Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Вадим Федоров

Двойчата

Уважаемые родители.

Эту сказку лучше всего читать вашим детям на ночь. Каждый вечер по одной главе. Ни больше и ни меньше.

Как доказали британские учёные, после прочтения этой сказки детям снятся добрые и красивые сны.

Читайте не спеша. Негромко, но с интонацией и выражением.

И не забудьте поцеловать вашего ребёнка, когда он уснёт.

Двойчата [Dvojčata — в переводе с чешского «двойняшки».]

Аля проснулась из-за того, что кто-то шлёпнул её по лбу. Даже не шлёпнул, а слегка задел. Или не задел. Просто рядом что-то плавно проплыло.

— Кто это? — спросила Аля.

— С добрым утром, — услышала она в ответ, — это я, твой старший брат. Меня зовут Саша.

Даже не услышала. А почувствовала. Голос зазвучал у неё в голове. Тихий, но чёткий и понятный.

— Ой, как здорово, — обрадовалась Аля, — я ещё не родилась, а у меня уже есть брат.

— Мы вместе родимся, — ответил Саша, — мы вдвоём у мамы в животике.

Аля задумалась.

— А почему ты тогда старший, — наконец спросила она, — если мы одновременно родимся?

— Потому что брат всегда старший, — рассудительно ответил Саша, — кто-то же должен быть старшим, чтобы оберегать младшего. Вот я и буду тебе оберегать.

— Хорошо, — согласилась Аля, — оберегай меня. Я согласна.

— И ещё я на пару грамм тебя тяжелее, — помолчав, добавил Саша.

— А откуда ты знаешь? — спросила Аля.

— На УЗИ сказали, вчера утром, — ответил Саша, — ты спишь всё время. А я слушаю, что про нас говорят.

— А кто про нас говорит? — испугалась Аля.

— Родители, — снисходительно ответил Саша, — мама и папа.

— А кто такие мама и папа? — заинтересовалась Аля.

— Мама, — терпеливо начал объяснять Саша, — это та, внутри которой мы сейчас находимся. У неё в животике. Она нас оберегает и кормит. Она с нами разговаривает. Ты её должна слышать.

— Да, да, — замахала ручками Аля, — я её слышу, она песни нам поёт и рассказывает, какие мы хорошие. И ещё кто-то говорит иногда. Тише. Но голос грубый.

— Который тише, это папа, — продолжил объяснение Саша, — он нас тоже оберегает и любит. И ещё они нам постоянно классическую музыку включают. Ты её тоже слышишь?

— Слышу, — ответила Аля, — я к ней уже привыкла.

— Это они нас к прекрасному приобщают, — пояснил Саша, — я к музыке хорошо отношусь. Мне Моцарт нравится. Но когда тебе одну и ту же сонату четыре часа подряд гоняют по кругу, никакой Моцарт уже не прививается.

— Может, им как-нибудь сказать об этом? — осторожно предложила Аля.

— Да я попытался ногой постучать, — вздохнул Саша, — а мама разволновалась. Подумала, что у неё что-то с нами не в порядке. Так что я стараюсь особо не расстраивать родителей. Они же нас любят.

— А что такое любовь? — спросила Аля.

Саша задумался.



— Любовь, это когда тебе хорошо от того, что кто-то есть в твоей жизни, — наконец ответил он, — кто-то родной и близкий.

— А кто нас больше любит? — вновь спросила Аля. — Мама или папа?

Саша опять задумался.

— Оба любят, сильно, — ответил он, — но по-разному. Тут больше или меньше — не определишь.

— Ну и ладно, — согласилась Аля, — главное, что любят. А почему меня Аля зовут, а тебя Саша?

— Да они имя придумали сразу, когда только узнали, что у них кто-то родится, — начал рассказывать Саша, — но не знали, кто будет: мальчик или девочка. Выбрали имя Александр. Или Александра, если девочка. А потом выяснилось, что нас двое тут. И чтобы не путать, меня зовут Саша, а тебя Аля. Сокращённо, от Александры.

— Понятно, — сказала Аля, — а когда мы родимся, что мы делать будем?

— Как что? — удивился Саша. — Мы будем расти и познавать мир. Там, за маминым животиком, целый мир. Большой и красивый.

— Ой, как здорово, — обрадовалась Аля, — так давай быстрее его познавать. Раз он такой красивый.

— Подожди-подожди, — остановил сестру брат, — не спеши. Всему своё время. Нам вначале надо немного подрасти, набраться сил и родиться.

— Ну вот, — огорчилась Аля, — я хотела побыстрее. Может, сейчас родимся, чего ждать?

— Вот ты торопыжка, — рассердился Саша, — нельзя сейчас. Нам надо внутри мамы окрепнуть. А потом уже рождаться. Я же говорил — всему своё время. Если сейчас поспешить, то будет только хуже.

— Мне очень хочется узнать мир, — тихо сказала Аля, — он же красивый. Неужели нельзя что-то придумать?

Саша помолчал. Перевернулся с боку на бок. Аля почувствовала, как кто-то положил ладонь на мамин живот. Погладил его. Саша затих.

— Можно включить воображение и познавать мир уже сейчас, — негромко сказал он.

