Валерия Чернованова

Проклятие Владык

Пролог

Затаив дыхание, я шагнула в бездну вслед за тем, кто стал для меня сердцем и душой. Я шла за мечтой, потерянной где-то на горизонте. Назад пути не было. Впрочем, назад пути не было никогда. Ведь однажды я сделала свой выбор… Теперь мне предстояло выбрать еще раз…

Я заглянула в родные и любимые глаза, мечтая отыскать в них себя. Но ничего, кроме осколков холодного льда, острой болью полоснувших сердце, в них не осталось. Я стояла за чертой, на краю бездны. Спасти его и потерять себя… Или…

— Ну же, решай! — Ядовитое шипение разорвало окутавшую нас тьму.

— Я выбираю… — Золотые песчинки медленно падали вниз, касались дна часов, приближали мой конец. Одна, вторая, третья… Еще немного, и не останется ни одной…

Я в последний раз взглянула на свою мечту и закрыла глаза… Воспоминания вихрем пронеслись в голове, отбросили в прошлое…

Глава первая

Нет такой большой и сложной проблемы, от которой нельзя было бы сбежать.

N. N.
Санкт-Петербург. Наши дни

Анастасия

Я мчалась сквозь ночь навстречу неизвестности. Слезы катились из глаз, тело била крупная дрожь, сердце отстукивало бешеный ритм, словно готовилось выпрыгнуть из груди. Мысли мелькали в голове со скоростью сверкающих фонарей, бегущих по кромке автострады.

«Как он мог так со мной поступить?!» — барабанной дробью в такт дождю стучало в висках. Дробь рассыпалась на мириады звуков, подобные мириадам крохотных песчинок, болью отзываясь в сознании. Вот гад! Мало того что я убила на него последние три года жизни, так он и на работе сумел подставить меня, холодную, расчетливую стерву (подобными словами заглазно награждали меня коллеги и друзья), потратившую полгода на то, чтобы получить этот проект! Это был мой шанс подойти на один шаг ближе к мечте. К моей мечте! И этот шанс я упустила. Точнее, мой будущий муж забрал его у меня!.. Теперь уже бывший будущий…

— Ну держись, сволочь… Ты за это ответишь! — прошипела я сквозь зубы.

Вспомнила его прощальную ухмылку, озарившую финал наших отношений, еще сильнее надавила на педаль газа и резко крутанула руль на повороте вправо. Это была моя ошибка. Как я потом поняла — моя последняя ошибка в этой жизни и в этом мире. Я не справилась с управлением и полетела в пропасть…


Очнулась в просторной светлой комнате с белыми стенами и сводчатым потолком. В помещении не имелось даже намека на мебель, зато существовало десять дверей, ведущих в неизвестность. «Куда я попала?» — сверкнула слабая мысль и тут же затерялась где-то в осколках разрушенного сознания.

Я прикрыла глаза рукой и, щурясь от слепящего света, мягкими волнами струящегося откуда-то сверху, попыталась пошевелиться, но застонала от сильной боли, пульсирующей в висках. Мое многострадальное тело находилось в плачевном состоянии.

— Здравствуй, Нарин. Мы тебя давно ждем!

Я вздрогнула и повернула голову в ту сторону, откуда доносился мягкий мелодичный голос. «Ух, ничего себе! Наверное, я попала в рай, а это прекрасное создание — ангел!» — неожиданно пронеслось в голове.

Застыв посреди комнаты в почти балетной позе, сложив руки на груди и едва касаясь земли кончиками пальцев, на меня смотрела красивая… ну просто очень красивая женщина! Такая женщина смогла бы свести с ума даже евнуха. A добрая половина представительниц прекрасного пола удавилась бы от зависти, глядя на нее. Великолепная фигура, блестящие светлые волосы, идеальные черты лица… В ней не было ни одного изъяна — хотя мне очень хотелось найти хоть какой-нибудь маленький недостаточек! Рассматривая красотку, я не сразу обратила внимание, как она меня назвала.

— Мое имя — Аттеа. Я — Хранительница судеб, — бесшумно подплыла женщина ближе.

