Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Валерий Роньшин

Девочка с косой и другие ужасные истории

Стр-р-рашные истории

Неведомое существо Си

Давным-давно — сто миллионов лет назад — на Земле жили совсем другие люди. Не такие как сейчас. Рук у них не было, ног у них не было, голов у них не было. Вот так они жили. И никогда не умирали. А только рождались.

Но одной девочке, по имени Си, не хотелось только рождаться; ей хотелось — наоборот — не рождаться. Потому что она любила все делать наоборот.

Пришла девочка Си к Верховному Жрецу и сказала, что не хочет рождаться.

— Значит, ты хочешь умереть? — спросил Верховный Жрец.

— Как это? — не поняла девочка Си, потому что никто тогда не знал такого слова — умереть. Никто, кроме Верховного Жреца.

— Умереть — это и есть не рождаться, — объяснил Верховный Жрец.

— Да, да, да, — обрадовалась девочка Си. — Именно этого я и хочу.

— Значит, тебе надо на кладбище, — сказал Верховный Жрец.

— Куда? — вновь не поняла девочка Си, потому что слово «кладбище» тогда тоже никто не знал. Никто кроме, опять же, Верховного Жреца.

И Верховный Жрец объяснил:

— Давным-давно — сто миллионов лет назад — на Земле жили совсем другие люди. Не такие как сейчас. Они жили всего один раз, а потом умирали. И для умерших имелись специальные места под названием кладбища. Пойдем, я тебя покажу.

И Верховный Жрец привел девочку Си на древнее кладбище. И, воздев руки, произнес заклинание.

Тотчас появился ящик размером с девочку Си.

— Это гроб, — пояснил Верховный Жрец и произнес второе заклинание.

Тотчас появилась яма размером с гроб.

— Это могила, — пояснил Верховный Жрец и произнес третье заклинание.

Тотчас девочка Си оказалась в гробу, а гроб — в могиле. И его засыпало землей.

И пролежала девочка Си на кладбище сто миллионов лет. За это время на Земле произошло множество событий. Прежние люди с Земли куда-то исчезли. А вместо них, откуда ни возьмись, взялись динозавры с динозаврихами и бронтозавры с бронтозаврихами. А потом и они куда-то исчезли, зато снова откуда-то появились люди. Но совсем другие; не такие, какие были раньше. А с руками, ногами и головами… Поэтому им надо было: руками — работать, ногами — ходить, головами — думать.

Как-то раз выкопали они какое-то неведомое существо, которое пролежало в земле сто миллионов лет. А этим неведомым существом как нетрудно догадаться была девочка Си.

Странную находку поместили в музей. А на табличке написали:

...

НЕВЕДОМОЕ СУЩЕСТВО

ВОЗРАСТ СТО МИЛЛИОНОВ ЛЕТ

Руками не трогать

Девочка Си могла бы спокойно пролежала в музее еще сто миллионов лет, но в музей на экскурсию пришла другая девочка. По имени Катя. Прочитала она название на табличке и размечталась: «Да-а, прикольно было бы прожить сто миллионов лет».

А надо сказать, что девочка Катя, как и девочка Си, когда-то, любила все делать наоборот. Увидела Катя надпись «Руками не трогать», и, естественно, дотронулась до Си.

И…

И девочка Катя сразу же стала девочкой Си. А девочка Си сразу же стала девочкой Катей.

Повертела Си Катиной головой, посмотрела Си Катиными глазами и пошла Катиными ногами в Катин дом, где и прожила долгую и счастливую Катину жизнь.

А девочка Катя, став девочкой Си, осталась лежать в музее. И пролежала там сто миллионов лет. А потом… Впрочем, об этом «потом» — в другой раз.

Оса по имени Подлянка

В городе Львове жил молодой человек по фамилии Львов. К тому же его еще и звали — Лева. А вдобавок он еще и львов дрессировал в цирке. Лева входил в клетку со львами, и львы, по его приказу, чего только ни делали. А гвоздем программы — как это называют в цирке — был такой номер: Лева засовывал свою голову в пасть самому крупному льву. Зрители аплодировали и кричали: «Браво!»

