logo Книжные новинки и не только

«Метаморфозы сознания» Вадим Скумбриев читать онлайн - страница 3

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Пять ящероподобных существ с рыбьими мордами. Сидят на склоне, топорщат спинные плавники и смотрят. Прямо на него.

— Капитан, может, вы всё-таки нам ответите? — не выдержала Фиона. — Что там такое?

— Животные, — коротко ответил Джеймс, продолжая изучать гостей в бинокль. — Какие-то рептилии, кажется.

— А смотрите, как будто армия Конго засаду устроила, — поддела его чёртова итальянка. Джеймс скривился, точно его заставили съесть свежий лимон. Пускай шутит. Ей в жизни не узнать, что такое засады в джунглях.

— Делайте свою работу, док, а я буду делать свою, — сказал он. Рыбомордые, несомненно, видели их, и — Джеймс был уверен — наблюдали. Он не был специалистом по животным, но изрядно насмотрелся на них во время африканских кампаний. Было что-то очень странное в этих рыбах-ящерицах, что-то от хищника, изучающего добычу и ждущего удобного момента для нападения. Но не такое, как на Земле. Что-то другое.

А знаешь ли ты, — мысленно обратился он к Фионе, — что может устроить самый обычный земной крокодил, если вовремя его не заметить в воде?

Ящерицы. Больше всего существа на холме напоминали земных ящериц, только размером с человека и прямоходящих. А морды всё-таки явно рыбьи, и эти плавники на спинах. Водяные они что ли? Хотя так и так — без воды им не прожить. Что они тогда забыли в пустыне, где никого и ничего нет? А воды — так особенно?

— Не хочу казаться параноиком, но эти твари меня пугают, — сказала Ольга. Джеймс мельком взглянул на неё — девушка уже установила сейсмограф и теперь разглядывала «ящериц» в собственный бинокль. — Они как будто следят за нами.

— Именно для этого у нас есть оружие и мужчина в команде, — хмыкнула Фиона. — Если они попробуют напасть, получат пулю.

Потрясающая для биолога любовь к природе, — подумал Джеймс.

— Заканчиваем и уезжаем, — коротко заявила Софи. Формально она считалась командиром экспедиции, и теперь воспользовалась этой властью. — Капитан, сфотографируйте этих существ. Нам они без надобности, но могут заинтересовать садистов из Биослужбы.

— Я, кстати, тоже оттуда, — обиделась Фиона, настраивая какой-то прибор.

— Сделаю, — меланхолично ответил Джеймс. Ольга, стоявшая у ровера, без лишних слов бросила ему фотоаппарат. Электроника шлема могла фиксировать изображения и самостоятельно, но не на таких расстояниях.

Но как только капитан взял группу в фокус, те словно по команде повернулись и исчезли за холмом. Джеймс успел сделать лишь один снимок.

— Какого! — громко воскликнул он.

— Ушли, — удивлённо сказала Ольга. — Как будто поняли, что их снимают.

— На Фрейе полно полуразумных существ, — Фиона оторвалась от прибора. — Есть и такие, что поумнее дельфинов будут. Скорее всего, они приняли ваше движение за агрессию.

— Ага, за триста ярдов-то, — не удержался Джеймс. Фиона вздохнула.

— Вы же не знаете, насколько далеко они видят, — буркнула она.

— Через этот раскалённый воздух и песок без очков черта с два они бы увидели хоть что-то. Умникам-астрономам стоило бы назвать планету не Фрейей, а Сетом.

— Сетом? — Фиона повернула голову. — Это кто?

— Древнеегипетский бог пустыни.

— А, мифология… — она тут же поскучнела.

— Довольно, — Софи направилась к роверу. — Мы закончили?

Фиона посмотрела на экран планшета.

— Всё работает как часы, сигналы идут.

— Тогда загружаемся и едем домой. Я хочу в душ.

Река Керлауг, 35 мая. Снежана Савицкая

Урча мотором, гидроцикл лихо рассекал жёлтую воду реки. Керлауг не уступала по размерам земной Амазонке, да и окружавшие реку джунгли очень походили на земные. Если не присматриваться, то и не поймёшь, что вокруг не Земля, а Фрейя. Разве что пылающая над головой Альфа не давала ошибиться.

— Подплываю к месту, — сказала Снежана.

— Сколько ещё? — раздалось в наушниках.

— Метров двести, — девушка щёлкнула кнопкой, и на несколько секунд обзорный экран шлема показал ей полупрозрачную карту местности. — Тёмная энергия, как же мне не хватает GPS!

— Ничего, мы так ещё долго жить будем, — захихикали наушники. — Привыкай, тут тебе не комфортная Земляшечка.

— Да уж привыкла за столько дней.

Она ловко повернула гидроцикл, окатив волной растущее прямо из воды дерево, и за очередным кустом увидела цель своего плавания — колонны автострады, идущие через размытый приливами берег. Хотя какая это автострада: узкая пластиковая лента, связывающая Мидгард с океанским портом, на которой для обгона нужно на встречку выезжать. На Земле даже городские улицы шире.