— Я умерла? — «Ничего умнее спросить не могла?» — проснулось-таки мое неистребимое alter ego. Как всегда, в самый неподходящий момент. — Простите, как вы меня назвали?

— Нарин — твое настоящее имя, то, другое, тебе дали твои земные родители. — Хранительница заглянула мне в глаза, и я почувствовала, как душу сжимают холодные тиски страха. Не выдержав пронизывающего взгляда прекрасных очей, я отвернулась и отпрянула в сторону. Чувствовалось в незнакомке что-то холодное и отталкивающее, что-то, что заставило меня насторожиться. — А насчет того, умерла ли ты… — женщина на секунду задумалась. — К сожалению, твой земной путь закончился. Тебе предстоит перейти в новую жизнь…

Я нервно попыталась ущипнуть себя, надеясь проснуться. Вот черт! Какой странный сон… и почему-то неправдоподобно реальный…

— Перестань дергаться! Это не сон, ты не проснешься! — стараясь скрыть раздражение, произнесла Хранительница.

Действительно, как же мне проснуться?! Может, попробовать стукнуть себя чем-нибудь тяжелым?

— А здесь я что делаю? — ну вот, сейчас опять начну истерить! — И что это за двери? Здесь у вас что-то вроде распределителя в ад, рай или куда-то там еще?.. Может, есть другие варианты? — Господи, что я несу!

Показная приветливая улыбка исчезла с лица Хранительницы.

— Не язви! Даже после смерти ты не изменилась! Хотя обычно смерть вас меняет. Мы уже давно наблюдаем за тобой…

— И как успехи? — ехидно осведомилась я, но, заметив молнии, засверкавшие в голубых глазах, на мгновение примолкла. Все, когда-нибудь точно отрежу себе язык… Если мне не помогут… — А кто это — мы? Кроме вас, я здесь пока никого не заметила.

Хранительница молчала. Она продолжала сверлить меня ненавидящим взглядом, ядовито улыбалась и не забывала при этом осторожно продвигаться в мою сторону.

Растерянность и страх уступили место раздражению. Блин, ну куда я попала?! Допустим, я умерла. Тогда чего эта белобрысая от меня хочет? И почему за мной наблюдали?! По ее кислой физиономии не скажешь, что она рада меня видеть.

— Мы — это я и другие Хранители судеб.

— И что вам от меня надо? — Я бросила быстрый взгляд на одну из дверей. Интересно, куда она ведет?

Зловещая улыбка стала шире.

— Так, сущий пустяк. Ты должна подписать вот это.

В руках женщины что-то сверкнуло, непонятно откуда появились чистый лист бумаги и золотое перо. Черт, ну прямо сделка с дьяволом какая-то! Мне все это начинало не нравиться. Очень не нравиться…

— Что это? — Я отступила на несколько шагов, нервно оглянулась по сторонам.

Бежать было некуда. Разве что попробовать заглянуть в одну из дверей…

— Ерунда, небольшая формальность. Так мы поступаем со всеми, кто покинул этот мир и отправляется в новую жизнь. Ведь ты же не хочешь остаться здесь навсегда? — Аттеа обвела комнату задумчивым взглядом и начала приближаться ко мне со странной полуулыбкой, похожей на оскал гиены.

Что-то в ее словах настораживало, но я не могла понять что. Голубые глаза смотрели с нетерпением…

Хранительница протянула перо, заставила мои слабые и непослушные пальцы взять его. В памяти на мгновение вспыхнула картина: я, трехлетняя девочка, играю на берегу моря. Ко мне походит Аттеа, улыбается точно так же, как сейчас, протягивает перо и свиток. Я тяну к ним свои ручки, но вдруг ни с того ни с сего начинаю плакать. Потом, вскочив на ноги, убегаю.

Меня окатило волной необъяснимого страха. Как тогда, в детстве.

Времени на раздумья не было. Я схватила перо и вонзила его в руку ведьмы. Отпрыгнула от Хранительницы на пару метров, сделала кувырок и, толкнув одну из дверей… полетела куда-то вниз, во тьму. Издалека до меня донеслись крики разочарования, досады и наглое обещание того, что мы еще непременно встретимся…

Глава вторая

Бывает так, что человек и порядочный, и скромный, а вот не умеет этого показать.