— Ой, как здорово, — обрадовалась Аля, — а где оно включается, это самое воображение?

— Так родители говорят, когда представляют, что мы делаем и как выглядим, — ответил Саша, — они включают своё воображение и видят нас, как будто мы уже родились. Особенно хорошо это у них получается во сне.

— Тогда давай спать, — сказала Аля и зевнула, — я уже устала с тобой беседовать и ждать нашего рождения. И хочется посмотреть на этот мир. Какой он, красивый и большой.

— Тогда спокойной ночи, — сказал Саша, — спи, и пусть тебе приснится мир. Тот, который нас ждёт.

— Спокойной ночи, — отозвалась Аля, — ты приходи ко мне во сне. Не одной же мне мир узнавать.

— Обязательно приду, — ответил Саша.

Тихо так ответил. Еле слышно.

И Аля уснула.

Когда она открыла глаза, то обнаружила, что стоит на краю кукурузного поля. На ней были колготки и лёгкое платьице в голубой горошек. На ногах белые кеды.



— Ура! — закричала Аля. — Воображение включилось.

— Вот только не надо так кричать, — раздался голос сзади, — а то оглохнуть можно.

Аля повернулась. В паре шагов от неё стоял мальчик. Такие же, как у нее, белые кеды. Синие штаны из джинсы и такая же рубашка. На голове у него была бейсболка с буквой S. И роста он был такого же, как и Аля.

За мальчиком росли несколько берёз. А уже за ними стояли четыре пятиэтажных домика.

— Ты Саша, — догадалась Аля, — у тебя тоже воображение включилось.

— Включилось, включилось, — улыбнулся брат, — ты такая смешная.

— Я не смешная, — ответила Аля, — я непосредственная. Куда пойдём? В какую сторону?

— Идти надо только вперёд, — сказал Саша и показал рукой на кукурузные заросли, — если идти назад, то попадёшь туда, где уже был. А чтобы узнавать новое, надо идти только вперёд.

Кукуруза была в два или даже в три раза выше детей. Лёгкий ветерок заставлял шевелиться зелёное поле, и казалось, что это какое-то живое существо стоит перед ними. Зелёное и доброе.



Саша подошёл к Але. Взял её за руку. Они сделали несколько шагов к кукурузе. Та стояла ровными рядами и шелестела.

— Иди за мной, — сказал Саша сестре, мы вдвоём между рядами не пролезем.

— Я не хочу за тобой, — возразила Аля, — я не увижу, что впереди. Впереди будет только твоя спина. А я хочу увидеть что-то новое.

— Хорошо, — согласился Саша, — иди рядом, в соседнем ряду. Но не теряйся.

Он сделал шаг в сторону. Раздвинул листья кукурузы и скрылся в зарослях.

Аля зачем-то подпрыгнула. И, как старший брат, устремилась в глубь кукурузного царства.

Внутри кукурузного поля царил полусумрак и пахло землёй. На уровне глаз кое-где висели ещё не созревшие початки. Листья ниже были сухие и шелестели под ногами.

Расстояние между рядами было узким. Аля шла, помогая себе руками. Где-то рядом шелестел Саша.

Аля вначале пригибалась, уворачиваясь от початков и острых стеблей. А потом и вообще встала на четвереньки и поползла по своему ряду.

Так получилось намного быстрее. Саша отстал.

Между рядов появилось небольшое пустое пространство. Несколько семян не проросли. Пять или шесть. И в огромном поле кукурузы образовалась маленькая полянка. На полянке росла мелкая травка. А вверху светило солнце.

Аля вынырнула на эту полянку и нос к носу столкнулась с Лисёнком.



Оба замерли, на несколько мгновений перестав даже дышать.

Лисёнок был рыжий. Только нос у него был чёрный и влажный. По бокам топорщились усики. Треугольные уши торчали над вытянутой головой. Глаза-бусинки. Умные и немного шальные.

— Ух ты, — выдохнула Аля, — какой ты!

Лисёнок понюхал Алино лицо и чихнул.

Но полянку с шумом вылез Саша. Сразу же стало тесно.

— Он тебя не обижает? — спросил он Алю.

— Вообще-то при знакомстве принято здороваться, — вместо Али ответил Лисёнок.

Голос у него был звонкий и спокойный.

— Извините, — покраснела Аля, — здравствуйте. Как ваши дела?

— Здравствуйте, — эхом отозвался Саша.

— И вам здоровья, — ответил им Лисёнок, — дела у меня важные. Я сегодня узнаю мир.

— Ой, как здорово, — хлопнула в ладоши Аля, — я тоже с братом узнаю мир. Силой воображения.

— А вы кто? — Лисёнок втянул в себя воздух, принюхиваясь к детям. — Вы, случайно, не зайчата?

— Нет, — ответил Саша, — мы не зайчата. Мы брат и сестра. Мы скоро родимся. Вдвоём. Двойня мы.

— Двойчата, значит, — Лисёнок с умным видом кивнул головой. — А зайчат не видели? А то мне мама про них много рассказывала. Но я их ещё не встречал.

— Не видели, — сказала Аля, — но надеюсь, что встретим. Как и тебя. Пойдёшь с нами?