В этих местах река образовывала широкие «карманы» со стоячей водой, наполнявшиеся от приливов, и строители, не мелочась, протянули над ними мосты. Искривлять путь они не любили. Только теперь из-за этих дурацких колонн Снежане пришлось прервать короткий отдых между экспедициями и плыть за два километра, только чтобы посмотреть на сине-зелёную плесень. Грибок покрывал опоры сплошным слоем чуть ли не на треть высоты, и выглядело это, по мнению девушки, премерзко. Мало того, ей выдали специальную стеклянную банку для образцов, которую предстояло набить этой гадостью.

— Слушай, у наших умников что, не нашлось лишнего дрона для этой фигни? — недовольно спросила девушка.

— Роботов не так много, Снежка. Свободных людей больше. Вроде тебя. Что видишь?

— Вижу плесень, — честно ответила Снежана. — Или мох. Похоже и на то, и на другое.

На Земле она могла бы включить трансляцию изображения с закреплённой на шлеме крохотной камеры. Но на Фрейе спутниковая связь пока отсутствовала, а сотовая в этих джунглях работала с чудовищными шумами помех. Послать хотя бы фотографию нечего было и думать.

— Подробнее, — в голосе дежурного прорезались нотки нетерпения.

— Помолчи, Йозеф. Ты мне мешаешь.

Снежана вытащила гидроцикл на берег, сверилась с часами и вызвала на экран шлема справку — до прилива оставалось ещё около сорока минут. Проверила, заряжен ли пистолет. Двенадцать экспансивных пуль были готовы вылететь из ствола, только нажми на спуск. Ей всегда нравилось оружие — чисто мужским интересом к простым, но смертоносным механизмам. А здесь без него даже за город не пускали. Рай на земле.

Плесень появилась с неделю назад, но только вчера кто-то из речных патрульных додумался сообщить о ней в Центр контроля биологических угроз. Мало ли что это за инопланетная дрянь облепила стеклопластиковые опоры моста? А в Центре зашевелились и отправили человека посмотреть. То, что человек не был специалистом, никакого отношения к Центру не имел и вообще оказался на ближайшей станции наблюдения случайно, никого не заботило. Плесень же, не ядовитые змеи или кто там ещё, и с реки удобно зайти, не углубляясь в джунгли. Справится любой.

Впрочем, Снежана ещё не пресытилась путешествиями по Фрейе. Континентальный климат Харькова, откуда она была родом, изрядно действовал ей на нервы с самого детства. Летом — страшно жарко, зимой — страшно холодно, а что творится весной, лучше и не вспоминать. То ли дело Фрейя с её вечно тёплой погодой: ну точно рай.

Вооружившись скребком и банкой, девушка направилась к колоннам. Джунгли вокруг безмолвствовали. Здесь пролегала затапливаемая просека, ноги Снежаны вязли в иле, но приближаться к зарослям она не рисковала. Комбез комбезом, но и свою голову на плечах иметь надо.

— Интересно, — задумчиво сказала она, подойдя ближе к опорам. Плесень плотным слоем укрывала поверхность опор и окружала каждую рваным кольцом на земле. На миг Снежане показалось, что отдельные волоски гриба зашевелились при её приближении, но это, конечно, был только ветер.

Ну и дрянь, — подумала она.

— Рассказывай, — вновь раздался голос Йозефа.

— Плесень. Сине-зелёная, очень плотная на вид, с длинными волосками, как у мха. Чего ты ждёшь от меня, чёрт побери? Я пилот, а не учёный.

— Тогда бери образец и проваливай оттуда, — в голосе дежурного послышалось нескрываемое раздражение. — Соскобли до пластика, проверь, не нагадила ли она там чем-нибудь.

Снежана шагнула к колонне, и это оказалось ошибкой.

Не встретив твёрдой поверхности, её нога по щиколотку провалилась в густой ковёр плесени. От неожиданности девушка подалась вперёд, инстинктивно выставив перед собой руки — и всем телом упала прямо в мохнатую шубу.

Спасло её только то, что грибок ещё не успел слишком уж глубоко въесться в землю. Защитный экран шлема заполонил шевелящийся слой гнуси, затянутые в ткань комбеза руки полностью погрузились в плесень, но в конце концов всё же нащупали опору.

— Снежка! — донеслось из наушников. — Чт у т-бя т-м?

— Дерьмо, — прохрипела Снежана, выползая из плесневого ковра и пытаясь оторвать от комбеза лохмотья грибка. Ткань шипела в тех местах, где её коснулись сине-зелёные нити, а экран шлема помутнел и стал совершенно непрозрачным. — Йозеф! Йозеф, сука, отвечай!

— Я здесь, — хрипло донеслось из наушников. Кажется, кислота, или что там выделяла плесень, добралась до электроники шлема. — Снежка, т м-ня сл-шишь?

— Слышу, как аутиста-паралитика. Эта дрянь разъедает мой комбез и шлем!

— Ты ц-ла?

— Пока да.