N. N.
Нельвия. Геллион. 5731 год правления династии де Фэй

Нарин

В себя я приходила долго. Почему-то очень не хотелось открывать глаза и делать какие-то движения. Не знаю, сколько бы еще я так провалялась, но какой-то идиот решил вылить на меня ушат ледяной воды! Брр…

— Кто вы такая и как здесь оказались?!

Приоткрыв один глаз, я осторожно посмотрела на нарушителя моего спокойствия. Уперев руки в бока и напустив на себя грозный вид, надо мной возвышался пожилой мужчина в темно-синей мантии и такого же цвета колпаке с кисточкой. Прямо волшебник из диснеевских мультиков! Ему бы еще волшебную палочку…

— Вы оглохли?!

Нет, ну какой нетерпеливый! Даже в себя не дает прийти! Я попыталась подняться, но тело отказывалось слушаться. Сегодня явно не мой день. Второй раз падаю! Как еще кости целы? Надеюсь, на сегодня с полетами покончено… До моего слуха донеслось напряженное сопение, и я вспомнила о новом знакомом.

— О чем вы там спрашивали? Ах да! Как меня зовут и что я здесь делаю? Мое имя — Нарин, — непонятно почему ляпнула я. — А насчет второго вопроса, думаю, так сразу я на него и не отвечу… A у вас нет чего-нибудь от головной боли? Кажется, мой «котелок» сейчас взорвется…

Явно не поняв слов о «котелке», но уловив общий смысл сказанного, старик вздохнул и стал доставать с полок различные склянки. Я присмотрелась к «волшебнику». Седой, с длинной бородой и мелкой сеточкой морщин вокруг глаз, он производил впечатление вечно занятого и умудренного жизнью старца. Пока новый знакомый возился с пробирками, я решила осмотреться.

И только сейчас поняла, где нахожусь. Оказывается, меня угораздило приземлиться в небольшую лабораторию этого милого человека, прямо на ворох свитков и пожелтевшей от древности бумаги. Лаборатория явно нуждалась в генеральной уборке. Клочья пыли, грязь, паутина… И как еще это заведение не закрыли за нарушение санитарных норм?.. Повсюду громоздились стеллажи с пробирками и колбами. Прямо возле окна стоял добротный деревянный стол, заваленный какой-то ерундой, в правом углу я заметила книжный шкаф. Книги всегда были моей слабостью, и поэтому сейчас, превозмогая боль, я стала ползком пробираться к шкафу. Заметив на нижней полке самый толстый и запыленный фолиант, протянула руку, чтобы достать его…

— Стойте! Что вы делаете?! — завопил «волшебник».

Я поморщилась и с силой сжала виски, тщетно пытаясь справиться с очередным приступом головной боли. И чего так орать? Я только хотела книгу полистать, картинки посмотреть, если, конечно, они там имеются…


Через несколько минут мы уже сидели за рабочим столом «волшебника», вели непринужденную беседу и попивали чай с горячими булочками. После того как в меня влили какую-то мерзкую на вкус микстуру, голова почти не болела. Мой новый знакомый оказался неплохим стариком (ну, может быть, чуть истеричным!), и мы легко нашли общий язык. Звали его Анастеос. Он оказался придворным магом (кошмар, куда я попала?!) в королевстве Нельвия.

— Дитя, то, что ты мне рассказала, — очень странно. Мы никогда не слышали о Хранителях судеб и иных мирах.

— Вы думаете, это мое воображение разыгралось после двух ударов темечком об пол? — Я развалилась на стуле и, выбрав из кучи хлама пожелтевший лист бумаги, начала им обмахиваться.

— Честно говоря, я не знаю, что думать, — нервно теребя длинную белоснежную бороду, протянул маг. Потом, тяжело вздохнув, отвел взгляд в сторону и замолчал.

— Но вы поможете мне отыскать дорогу в мой мир?

Блеснувший в душе на мгновение лучик надежды погас после краткого ответа:

— Думаю, это невозможно. Судя по твоему рассказу, ты умерла в своем мире и не можешь туда вернуться.

— Что же мне теперь делать?! — крикнула я, перестав сдерживать рвущееся наружу отчаяние.

