Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Вадим Львов

Роса на Солнце

Ще не вмерла України і слава, і воля,

Ще нам, браття молодії, усміхнеться доля.

Згинуть наші вороженьки, як роса на сонці,

Запануємо ми, браття, у своїй сторонці.

Гимн Украины

День третий. Крым

Первая «Грань» пробила крышу дома и взорвалась на первом этаже, так и не достав до подвала. Пулемет исламистов замолчал, чтобы через минуту ожить снова и не дать сотне терских пластунов капитана Артема Пшеничного преодолеть простреливаемое пространство перед поселком.

Капитан чертыхнулся, поправил защитный шлем и снова связался с оператором «Малахита» [Малахит — комплекс средств автоматизированного управления огнем (КСАУО). Включает в себя лазерный целеуказатель-дальномер (ЛЦД), пульт командира и средства связи.], требуя подавить, наконец, огневую точку, мешающую продвижению вперед. Боевики укрепились основательно, и достать их можно только навесным огнем. Штаб отдельного Терского пластунского полка [Пластуны — пешие казачьи команды, появившиеся в Черноморском Казачьем войске в ходе Кавказской войны. Задачи пластунов были близки к задачам современного спецназа — открывали неизвестные тропинки в болотах и броды в пограничной реке, обозначали такие места только им одним известными метками, вскрывали следы, своевременно обнаруживали подготовку к набегу горцев. Выбрав удобный момент, пластуны наносили, по нынешней терминологии, «точечные» удары по небольшим отрядам горцев, намеревавшихся совершить разбойничий рейд, уничтожали их вожаков, угоняли табуны лошадей, ограничивая этим мобильность противника.] в отсутствии авиационной поддержки решил применить управляемый минометный комплекс КМ-8 «Грань» [Минометный комплекс КМ-8 «Грань» — предназначен для поражения одиночных и групповых неподвижных и движущихся, бронированных и небронированных целей, а также инженерных сооружений при стрельбе из гладкоствольных и нарезных минометов калибра 120 мм. При боевом применении комплекс «Грань» поражает днем и ночью первым выстрелом без пристрелки как неподвижные, так и движущиеся цели. Дальность стрельбы — до 9 километров. Эффективное оружие против полевых укреплений.], поступивший на вооружение всего за пару месяцев до начала войны. Творящийся сейчас вокруг бардак никак не походил на недавние, правильно и красиво проведенные учения «Юг», где пластунский полк был признан одной из лучших частей Северокавказского военного округа.

Было гладко на бумаге, да забыли про овраги… Где беспилотная эскадрилья? Где остальные сотни? Где, в конце концов, полевая кухня? Люди более суток в боях и на марше, а горячей пищи до сих пор не подвезли. Одна радость, прибыла минометная батарея «Саней» [«Сани» — 120 мм 2С12. Используется для стрельбы комплексом КМ-8 «Грань».]), да не простая, а с управляемым вооружением. Словно услышав его мысленные вопли, расчет миномета вторым управляемым снарядом накрыл-таки точку боевиков, и появилась возможность для рывка вперед. Но Пшеничный, по опыту бесконечной войны на Кавказе, вламываться в поселок не торопился. Могла быть засада или минное поле. А может быть, и то, и другое. Тут поспешишь — людей потеряешь. А возможно, и свою голову. Горы и боевики ошибок не прощают.

Через поселок Переваловка, уже более суток захваченный отрядами так называемой крымско-татарской исламской милиции, проходила, петляя между горами, дорога на Судак. Весь день оттуда шел нескончаемый поток беженцев: русских, украинцев, греков, армян. Проходящие мимо люди рассказывали о зверствах и массовых казнях крымчаками своих сограждан, но Пшеничный относил эти рассказы к шоковому состоянию беженцев. У страха, как известно, глаза велики.

Сзади раздался голос связиста сержанта Пустовойта:

— Товарищ капитан, к нам украинский офицер вышел.

Пшеничный обернулся и сделал пригласительное движение рукой. Через минуту рядом с ним оказался высокий и небритый мужик со впалыми щеками в потрепанном камуфляже.

