую основал мессия из Трира, бородатый иудей [Имеется в виду Карл Маркс (1818–1883).], осмелившийся повторять: легче токарному станку пройти через память компьютера, чем твоему протеже сесть на колени к Юпитеру.

Ежели ты постановишь, что и дальше царствовать должны Митридатиды, да будет так. Однако с недавних времен происходят события, кои немало меня удивляют, ибо один из твоих сенаторов, некий Циурций [Фрэнк Чёрч (1924–1984) — сенатор США, расследовавший Локхидский скандал.], начал раскрывать тайны, хранившиеся доселе во внутренних покоях Капитолийского храма, и из-за сих святотатственных деяний немало зла выпало на долю рода Митридатидов. Не проходит и дня, чтобы бывшему квестору легионов Танаксию [Марио Танасси (1916–2007) — итальянский политик, занимавший пост министра обороны и министра промышленности в конце 60-х — 70-х гг. XX в.] не поднесли ядовитого кубка, испив из которого, он мгновенно падает замертво, чтобы Гуй Полемониак [Луиджи Гуи (1914–2010) — итальянский политик, занимавший пост министра обороны и министра внутренних дел в конце 60-х — 70-х гг. XX в.] не получил полную корзину фруктов, среди которых затаился аспид, что кусает его в руку, принявшую кошель из бычьей кожи с тайной мздой, чтобы Кроциан Талаттик [Камилло Крочани (1921–1980) — крупный итальянский промышленник, вовлеченный в Локхидский скандал.] не вынужден был предаться бегству, спасаясь от кусачих собак, которых направляет невидимая сила. И это еще не все, изо дня в день из твоих императорских покоев доносятся все новые проклятья: нынче, не спасаемый долгой привычкой к ядам, нетвердо стоит на ногах сам Румор Филадельф [Мариано Румор (1915–1990) был в 1976 г. министром иностранных дел.], уже трепещут Моро Евпатор и зловещий Фанфанций Аминторатор [Аминторе Фанфани (1908–1999) — один из крупнейших итальянских политиков XX в.], грозя кулаками небесам и вопрошая себя, отчего их не спасают твоя благосклонность и милость.

Я же спрошу тебя, о божественный Пентагональный Вулкан, каковы твои тайные замыслы? Ты желаешь получить контроль над Понтом, но презираешь последователей Человека из Трира и низвергаешь одного за другим Митрадитидов, в то время как авзонская монета не стоит более и вздоха имперского сестерция. Кому ты еще доверяешь, кто удостоится твоей благосклонности? Паццард Репуббликатор, Дестраций Фуцилатор, Раутаций Бомбалоратор, Фредаций Тимератор, Генкаций Силенциатор, Микаций Инсаббьятор, Гаваций Спекулатор [Речь идет о ряде итальянских политиков: Рандольфо Паччарди (1899–1991) — итальянский политик, представитель Республиканской партии; Джорджо Альмиранте (1914–1988) — неофашистский политик, президент партии Итальянское социальное движение, буквально «фуцилатор» — тот, кто расстреливает; Пино Раути (1926–2012) — неофашистский политик, представитель Итальянского социального движения, обвинялся в причастности к неофашистскому терроризму; Франко Фреда (р. 1941) — неофашистский террорист, букв. «сеющий страх»; Эудженио Энке (1909–1990) — адмирал, начальник генерального штаба итальянской армии, руководитель одной из секретных служб. Букв. «заставляющий молчать»; Вито Мичели (1916–1990) — итальянский генерал и политик; Антонио Гава (1930–2008) — итальянский политический деятель, министр внутренних дел Италии (1988–1990).]?

Или ты вновь намереваешься сделать Понт колонией под прямым контролем твоих войск, командует которыми Гай Тиций Лис [Джон Энтони Вольпи (1908–1994) — посол США в Италии в 1973–1977 гг.]?

Или боги, обеспокоенные твоим бесчувствием к Минерве, отдали тебя Дионису и вдохнули в тебя дар божественного безумия?

Поверишь ли ты, что из-за твоих непонятных замыслов жрецы средиземноморских мистерий уже волнуются за судьбы империи, опасаясь, что ты собрался стать последним из цезарей?

Не бывает вассального королевства без короля, королевства не вступают в федерации, не подписав подобие договора. Мрачные пророчества Человека из Трира, замученного (о ужас!) сарматами, кажутся мне темными и малопонятными. Чего же желаешь ты, повелитель Афазии [Возможно, отсылка к афазии Брока, которая вызывает нарушения речи. Один из известных клинических случаев — дело некоего господина Форда.]? И над Цезарем неумолимо нависает серп Хроноса. У меня кровь стынет в жилах и трясутся руки при мысли, что однажды понтийские рабы обезглавят твои статуи. Vale [Будь здоров! (лат.)].

...
1976