— Постарайся успокоиться и не думать об этом… Пока не думать. — Анастеос поднялся и направился к двери. — Мне сейчас нужно отлучиться, кое с кем переговорить. Побудь здесь и никуда не выходи. Ты не похожа на наших дам, так что сразу привлечешь к себе ненужное внимание.

— Чем же я так отличаюсь от ваших женщин? — Мне не улыбалось сидеть взаперти среди пробирок с подозрительного цвета жидкостями, в то время когда открывалась редкая возможность посмотреть на другой мир. Хотя бы на его маленькую часть.

Старик усмехнулся и окинул меня задумчивым взглядом.

— Да всем! Одна твоя одежда чего стоит!

Я машинально посмотрела на свои черные брючки-шаровары и легкую майку стального цвета. Да-а, прикид не для средневековья.

— И лицо у тебя необычное… — он помедлил, прежде чем закончить. — Запоминающееся. Знаешь, ты очень красива.

Анастеос ушел, оставив меня одну. Я проводила его взглядом, широко зевнула и невольно улыбнулась, польщенная комплиментом. Потом подошла к окну, задумалась. Никогда не считала себя красавицей. Просто симпатичная девушка. Чем я действительно гордилась — так это густыми черными волосами и большими темно-карими глазами. Особых комплексов из-за своей внешности я, честно говоря, тоже не испытывала. Какая есть, такая есть. С этим ничего не поделаешь.

Через секунду все-таки решила выглянуть в окно, выходящее в сад. Неподалеку от мраморного фонтанчика, расположенного рядом с лабораторией, находилась беседка, увитая плющом или, скорее всего, другим, очень похожим на него растением. В беседке сидели четыре молоденькие девушки и о чем-то оживленно спорили. В тот же миг из-за угла вышли два молодых человека и присоединились к спорщицам. По-видимому, обсуждался очень важный вопрос. Девушки что-то громко доказывали своим кавалерам, обмахивались веерами, смеялись и при этом не забывали строить улыбающимся парням глазки.

«Хорошо им, — завистливо вздохнув, подумала я. — Они у себя дома. А что делать мне в этом чужом для меня мире?!»

Чтобы хоть как-то отвлечься от грустных мыслей, я решила еще раз оглядеться и изучить лабораторию. К книжному шкафу больше не приближалась: Анастеос сказал, что на каждый фолиант наложено охранное заклинание и любой, кто попытается взять книгу, превратится в кучку пепла. Жестокий, однако, у них юмор.

Я прошлась вдоль стеллажей, заглянула в каждую колбу и пробирку, налила себе очередную чашку чая и выпила его с очередной булочкой. Прошло около часа, а маг все не возвращался. Промаявшись без дела еще минут пятнадцать, я решила выйти в коридор, совершенно позабыв о предостережениях Анастеоса. Любопытство в очередной раз одержало верх над здравым смыслом. Впрочем, этого самого здравого смысла у меня никогда не было. Я дошла до конца полутемного коридора и наткнулась на массивную деревянную дверь. К счастью, дверь была не заперта. Открыла ее, быстро спустилась по крутой лестнице и очутилась в просторном и светлом коридоре. Огляделась по сторонам и, не найдя ни души, пошла дальше.

Как же у них тут все красиво… На стенах висело множество картин: портреты, пейзажи, натюрморты. Потолок покрывали витиеватые узоры, пол устилали толстые ковры, позволяющие ступать мягко и бесшумно.

Пусто. Тихий час, что ли? Куда все подевались? Пройдя еще несколько метров, я наконец услышала голоса. Они быстро приближались, а через минуту передо мной предстали и их обладатели. Трое юношей заметили меня, неуверенно переглянулись и замерли, приоткрыв от удивления рты. Хм, они на всех так реагируют или только я сегодня вызываю бурю эмоций?

— Привет, мальчики. Почему остановились? Я вас не задерживаю! — я ухмыльнулась, скрестила руки на груди и застыла в ожидании реакции.