— Капитан Королев, семьдесят девятая аэромобильная бригада, отправлен для организации связи с войсками Северокавказского округа…

— Что, один? — удивился Пшеничный. Какая-то фантасмагория получается в двадцать первом веке, Отправляют посыльного, да еще целого капитана.

— Нет! — злобно сплюнул Королев. — С группой вышел вас искать! Десять человек из Белогорска. До вас дошел только я один. На боевиков напоролись, прямо на выходе из города. Ждали нас…

— А что, по-другому, никак? А связь?

— Ты с Луны, что ли, упал, капитан? Связь по всему полуострову глушат. Накрылась связь. Ты со своим штабом когда последний раз связывался?

— Как это — накрылась?! Радиста ко мне, быстро! — заорал Пшеничный. Затем он снова повернулся к украинцу.

— Да, так! Турки в Евпатории высадку начали, не меньше пехотной бригады, судя по количеству десантных средств. А их с моря и воздуха поддерживает Евросоюз. Узел связи береговой обороны уничтожен авиационным ударом. Сегодня с утра все по-серьезному началось, капитан. Мы хотели «духов» «сухарями» да «крокодилами» прижать. Ан, поздно, блин! Опоздали! Наших уже истребители ждали. Потрепали здорово.

— Это что… война, что ли??? Охренеть можно!. Они в войну из-за этих обезьян ввязались?

— Война, земеля, война…

За месяц до событий. Вашингтон. Округ Колумбия

— Наши европейские партнеры закусили удила всерьез. Они нас буквально шантажируют, требуя гарантий на участие в их украинской операции.

Начальник ОКНШ Вооруженных сил США адмирал Майкл Миллер на секунду прервал свой спич и отхлебнул воды из стоящего рядом стакана. Ледяная жидкость обожгла небо и прокатилась по горлу. Адмирал закашлялся…

— Осторожнее, Майк, не застудите горло! — Сидящий ближе всех к Миллеру директор DIA [DIA — Defense Intelligence Agency, американская военная разведка, координирует деятельность разведывательных подразделений армии, ВВС, ВМС и Корпуса морской пехоты. Подчиняется министру обороны США.] генерал Рональд Бургесс снял очки и неторопливо стал протирать их бархоткой.

Откашлявшись, Миллер сказал:

— Мы здесь собрались, чтобы выработать общее решение по возникшей проблеме. Нам надо реагировать на ситуацию. Причем реагировать быстро.

В зале безымянной виллы на берегу Потомака с видом на центр Вашингтона собрались облаченные в военную форму и гражданские костюмы люди, определяющие военную политику самой мощной державы в мире. Три десятка человек: генералы, адмиралы, дипломаты, разведчики и сенаторы, варившиеся в котле вашингтонской политики не один десяток лет. Они привыкли держать руку на сверхчувствительном пульсе мировой политики и, честно говоря, были весьма раздражены и удивлены. С момента окончания холодной войны никто и никогда не смел разговаривать с американцами в таком тоне. Но времена меняются, и — не в лучшую сторону.

— Случилось то, что должно было случиться. Мы слишком глубоко увязли в антитеррористической кампании на Ближнем Востоке. До такой степени, что когда «Иван», походя, прихлопнул армию Беридзе, выручать зарвавшегося грузина стали европейцы, а не мы. Именно визит француза Салази остановил русские танки в десятке миль от Тбилиси. Именно Евросоюз надавил на Кремль, а не мы.

Вице-президент США Джозеф Беннет картинно развел руками. Он сейчас олицетворял в этом зале высшую политическую власть. Президент и госсекретарь находились с официальным визитом в Бразилии, и в их отсутствие руководство страной осуществлял именно он, бывший сенатор от штата Дэлавер. Более того, чернокожий президент-демократ поручил именно ему разобраться с европейским демаршем. И через два дня на заседании Совета национальной безопасности президент будет ознакомлен с возможными вариантами реагирования на эту ситуацию. В любом случае, последнее слово останется за ним.