В том же самом цирке работала акробатка Нелли. Она ходила на огромной высоте по натянутой проволоке, делала шпагаты, кувыркалась и висела вниз головой. Зрители ей тоже аплодировали и кричали: «Бис!»

Единственный зритель, который не аплодировал акробатке Нелли, был ее папа Прохор Петрович.

— Кош-ш-м-а-а-р, — тянул Прохор Петрович, глядя, как его дочурка висит вниз головой под куполом цирка.

А единственная зрительница, которая не аплодировала дрессировщику Львову, была его мама Калерия Ивановна.

— У-у-ж-ж-ж-ас, — тянула Калерия Иванова, глядя, как ее сынуля засовывает свою голову льву в пасть.

— Нет, вы только представьте, Калерия Ивановна, — говорил Прохор Петрович. — Если вдруг в цирк залетит оса и ужалит льва в губу, он же сразу непроизвольно сомкнет от боли челюсти и откусит вашему Левочке голову.

Калерия Ивановна тут же себе это представляла и чуть в обморок не падала от страха.

— А представьте, Прохор Петрович, — в свою очередь говорила Калерия Ивановна, — что эта оса ужалит вашу Неллечку в ногу. Ведь она же сорвется с проволоки и разобьется.

Прохор Петрович тут же себе это представлял и тоже чуть было в обморок не падал от страха.

А неподалеку от Калерии Ивановны и Прохора Петровича сидела оса по имени Подлянка.

«Клас-с-с, — потирала она свои лапки, слушая разговор Калерии Ивановны и Прохора Петровича. — Пожалуй, прямо сейчас так и сделаю: ужалю льва в губу, и пусть он откусит голову этому дураку Львову; а потом ужалю эту дуру Нельку в ногу, пусть-ка она сорвется с проволоки и грохнется на арену.

И оса Подлянка — зззззз — полетела к арене, где в это самое время дрессировщик Львов в очередной раз засовывал в пасть льва свою голову. Подлянка села на верхнюю губу льва да ка-а-ак вонзит свое острое жало в эту самую губу. Лев, взвыв от боли, сразу же невольно сомкнул челюсти…

Вернее, хотел сомкнуть.

Но у него ничего не получилось. Потому что дрессировщик Львов перед исполнением номера предусмотрительно закатал льву нижнюю губу. Поэтому-то, даже если бы льва ужалили тысячи ос, он все равно бы не смог сомкнуть челюсти.

— Ну мед горелый! — выругалась оса Подлянка и — зззззз — полетела под купол цирка, где в это самое время акробатка Нелли ходила по проволоке. Подлянка села акробатке на правую ногу и вонзила в эту ногу свое острое жало. И…

И ничего не случилось.

Потому что акробатка Нелли перед выступлением предусмотрительно надела трико из эластичной ткани, которую никакими жалами не проткнешь. А если бы оса Подлянка ужалила акробатку Нелли, предположим, в щеку или в нос, то все равно бы ничего не случилось; потому что Нелли предусмотрительно наложила на лицо толстый слой грима, который тоже никаким жалом не проткнешь. Да даже если бы, опять же предположим, акробатка Нелли вдруг случайно и сорвалась с проволоки, она все равно бы не упала на арену, потому что к поясу акробатки был пристегнут невидимый для зрителей канатик. Для страховки.

Кто-то скажет: «Ага-а, так значит, в цирке сплошной обман, раз лев, даже случайно, не может откусить голову дрессировщику; а акробатка, даже случайно, не может грохнуться из-под купола на арену».

Нет, друзья мои, не обман, а — пред-став-ле-ние.

Ведь в цирке есть еще и фокусник, который распиливает свою ассистентку на две половинки… Короче, обмануть зрителей в цирке нетрудно, потому что зрители сами рады-перерады там обманываться.

Да и не в этом суть, мои маленькие читатели и читательницы. А суть в том, что когда вы станете большими читателями и читательницами, вы на личном опыте убедитесь, что в жизни полным-полно вот таких ос-подлянок, всегда готовых вас ужалить в самое неподходящее время и в самое неподходящее место.

Поэтому будьте — пред-усмот-ри-тель-ны.

Или — проще говоря — не раскатывайте губу.