Первому парню на вид было около двадцати. Симпатичное личико обрамляли пшенично-золотистые кудри, светло-голубые глаза смотрели на меня с интересом. Даже веснушки не портили эту милую мордашку. Прямо какой-то сказочный принц! Двое других были похожи друг на друга как две капли воды. Судя по всему, близнецы. Высокие, стройные, темноволосые, с шальными серыми глазами и — боже! — с заостренными ушами. Нелюди! Отличались юноши только прическами. У одного волосы были коротко острижены, у другого собраны в хвост.

Первым пришел в себя белобрысый красавчик:

— Сударыня, что вы делаете в этом крыле дворца? Здесь посторонним находиться запрещено.

Сероглазые часто закивали, подтверждая слова приятеля.

— Ну, во-первых, я не посторонняя, а внучка мага Анастеоса, — эх, была не была, буду врать, решила я. А что делать? Остается надеяться, что старик не сильно расстроится, узнав о существовании «любимой внучки». — А во-вторых, почему бы вам не представиться? А то как-то невежливо получается.

Остроухие приблизились ко мне и склонились в шутливом поклоне.

— Сударыня, позвольте представиться. Меня зовут Рэйтон. А вот этот обстриженный эльф — мой брат Стэнтон.

— Эльф? — не сразу дошло до меня.

А когда дошло, я готова была сползти вниз по стеночке и, театрально вздохнув, потерять сознание. Спасла положение вовремя выставленная в сторону правая рука, которая нашла эту «стеночку» и мертвой хваткой вцепилась во что-то твердое и, по всей видимости, деревянное. Как потом выяснилось, этим «чем-то» оказалась картинная рама, так удачно спасшая меня в неловкой ситуации.

Пока я стояла и с тихим ужасом вращала глазами, пытаясь переварить услышанное, Стэнтон толкнул близнеца в бок и скорчил обиженную мину.

— Я не обстриженный! Просто этот болван, — он покосился в сторону Рэйтона, — решил подшутить надо мной и, пока я спал, обрезал мою косичку. Как я теперь в школе покажусь?! — Стэнтон отвесил брату подзатыльник и вновь повернулся ко мне.

— Что здесь такого? Мне всегда нравились мужчины с коротким ежиком на голове, — медленно приходя в себя, пропищала я. Потом, почувствовав, что шок прошел, постаралась взять себя в руки и очаровательно улыбнулась сероглазым ушастикам. — Кстати, мое имя — Нарин! — опять я сказала это! — А как зовут вашего золотоволосого друга?

Прежде чем близнецы успели представить товарища, застенчивый наш сделал шаг вперед и поцеловал мою руку.

— Меня зовут Лориэн. И я очень рад знакомству с вами, Нарин. Теперь я ваш преданный слуга, — бросив на друзей многозначительный взгляд, юноша продолжил: — Но как же Анастеос разрешил вам выйти в таком… хм… виде?

Второй раз за сегодняшний день я оглядела себя. И чего привязались? По-моему, классно выгляжу. Ну может, слегка помято. Но не каждый же день разбиваешься на машине и оказываешься в другом мире!

— Просто ваша одежда выглядит очень… откровенно, — блондинчик стал похож на рака.

— Ничего подобного. Это у нас на селе мода сейчас такая. Последний писк, между прочим. — Я кокетливо крутанула плечиком и взмахнула веером черных ресниц.

— А вы из какой части Нельвии? — задал ненужный вопрос Рэй.

— И что такое «село»? — добавил его брат.

Ну и что мне ответить? Я совсем не знаю географии этой страны. Хотя о чем это я? Я в принципе вообще не знакома с этим миром. Ладно, сейчас что-нибудь придумаю…

— Я живу в далекой глуши. А село — это что-то наподобие города, только намного меньше… Диканька называется! — надеюсь, Гоголя они не читали.

— Ди-кан-ка, — медленно, по слогам произнес Стэнтон. — Странное название. Никогда не слышал о таком.

— И не надо. У нас там ловить нечего. Вот я и решила перебраться к «дедушке» в столицу. Поближе к цивилизации. А куда вы так спешите? — гипнотизируя новых знакомых наполненным искренностью взглядом, попыталась я сменить тему.

— А ты умеешь хранить секреты? — вопросом на вопрос ответил Рэйтон.

— Я — могила! — проведя рукой вдоль рта, уставилась на ребят в предвкушении какой-нибудь пакости.