— Идем далее, господа! Вспомним ситуацию с Казахстаном.

Сидящие в зале люди оживились, многие недовольно поморщились. Кому приятно вспоминать собственное бессилие. Тем более на глазах у всей планеты.

— Европейцы тоже ничем Турсунбаеву не помогли! — заметил адмирал Миллер…

— Но они хотя бы прислали несколько «А-400» [«А-400М» — перспективный на сегодняшний день тяжелый военно-транспортный самолет разработки европейской корпорации EADS. Грузоподъемность — 37–40 тонн, практическая дальность при максимальной загрузке 4300 км, потолок 11 000 м, крейсерская скорость — 780 км/ч. Предназначен для замены устаревших самолетов ВТА — С-160 «Трансалл» и С-130 «Геркулес».] с оружием и закатили истерику в Европарламенте. После чего считают, что им удалось остановить русских.

— Это же очевидная чушь! — Глава национальной разведки США Роберт Пирс закатил глаза к потолку. — Русские получили все, что хотели, поэтому и остановили наступление. Что до наших истерик и европейских меморандумов, то им и дела не было никакого! Как говорится, медведи съели весь мед, а пчелы жужжали вдалеке.

— Вас послушать, Роберт, так вы восхищаетесь нашим унижением, — неодобрительно покачал головой сенатор Дон Крауч — один из самых влиятельных лоббистов при демократической партии.

— Да нет, просто я, несмотря на свою работу, привык говорить друзьям правду! — парировал Пирс.

— В ситуации с Казахстаном у нас не было ни одного шанса адекватно среагировать. О вторжении туда русских знали все. Докладывали и национальная разведка, и генерал Бургесс, и NSA [NSA — National Security Agency/Central Security Service, NSA/CSS, Агентство национальной безопасности /Центральная служба безопасности — крупнейшая специальная служба США, занимается электронной разведкой, криптологическими исследованиями, отвечает за сбор и анализ зарубежных коммуникаций, их координат, направлений, а также выполняет высокоспециализированные задачи по получению информации на основании анализа коммуникационного трафика зарубежных стран. Отвечает за защиту правительственной связи, обеспечивает информационную безопасность государственных органов США. АНБ — отличается тотальной секретностью и закрытостью, шутники частенько именуют его «No Such Agency», Агентство, Которого Нет.]. Казахстан, в силу своего географического положения, зажат между Россией, Китаем и центрально-азиатскими постсоветскими деспотиями. У нас там, кроме перевалочной авиабазы в Таджикистане, никаких сил не было и нет. И то поток грузов идет через коридор, предоставляемый русскими. Единственная возможность остановить наступление русских на Астану — нанести по ним ракетно-ядерный удар. Мы это обсуждали и единогласно решили, что начинать Третью мировую войну из-за азиатского царька Турсунбаева и интересов европейских и китайских энергетических и горнодобывающих корпораций не стоит. Более того, не стоит даже осложнять отношения с Россией, особенно сейчас, когда наши операции в Афганистане и Ираке вступили в завершающую стадию. Европейцы уже пожинают плоды своих необдуманных действий. Их войска в составе МНС снабжаются теперь в обход России.

— Наш друг Роберт абсолютно прав! — слово взял советник президента по национальной безопасности, отставной генерал Джек Джонсон. В отличие от большинства предшественников на этом посту, он не был политологом, юристом или дипломатом, а был самой настоящей «военной косточкой», пройдя все ступени службы в Корпусе морской пехоты. Матерый вояка, на своей шкуре испытавший Вьетнам, Панаму, «Бурю в Пустыне», Сомали и с 2003 года командовавший ОВС НАТО в Европе. Один из самых толковых и уважаемых людей в политическом истеблишменте современной Америки. Не интриган и не извращенец.

— Давайте, господа, посмотрим на ситуацию свободным от пропагандистских штампов взглядом. В этом году зимой мы выводим войска из Ирака. Ситуация в Афганистане медленно, но верно, идет на поправку. Русские, как известно, нам не мешают, а иногда, особенно в Афганистане, даже помогают. В данный момент стратегических разногласий между нами и русскими нет. А вот Евросоюз уязвлен ими достаточно сильно. То же касается и Китая. Русская операция в Казахстане лишила их рычагов влияния на Среднюю Азию. Теперь эти постсоветские республики смотрят в рот Москве и трясутся от одного окрика русских. Но нам до этого, господа, дела нет. Если хотим оставаться лидирующей державой в мире, нам с русскими ссориться не надо. Они в ответ легко плеснут кипятка нам на брюки. Поставками оружия иракским суннитам или талибам. Каналы поставок и агентурная сеть в регионе у них сохранились с советских времен. Вместо вывода войск и стабилизации положения получим второй Вьетнам, только с еще более тяжелыми последствиями. Вот тогда нас легко обгонят на повороте не только китайцы, но и европейцы. Сейчас — не семидесятые годы, когда мы бодались с Советами, и весь мир был поделен на две сферы влияния. Сейчас появилось несколько центров силы, и каждый тянет одеяло на себя. Будет отлично, если кто-то из конкурентов сойдет с дистанции.

— Вы предлагаете, Джек, сдать русским европейских союзников США? Разрушить систему безопасности, которую Америка выстраивала с момента создания НАТО? Отдать Украину и Восточную Европу, как отдали Казахстан? — Возмущенные вопросы посыпались на Джонсона со всех сторон. Сам отставной генерал сохранял абсолютно олимпийское спокойствие.

— Объясните, наконец, старина Джек, что вы задумали? Я по вашему лицу вижу, что здесь что-то нечисто, — спросил наконец Бенетт.

— Да ничего сложного. Мы согласимся помочь нашим европейским союзникам техникой и снаряжением, разведывательной информацией. Только дело в том, что все наши свободные войска будут заняты антитеррористическими операциями и подготовкой к свержению режима Уго Гомеса.

— Что? Вы серьезно?

— Конечно. Европейцы должны знать, что мы их полностью поддерживаем, но реально, увы, все войска заняты. Наш военный бюджет и вооруженные силы — не резиновые. Заодно, этот новый Че Гевара, наконец, заткнется и перестанет поддерживать FARC [FARC — Fuerzas Armadas Revolucionarias de Colombia/ Колумбийские революционные вооруженные силы — народная армия. Террористическая левацкая группировка, ведущая борьбу с правительством Колумбии. Сформирована в начале шестидесятых под сильным влиянием Кубинской революции. Специализация — похищение людей с целью выкупа, поставки кокаина и, естественно, «революционная борьба», т. е. бандитизм.] и наркоторговцев. Украина — это совсем не наша тема, господа. Если Евросоюз хочет замкнуть на себя стратегические трубопроводы и ради этого готов всерьез воевать с русскими, то это их дело. Нам их нефть и газ не нужны. Нам нужны нефть и газ из Южной Америки. Здесь у нас положение самое выигрышное. Если наши партнеры по НАТО дадут «иванам» по носу и не пустят на Украину, загнав их обратно в леса и болота, то мы выступим посредником и защитим русских от неумеренных европейских притязаний. Ручной Иван полезней голодного и злого. А если Иван поимеет армии Евросоюза, то мы защитим несчастных европейцев от злых русских. Они выкинут из своих умненьких европейских голов мысль о новой Великой Европе и снова, как было после Второй мировой, спрячутся у нас за спиной. В любом случае, нам это пойдет на пользу. А мистеру Гомесу и его друзьям из Поднебесной — точно, нет.

За четыре дня до событий. Киев. Украина

Президент Украины Виктор Ющенкович пребывал в отвратительном расположении духа. Заканчивался его первый президентский срок, а ситуация в стране была крайне напряженной в первую очередь из-за действий оппозиции во главе с действующим премьер-министром Олесей Тимощук. Мало того что половина регионов и большая часть Верховной Рады была против политики Ющенковича, так, ко всему прочему, обострилась обстановка в Крыму. Если раньше крымские татары устраивали захваты земли и драки с милицией, то теперь они блокировали дороги. День за днем, неделя за неделей. Сотни крымчаков перегораживали шоссе, сваливали в кучу автомобильные покрышки и поджигали их. Когда прибывал «Беркут», они некоторое время митинговали, затем расходились. И так постоянно, прямо какой-то ритуал. Тревожная ситуация. А эта «апельсиновая королева» все больше масла в огонь подливает, стерва… На каждом митинге говорит о том, что татары получат автономию. Хотя…

Виктор Давыдович усмехнулся одними губами, думая о крутых виражах сегодняшней политической ситуации. Пять лет назад, придя к власти на волне прозападных настроений в украинском обществе, он сильно надавил на мозоль бывшим советским чекистам, обосновавшимся в Москве. Сначала взаимные претензии носили исключительно экономический характер, а затем уже — личный и политический. В итоге русско-украинские отношения подошли в точке замерзания. Москва делала большую ставку на конкурентов Ющенковича: Тимощук и Яцыка, движение «Регионы Украины». Затем ситуация изменилась: в Москве произошла кровавая Ноябрьская революция, и «православный чекист» Молчунов удалился в Южную Америку. К власти пришел союз региональной номенклатуры и «младореформаторов», и внешняя политика у Москвы в течение двух лет отсутствовала как таковая. Ющенкович собирался было вздохнуть свободно и преодолеть, наконец, многолетний политический кризис, терзавший Украину. Но стало только хуже.

Украина, в силу своего географического положения, являлась так же, как и Беларусь, воротами по транзиту нефти и газа из Сибири и Центральной Азии в Западную Европу. Это был единственный стратегический козырь обеих славянских республик. Исходя из этого, оба государства крепко держали в руках трубопроводы, проходящие по их территории. Пока в Москве различные фракции грызли друг другу глотки, Европейский союз сделал президентам Украины и Беларуси предложение, от которого было сложно отказаться. Продать контрольные пакеты акций компаний, контролирующих транзитные трубопроводы, группе европейских корпораций. За хорошие деньги, естественно. Все бы ничего, но тогда Ющенкович и белорус Лукошко лишались последнего, да, пожалуй, и единственного рычага влияния на общеевропейскую политику.

Европейцы скромно пожали плечами и высказали свое легкое недоумение, а спустя пару месяцев в мировой прессе появилась информация о секретных счетах белорусского правительства за границей, где аккумулировались деньги, полученные от торговли оружием. Затем то же самое повторили с украинскими счетами. Скандал получился грандиозным. Следом сомалийские пираты захватили украинский корабль с грузом боеприпасов и запчастей для бронетехники. Отпускать за выкуп экипаж и груз пираты отказались напрочь, и Ющенкович уже приказал армии и спецслужбам готовить операцию по освобождению, хорошо понимая всю ее рискованность. Но операции не потребовалось, так как достаточно было переговоров, которые провела в Женеве с анонимными представителями пиратов Олеся Тимощук. Это стало первым шагом к взлетевшей популярности женщины-премьера. Затем последовали успешные переговоры о кредитах для украинской экономики и многое другое. Ющенкович понимал, кто и зачем раскручивает Тимощук, но сделать с этим ничего не мог. Евросоюз был явно сильней, а Соединенным Штатам было мало дела до каких-то украинских трубопроводов. Свет в конце тоннеля, как ни странно, забрезжил с тех пор, когда в России, или, как ее сейчас называют, Руси, к власти пришел бывший министр обороны, некий Стрельченко, для ближайших соратников Стрелец. Первый свой визит Стрельченко совершил именно на Украину. Возложил цветы к памятнику жертвам Голодомора и произнес короткую речь, сказав, что от коммунистического режима пострадали миллионы славян. После чего при личной встрече с Ющенковичем в неформальной обстановке, как говорится, «без галстуков», предложил ему очень интересный вариант новых взаимоотношений между славянскими республиками бывшего СССР. Проект этот назывался: Славянская Конфедерация или Новая Киевская Русь.